Как Россия не колонизировала Новую Гвинею

Его называли прожектером, пуфом и царьком. «Моя Планета» о Миклухо-Маклае и мечте его жизни — создании свободного государства папуасов.

 

 

Противоречивая личность

 

Слева: Николай Николаевич Миклухо-Маклай. Справа: Николай Николаевич со слугой Ахматом, сопровождавшим его в 1870-х


Николай Николаевич Миклухо-Маклай родился 17 июля 1846 года в селе Языково-Рождественское Новгородской губернии. Образование получил в Германии, а значительную часть жизни провел в экспедициях (читать «Правила жизни Миклухо-Маклая»).


Вопрос его национальности открыт до сих пор, шотландские корни ученого не подтверждены. «В нашей семье не было квасного патриотизма, нас воспитали в уважении всех национальностей», — говорил брат Николая Николаевича Михаил. Сам Николай Николаевич в автобиографии написал о себе в третьем лице: «Ник. Ник. представляет собой смесь элементов: русского, германского и польского».


У современников он вызывал негативные чувства. Его звали прожектером, пуфом и царьком. Лишь Лев Толстой признавал важность трудов Миклухо-Маклая: «Вы первый несомненно опытом доказали, что человек везде человек, то есть доброе общительное существо, в общение с которым можно и должно входить только добром и истиной, а не пушками и водкой».

 


Ротей vs Бука


 

В октябре 1870 года на собрании Российского географического общества Николай Николаевич представил проект экспедиции на острова Тихого океана. У присутствующих возник логичный вопрос: зачем России столь удаленные земли?

C собой НН вез любимую лампу, изготовленную… из черепа и локтевых костей возлюбленной, которая перед смертью завещала ему часть себя

Но Миклухо-Маклаю одобрение географов не требовалось. Он получил заграничный паспорт «дворянина, командированного с ученой целью» и отправился в Новую Гвинею на борту корвета «Витязь», на который был приписан Морским министерством. Путешествие до островов длилось почти год. C собой НН вез любимую лампу, изготовленную… из черепа и локтевых костей возлюбленной, которая перед смертью завещала ему часть себя. Ученый был сентиментален. 20 сентября 1871 года корвет вошел в залив Астролябия, в северо-восточной части острова.

На мысе Гарагаси Миклухо-Маклай провел год. За это время он исследовал территорию острова, составил описание флоры и фауны, переименовал залив Астролябия в Берег Маклая

Жители Папуа, из века в век ожидавшие в свои пенаты второго пришествия бога Ротея, подплыли к кораблю на своих юрких лодках, нагруженных дарами. Встреча прошла прекрасно, хотя ни те ни другие друг друга толком не понимали. Когда же аборигены отчалили, команда на радостях дала залп из пушек. Нетрудно догадаться, что парламентарии моментально испарились в джунглях, а добрый бог Ротей превратился в злого кровожадного Буку. Ошибку Миклухо-Маклаю и членам команды разъяснил неробкий парень-папуас по имени Туй. Запомните это имя — его обладатель станет главным помощником Миклухо-Маклая по освоению далеких земель.

 

 

Несмотря на скомканное первое знакомство, Миклухо-Маклай принял решение остаться и начал обустраиваться. Построил хижину на мысе Гарагаси и взялся за изучение языка. Туй заходил в гости, рассказывал о жизни на островах. С другими местными отношения не складывались.
 

Помог случай. Туй повредил голову, и помочь ему смог лишь НН. Отныне местные перестали воспринимать чужака как злого Буку и даже пригласили в деревню. Правда, женщин и детей все равно спрятали.


На мысе Гарагаси Миклухо-Маклай провел год. За это время он исследовал территорию острова, составил описание флоры и фауны, переименовал залив Астролябия в Берег Маклая и стал для аборигенов белокожим богом — Каарам тамо («лунный человек»).


Тем временем в России и Европе были уверены: исследователь давно погиб. Газета «Санкт-Петербургские ведомости» даже опубликовала некролог, а ведь газетчики всегда и все знают лучше всех!

 

Клипер «Изумруд», подошедший к острову в декабре 1872 года, застал еще живого, хотя и сильно больного Николая и его спутника-шведа. А вот темнокожий мальчишка-слуга (его так и звали: Бой) до прихода судна не дожил. Провожали ученого островитяне пышно. К тому моменту они называли его Тамо-боро-боро — «наивысший начальник».

 


Папуасы тоже люди

 

Слева: немецкий естествоиспытатель и философ Эрнст Геккель и русский этнограф, антрополог, биолог и путешественник Николай Николаевич Миклухо-Маклай. Справа: Николай Николаевич со слугой Ахматом


В мае 1875 года до ученого дошли слухи, что Англия готовит аннексию восточной части Новой Гвинеи. Эта новость ошарашила ученого. Он отправил письмо Семенову-Тян-Шанскому, руководителю РГО, с просьбой установить протекторат России над Новой Гвинеей.

В то время считалось, что представители черной расы являются переходным биологическим видом от обезьяны к Homo sapiens. Миклухо-Маклай опроверг это

Петр Петрович переслал письмо в высшие инстанции, но император Александр II проект Маклая не оценил: дорого, далеко и незачем. Николай Николаевич стал готовиться к экспедиции самостоятельно. И уже 27 июня 1876 года шхуна «Си Берд» голландца Шомбургка с ученым на борту вошла в залив Астролябия.

 

Старое жилище Маклая уничтожили термиты. Но главное — папуасы не забыли Тамо-боро-боро. В этот приезд Миклухо-Маклай плотно занимался антропологией. В то время считалось, что представители черной расы являются переходным биологическим видом от обезьяны к Homo sapiens (подробнее о происхождении рас читайте в нашем материале «Черно-белые люди»). Миклухо-Маклай опроверг это. Умом его завладела идея создать Папуасский союз, находящийся под защитой европейских государств: России, Британии и Германии.


