Экспаты о России и русских: швед Бьорн Нильссон

 

«Моя Планета» узнала о том, как живется в России человеку, который не привык праздновать 8 Марта, никогда не видел настоящую babushky и не умел гулять «просто так».

 

Некоторые иностранцы, перед тем как лететь в Россию, любят читать последние новости, смотреть ролики на YouTube. Я же всегда думал о России абстрактно — как о большой неведомой стране, которая, как мне казалось, может быть в чем-то небезопасной для посещения. Так что я никогда особо не планировал свой визит. До тех пор, пока не начал встречаться с русской девушкой.

 

Я родом из Эрншельдсвика — маленького городка на севере Швеции. Россия для меня началась с Кавказа, куда я приехал впервые как турист, чтобы совершить восхождение на Эльбрус.

 

 

Когда я сюда летел, хотел узнать три вещи: как выглядят здания эпохи коммунизма, какой вкус у борща и как выглядит русская babushka. Я всегда думал, что бабушка — это матрешка, и долго смеялся, когда мне объяснили, что к чему. Что касается так называемых хрущевок, мне всегда было интересно их увидеть, потому что это — наследие страны. Ну а борщ… Однажды я увидел популярное американское тревел-шоу, в котором герой его пробовал. Я подумал: интересно, какой вкус у этого странного супа красного цвета? (Что иностранцы думают о русской еде, можно узнать в этой нашей статье).

 

После восхождения я возвращался домой через Санкт-Петербург. Самолет в Швецию был лишь через несколько дней, и я решил использовать время для знакомства с городом. Вышел на Невский проспект, и меня охватило чувство, как будто все находится на расстоянии вытянутой руки. Спас-на-Крови, Исаакиевский собор, Дворцовая площадь, Эрмитаж, каналы, сверкающая в лучах летнего солнца река Нева и плывущие по ней разноцветные прогулочные кораблики… Идиллия. Я не заметил суеты и спешки, даже когда спустился в метро.

 

Когда я сюда летел, хотел узнать три вещи: как выглядят здания эпохи коммунизма, какой вкус у борща и как выглядит русская babushka

 

Я понял, что мне здесь нравится. В этом городе было все, что мне нужно: от вейк-парков до современных скалолазных центров. Я был удивлен тем фактом, что экстремальный спорт здесь развит даже больше, чем на моей родине.

 

Позже я стал все больше влюбляться и в архитектуру города, и в его музеи. А еще недавно я был в Швеции, покупал чай «Липтон» с изображением храма Спаса-на-Крови и даже подумать не мог о том, что окажусь когда-нибудь рядом с ним. А в любимой мной «Эрарте» (музей современного искусства) мы с девушкой даже еще не все экспозиции посетили — настолько музей оказался огромным.

 

В Петербурге может жить каждый. В Стокгольме, например, жилье очень дорогое. Не только в центре города, но и на окраинах. А здесь, во-первых, многие поколениями живут в так называемом старом фонде в историческом центре. Во-вторых, в том же центре есть масса бюджетных хостелов. Многие оформлены очень креативно. Поэтому первое время, когда я жил здесь как турист, не мог не нарадоваться этому факту.


В городе, в котором я живу сейчас, — Сосновом Бору — все иначе. Здесь современная застройка перемешана со зданиями коммунистического периода. Что мне здесь очень нравится, так это то, что в городе на 75 000 человек работают пять круглосуточных больших супермаркетов и еще несколько так называемых «ночников». Я могу купить любой продукт даже ночью. Это удобно. В Швеции такого нет.

 

 

Сейчас я понял, что мои страхи были иррациональны. Я опасался того, что, например, не смогу гулять вечерами в некоторых районах Петербурга. Что в городе до сих пор существуют какие-то бандиты из 90-х. Многие из опасений сложились под впечатлением от тех заблуждений, стереотипов, которые существуют в европейском обществе. Например, я слышал от сверстников, которые смотрели русские боевики или общались с товарищами по онлайн-играм из России, о том, что русские мужчины — хмурые, даже агрессивные и неуправляемые. А еще о том, что они очень много пьют. 

 

Я понимаю, почему некоторые стереотипы существуют. Почему стороннему наблюдателю может показаться, что русские неприветливые? Я бы объяснил это так: люди не носят масок. Не стараются быть заведомо милыми. Мне нравится, что русские люди очень честные. Если русский тебе улыбается — это искренне. В России нет показной толерантности. Если ты спросишь у русского его мнение по какому-либо вопросу, скорее всего, ты услышишь четкий ответ. Но, к сожалению, многие довольно сдержанны, когда общаются с незнакомцами.

 

Что касается стереотипа о том, что русские много пьют — да, я встречаю людей на улицах, которые употребляют алкоголь. Возможно, это больше «на виду» у вас. В Эрншельдсвике на весь город есть пара магазинов, которые продают спиртное. Они открыты не каждый день. Там тебе продадут напиток, завернув его в непрозрачный бумажный пакет, и на улице его пить строго запрещено. А тот же стереотип о том, что русский мужчина — «суровый мужик в ушанке», возможно, получится объяснить тем, что он — добытчик и кормилец в семье. Он берет на себя много обязанностей.

