Волшебная мозаика Востока. Марокко

Первое впечатление обманчиво.
Касабланка сбивает с ног горячим дыханием и леденящей кожу непредсказуемостью вечерней медины. Долгий путь сквозь мрак и старые кварталы к высочайшей в мире мечети… и разочарование. Иллюминации нет, альков веры угадывается лишь по обширной зоне более плотной темноты, океан – по манящему рокоту волн. Силы на исходе. Но здесь хочется быть, дышать соленым воздухом свободы и лелеять в крови адреналин. Он разлит опасностью по всей беспокойной округе. Нас ждет незабываемая поездка на полицейском джипе рядом с задержанным. Никакого криминала. Служители порядка, обеспокоенные нашим твердым намерением идти в отель пешком, решили нас подвезти. С марокканцами можно иметь дело, и это хорошее начало.

Днем Касабланка совсем другая. Единственный минарет мечети Хасана II пронзает небо, проливая божественный свет на розовый гранит и золотистый мрамор. Благочестивые мусульмане славят Аллаха над самой кромкой океана. Да и прочие имеют доступ в святыню, что редкость для Марокко. Растрескавшаяся медина живет обычной жизнью старого восточного города.
А поезд мчится в Фес, который уже заготовил товаров и речей для вновь прибывших.

 

В Фесе две медины – старая и новая. Этот город огромен и алчен, он ведет торговлю почти круглосуточно, кишит экскурсоводами, проводниками и иными помощниками туристов. Фес будто строился специально для них – столь нелогична сеть его улиц. Многие тут теряются, и выползает жадная до дирхамов подмога. "Не в ту сторону идете!" – кричат они вслед. А мы собираем подсказки, чтобы самим найти дорогу.
Говорят, нет ни одной полноценной карты старой медины. Хотя секрет лабиринта прост – большинство улиц заканчивается тупиками. 40 кварталов Фес-эль-Бали соединяются между собой исключительно дверями. И страннику проще исследовать город, всякий раз отклоняясь от основных улиц в новый проулок и возвращаясь обратно. Тогда, сбежав от бесконечных базаров, можно прочувствовать тихое, спокойное течение жизни. Мужчины в просторных джеллабах спешат после трудового дня домой, укрытые хиджабами от женщины развешивают меж домов белье, дети собираются на лестницах и поют звенящие песни. Завершают образ понурые ослики с гружеными доверху повозками – основной транспорт медины.

 

Пора познакомиться с марокканским гостеприимством, разделив приторно сладкий мятный чай с хозяевами старинной риады. Неприметная снаружи, внутри она являет собой почти дворец. Пестрая мозаика, искусная резьба, цветные витражи, расшитые подушки и расписные ковры, узкие витые лестницы и центральный дворик с бассейном. Риады в Марокко – аутентичная (и нередко более дешевая) альтернатива отелям, шанс пожить в традиционном арабском доме.
Самое любопытное, что привлекает в Фес, и столь же отвратительное - это кожевенные красильни, убийственный аромат которых разносится по всему городу. Им несколько сотен лет. Под палящим солнцем в сотах каменных выбоин по колено в краске работники фесского ада полощат шкуры. А с проветриваемых террас на них взирают туристы и хозяева магазинов. Кожаные изделия тут и впрямь замечательные – красивые и качественные сумки, ремни, бабуши, пуфы и прочие богатства. Натуральные красители придают им еще больше благородства. Цены тоже впечатляют. "Значит, до субботы!" – с трудом прощаемся, намереваясь уехать в пятницу. Такое потрясение необходимо заесть вкусностями на террасе с видом на Фес.
Вкусности сулят новые потрясения. Особенно бастийя – слоеный мясной пирог, щедро присыпанный сахарной пудрой. Яство не для слабонервных, но это важная часть посвящения. Остальные сочетания привычны – нежное тушеное мясо с овощами, наваристый суп харира и бесподобный апельсиновый сок.
Боевое марокканское крещение Фесом состоялось.