Прошло полгода. Судно за ученым все не шло. Привычные съестные припасы заканчивались, как и писчая бумага. Пришлось использовать страницы книг. Но главное — таяло драгоценное время. Ведь Маклай думал, что аннексия скоро начнется. …Прошел еще год, прежде чем в заливе показалась шхуна «Флауэр оф Ярроу», которая приплыла за ним.

 

Перед тем как подняться на борт, Маклай поговорил с вождями, наказывая: если на острове появятся белые, местные должны прятаться. Также он показал папуасам тайные знаки, по которым они смогут узнать человека от Тамо-боро-боро. И вот шхуна покинула залив.

 

 

Попытка реализовать мечту

 

 

Спустя четыре года Маклай представил британцам «Проект развития Берега Маклая». Как ученый и исследователь он знал об ошибках колонизаторов и надеялся, что «его» аборигены не повторят печальной участи туземных племен.

 

Цель «Проекта» заключалась в создании Большого совета деревенских старейшин. Себе ученый определил должность консультанта и министра иностранных дел. Британии отвел роль старшего брата. Но англичан подобная щедрость не заинтересовала. Такое же предложение Николай переадресовал управляющему российским Морским министерством Шестакову. И вновь отказ. Зато другая инициатива ученого — создание заправочной базы в Новой Гвинее для русского флота — заинтересовала даже императора. Шестакову поручили заняться проработкой инициативы. Тот, в свою очередь, передал задание командующему судами Российской империи в Тихом океане контр-адмиралу Николаю Васильевичу Копытову.


Началась подготовка к путешествию. В середине марта 1883 года корвет «Скобелев» с Миклухо-Маклаем на борту прибыл в воды Микронезии.

 

Третье пребывание Николая среди аборигенов оказалось самым коротким — восемь дней. Выяснилось, что местные, которых он знал, умерли, в том числе и Туй. Деревня Бонгу обезлюдела. Маклай был подавлен. Он решил, что «Проект» нужно видоизменить, а во главе союза должен встать он сам. Пообещав папуасам, что скоро вернется, Николай покинул остров. Параллельно с этим Копытов исследовал гавани, но ни одна не подошла из-за удаленности от океанских коммуникаций.

 


Амбициозный план

 

Слева: Николай Николаевич позирует на камеру. Справа: Маргарет (Робертсон) Миклухо-Маклай с сыновьями Александром и Владимиром

 

Накаляющаяся обстановка вокруг Новой Гвинеи заставила Николая написать императору — уже Александру III — очередное письмо с предложением российского протектората над папуасами. И вновь Шестакову пришлось разбираться с «Проектом» и отчетом Копытова. Итог предсказуем: НН не мог рассчитывать на поддержку России. Тем временем юго-восточная часть Новой Гвинеи стала британской. Правительство австралийского штата Квинсленд объявило остров своей собственностью и направило документы в Лондон. Австралийцы сыграли на опережение, боясь, что эти земли присвоит Германия.

Затем власти Сиднея объявили Николаю, что земля, на которой находится его дом, передается военным. Находясь в разбитом состоянии, Маклай решил вернуться в Россию, но от своей идеи не отказался

Ученый посчитал, что именно русский «Скобелев» подтолкнул правительство Квинсленда к аннексии. О страхе перед Германией он не догадался. Поспешив с выводами и не разобравшись в проблеме, Маклай отправил очередные письма в Россию, Англию и Германию. Ожидая ответа, летом 1883 года Николай перебрался в Сидней и продолжил исследовательскую работу. Тогда же женился на своей старой знакомой — Маргарет Робертсон.

 


Британо-германский «междусобойчик»

 

Николай Николаевич Миклухо-Маклай

 

Немцы не ответили. Зато осенью 1884 года доверенное лицо германской Новогвинейской компании Отто Фиш, с которым Миклухо-Маклай познакомился в Сиднее, прибыл на Берег Маклая. Выдав себя за родственника исследователя, он купил землю под угольную базу и плантации. Затем в залив Астролябия вошел немецкий крейсер и… северо-восточная часть Новой Гвинеи оказалась германской. В панике Николай послал телеграмму с протестом Бисмарку. В ответ — привычная тишина. А немцы и англичане полюбовно договорились о разделе Новой Гвинеи в начале 1885 года.


Затем власти Сиднея объявили Николаю, что земля, на которой находится его дом, передается военным. Находясь в разбитом состоянии, Маклай решил вернуться в Россию, но от своей идеи не отказался. В столичной газете «Новости и Биржевая газета» публикуется заметка с приглашением всех желающих отправиться на Берег Маклая для создания свободного государства. Но Александр III затею не поддержал.


Вердикт сломал ученого. Многочисленные заболевания обострились, и 2 апреля 1888 года Николая Николаевича не стало. Вдова распорядилась выбить на могильной плите заглавные буквы фразы «Nothing but death can separate us» («Только смерть может разлучить нас»). И после похорон отбыла в Сидней.

 

 

В этом году, спустя полтора века после описываемых событий, потомок Николая Николаевича Миклухо-Маклая Николай Миклухо-Маклай повторил путь своего прославленного предка. Выставка фотографий, сделанных путешественниками в Папуа — Новой Гвинее прошла в Санкт-Петербурге осенью этого года. А уже в марте 2018 планируется открыть туристический маршрут из России в Папуа — Новую Гвинею.

 


В оформлении использованы кадры из диафильма «Человек среди людей». © Студия «Диафильм». Госкино СССР, 1976 год

19
Читайте также
Загрузка...
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.