 

Было 8 Марта. Я видел, как девушки за соседним столиком обменивались подарками, мужчины приходили с цветами. Я спросил у своей подруги: это и правда так серьезно? Я этого не знал, я не был к этому готов. Я подарил ей коробку с пончиками

 

У вас можно увидеть классическую модель семьи, когда женщина, например, ведет домашнее хозяйство, а мужчина зарабатывает деньги. В Швеции такое почти не встретишь. Там все обязанности делятся пополам. Гендерные роли у вас более четкие. Сперва я не мог привыкнуть к тому, что от меня ждут участия: помочь донести пакеты из магазина, заплатить за ресторан. Постепенно мое мнение изменилось.

 

Русские очень романтичные. Как-то я работал в кафе с ноутбуком, было 8 Марта. Я видел, как девушки за соседним столиком обменивались подарками, мужчины приходили с цветами. Я спросил у своей подруги: это и правда так серьезно? Я этого не знал, я не был к этому готов. Я подарил ей коробку с пончиками.

 

 

А в походе на Эльбрус я познакомился с русской парой. Они приехали из Владивостока. К сожалению, девушка не дошла до вершины, почувствовала себя плохо. Ее парень привез обручальное кольцо и хотел подарить его на пике. Это было очень мило. Мы стали общаться и дружить в социальных сетях. И через год я узнал, что план этого парня осуществился. Они оба совершили восхождение, теперь они муж и жена.

 

(Кстати, не только иностранцы имеют стереотипы о русских. Мы сами являемся создателями многих. О некоторых из них «Моя Планета» писала здесь.)

 

В России у меня появились любимые блюда. Мне нравится борщ, и я научился его готовить. Когда возвращался в Швецию и в магазинах не мог найти свеклу, заменял ее консервированной. Здесь я впервые попробовал семечки. Мне больше нравятся уже очищенные и с солью. Иногда я ем грибной суп. До этого я никогда не пробовал ничего, кроме шампиньонов. Но ваши грибы — у них интересный вкус. Еще прошлым летом моя подруга приготовила окрошку на кефире для моей семьи, когда мы приезжали в гости. Сперва я отнесся к этому блюду с подозрением. Все-таки странно это — холодный суп. Но моя бабушка сразу спросила рецепт. Свекла, репа, кабачок, тыква, кефир, редька и даже баклажан — вот что можно встретить у вас в магазинах, но не всегда можно найти у нас.

 

Знание языка, даже самое минимальное, открывает двери к пониманию культуры. Ты начинаешь лучше чувствовать людей. А они, в свою очередь, очень радуются, когда слышат от тебя простое «спасибо», «здравствуйте» и «до свидания». Когда я оказался на Кавказе перед восхождением, у меня вышло примечательное общение с хозяином турбазы. Он не говорил по-английски, я знал по-русски пару слов. Моему собеседнику было лет 70. В прошлом он был футболистом. Мы сели пить чай, он стал показывать свои фотографии, мы общались исключительно жестами. Но я все время чувствовал его доброжелательность. Я сказал ему спасибо за чай. Он расплылся в теплой улыбке. Стал рисовать на бумаге слова, сказал, что хочет научить меня чеченскому диалекту. Я в ответ стал рисовать шведские буквы. Потом он куда-то сбегал за свежим мясом и стал жарить шашлык. Я пришел на полчаса, а остался на полночи!

 

 

Сейчас я изучаю русский язык. Это сложно, я привык к английским буквам, которые почти полностью повторяются в шведском алфавите. Русский же алфавит — это совсем другая история! Когда я его наконец выучил, это сильно облегчило мне жизнь. Теперь, даже не зная значения слова, я могу догадаться о нем просто по звучанию. В шведском и русском языке есть много похожих слов. Например, спутник, царь, космонавт, водка, багаж, гараж, фото, типограф, чек, кафе, табак, текст и т. д. звучат совершенно одинаково. Другие — вода, ящик, балкон, директор, музей, индустрия — очень похожи по произношению.

 

В будущем я хотел бы иметь возможность увидеть как можно больше красивых мест и заповедников России. Меня тянет в Мурманскую область и Хибины. Это не просто искусственные склоны, где можно покататься на сноуборде, а дикая северная природа, где можно кататься фрирайдом. Сейчас я также читаю о Байкале и его шаманских традициях. Еще хотелось бы совершить путешествие к вулканам Камчатки. Увидеть величественные вулканы и небольшие рыбацкие деревушки. И проехать по самой длинной железной дороге в мире — Транссибирской магистрали.

 

Мне кажется, Питер с Москвой похожи. Прежде всего тем, что люди и там и там целеустремленные и современные. И любят общаться: гуляют по улицам, сидят на скамейках, беседуют. В этом коренное отличие от Швеции. У нас не встретишь так много людей даже в будний день в центре большого города. Шведы делают дела, а потом или встречаются в кафе, или остаются дома. У вас люди могут просто гулять. И никто не подумает, что человеку нечем заняться.

 

Где жить постоянно — время покажет. Сейчас мне проще под Петербургом. Здесь родные подруги. Но, если будет нужно, готов попробовать покорить и Москву.

 

В продолжение темы — интервью с итальянцем Антонио Элиа, который несколько лет живет в Кирове.

16
Читайте также
Загрузка...
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.