Комфортный автобус с кондиционером проглатывает багаж и его обладателей. Туристов тут катают два перевозчика – CTM и Супратурс. Четко, вовремя и без излишнего колорита, что позволяет спланировать поездку по Марокко в деталях. Бесконечная зубастая стена 11 века, обнимающая медину Феса, еще какое-то время тянется за окном, после чего там остается только ожидание. Предвкушение чего-то невероятного, давно манившего с открыток. Крошечное пятнышко цвета индиго постепенно разрастается, становясь наконец городом из лазурных снов – Шефшауэном.

 

Сияющий синий свет и глубокая синяя тень создают причудливый рисунок улиц. Все оттенки голубого – символ неба и Бога, наследие изгнанных из Испании евреев. В узких пролетах улиц, на неровных ступенях, среди выщербленных стен и под низкими арками застыл 15 век. После оголтелого Феса душа отдыхает. Даже торговля тут медленная и степенная, и наконец удается увидеть богатство выбора и красоту предлагаемых вещей. Торг не просто уместен, он необходим. Секрет успеха – быть готовым уйти без покупки в любой момент.
А вечером вереницы романтиков тянутся к вершине холма с испанской мечетью, чтобы отражать в сердцах небесный пожар над синим городом.
Огоньки Шефшауэна во мраке ночи, марокканское вино и козий сыр на крыше, беседы о вечном и мимолетном… Проснуться под околдовывающее звучание азана и уйти, не оборачиваясь. Впереди еще так много Марокко.

Транзитный пункт между Шефшауэном и Марракешем оказывается полноценным чудом. От прочих столиц мира Рабат отличает отсутствие интереса со стороны туристов. А потому он не заходится в истерике, стремясь обслужить, продать и нажиться. Ему нет до тебя дела. То блаженная передышка посреди долгой дороги и треволнений. Несколько часов до отъезда мы дарим океану – пасмурному, искреннему, вольному. Приправленный дождем и солнцем, охраняемый безумными чайками, рассыпающийся миллиардами искр, он само совершенство и сама жизнь. На фоне этого великолепия высится древняя цитадель Касба Удайя из сине-белых улочек и мощных каменных стен. Но океан сильнее.

 

Лепешки с мясом в рыночной столовой – и бегом на поезд до туристической мекки. Неприкрытое любопытство местных (белые женщины в вагоне!) поджидает на всем железнодорожном пути, но цель того стоит.

Марракеш – кульминация. Предел сил и эмоций. Ночь, залихватские цены на такси и отсутствие номера в забронированной риаде. Нас селят в соседний дом – он совершенно пустой, в нем царит сырость, полумрак и нет горячей воды. Переселяют в семейный номер в стиле Дракулы. Наутро снова переезд – в основную риаду.
И мы падаем в бурную реку медины Марракеша. Броуновское движение выносит нас на необозримую центральную площадь Джемаа Эль Фна. От нее лучами расходятся базарные артерии. Разномастная толпа закручивает в водоворот ярких одежд, дурманящих специй, резных шкатулок, расписной керамики и прочих предметов вожделения. Среди прилавков лавируют разносчики еды, нередко в их руках можно увидеть глубокие глиняные тарелки с высокими коническими крышками. Самое время отведать главное национальное блюдо Марокко. Тажин – тушеное мясо с овощами и пряностями в той самой посудине. Простой состав и невероятный вкус. Тажин томится в печи в течение нескольких часов, как итог – мясо мягкое и сочное, овощи нежные, ни капли ароматного сока не потеряно.

 

Однако по возвращении в риаду выясняется, что потеряны деньги. 1000 дирхам. Зной и нехватка сна – и никто не проверил выданную в "лучшем обменнике" сумму. Менеджер отеля беспечно заявляет, мол, бывает, вернитесь и попросите запись с видеокамеры. Удивительно, но все получилось!
Отмечаем успех соком из красных грейпфрутов на площади Джемаа Эль Фна. Здесь целые ряды создателей амброзии, увенчанные горами спелых фруктов.

И можно наконец отдаться на волю Марракеша. Осмотреть монументальную мечеть Кутубия, чей минарет служит ориентиром для всей медины. Добрести до знаменитого отеля Ла Мамуния - цветущего оазиса в жженой пыли города. Погладить шершавые стены, на много километров обозначившие неприкосновенные границы великого поселения.
Марракеш неисчерпаем – здесь есть дворцы, сады, руины, древние кладбища, фонтаны и спрятанные в тесных проулках мечети (заходить неверным в них нельзя, но увидеть обрывки золотой росписи и стремящихся к Аллаху мусульман можно). Неизгладимое впечатление оставляют медресе – старинные религиозные школы. Здесь и яркие мозаичные узоры, и ажурные колонны, и легкое кружево мраморных сводов, и тонкий резной орнамент деревянных потолков и дверей. На каменных полах распластаны солнечные картины, но то не кисть художника, а свет, прокравшийся сквозь витражи. Мавританские мастера – чудотворцы, не чета своим потомкам.

 

Хотя и те умеют удивить. Скажем, очередным блюдом. Кускус в Марокко подают на каждом углу и в любой вариации. С курицей, бараниной, овощами – да хоть с чем! Незатейливо, но неизменно вкусно. Для приготовления многих блюд здесь используется приправа Рас-эль-ханут – смесь из 40 специй. Она свободно продается, несколько дирхам – и вы профессиональный магрибский кулинар.
Покупать подобные пряности, а также травы, чаи, мази, кремы и многое другое лучше всего в местных аптеках. Это просторные помещения, заполненные большими банками, разноцветными мешками, ровными башнями из пестрых специй и услужливыми аптекарями. Тут вам и лосьоны из змеиного яда, и снадобья от всего на свете, и натуральная косметика – только выбирай.
Единственное, чем не стоит отовариваться в аптеках – это аргановое масло и его производные. За ними – только в специальные лавки от кооперативов по созданию «жидкого золота».
Вечером становится ясно, чем так примечательна Джемаа эль-Фна. Здесь разворачивается трапезная под открытым небом, где местные жители вкушают приготовленные на походных кухнях лакомства, сидя бок о бок с иностранцами. Густой черный воздух дымится, звенит и искрится от жонглеров, глотателей огня и прочих затейников. Так бывшее место казни и работорговли вновь объединяет тысячи людей под знаменем общей идеи – ныне куда более приятной.

Автовокзал Марракеша – очередное испытание. Касса по продаже междугородних билетов закрыта. Слетаются стервятники, готовые прямо сейчас увезти вас хоть в пустыню, хоть на водопады. По студенческой цене. Но мы все же по-простому, на автобусе, нам бы только к океану попасть.
Эс-Сувейра – финальный аккорд. Город поэтов и всепроникающее вдохновение. Страсть и умиротворение, крик и молчание, воздух и спертое от восторга дыхание. Снова Атлантика – уже совсем иная, чем в Рабате. В ней больше силы и простора, она порабощает и уже не отпускает никогда.

 

Эс-Сувейра сложена из сотни фрагментов: неутомимые рыбаки и вечно голодные чайки, дремлющие в лодках кошки и сырые каменные стены, запахи свежей и жареной рыбы и белое солнце, отраженное в синих водах стихии. В Эс-Сувейре не нужно искать цель и смысл – так можно все испортить. Этому городу нужно полностью довериться, подчиниться, раствориться в нем без остатка, прожить эту маленькую жизнь, наполненную ветром, светом, волнами и криками птиц. И на закате уйти, оставив Эс-Сувейре недолговечные следы на мягком песке.

Очередной назойливый таксист бежит вслед, предлагая отвезти в аэропорт за стоимость автобуса. Да, здесь мы натренировались торговаться и быть начеку. Но важнее то, что Марокко научило нас любить и улыбаться, дышать полной грудью и наслаждаться каждым мгновением. А есть еще расписной город художников Асила и вечно гомонящий порт Танжера, римские руины Мекнеса и 1000 касб Уарзазата, белоснежные пляжи Агадира и красные дюны Сахары, каскады Узуд и горные вершины Атласа...
До новых встреч, Марокко!
2
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.