В сердце Беларуси, в сердце каждого из нас




Хатынь – мемориальный комплекс в самом центре Беларуси. Когда-то здесь была деревня, одна из сотен белорусских деревень. Одна из сотен, где жили и трудились люди. Одна из сотен сожжённых дотла. Одна из тех 186, которые так и не были восстановлены. Здесь же находится кладбище остальных 185 деревень, которые также были уничтожены вместе с жителями.

На входе в комплекс скульптурная композиция: измождённый обгоревший мужчина держит тело ребёнка. Прототипом скульптуры послужил Иосиф Каминский, единственный выживший взрослый, и его сын Адам.



«Непокорённый человек». Скульптор Сергей Селиханов

Иосиф Каминский пришёл в сознание уже после ухода немцев из деревни, смог отыскать одного из своих четверых детей, обгоревшего и раненого Адама. Мальчик умер у него на руках. Кроме Иосифа, в тот день удалось спастись ещё пяти детям: Владимир и Софья Яскевичи и Саша Желобкович смогли скрыться до поджога деревни, Виктор Желобкович и Антон Барановский были ранены и приняты за мёртвых, и после ухода фашистов их выходили жители соседних деревень. Остальные 149 жителей Хатыни погибли в огне и под пулями.


Невольно замираешь перед прямой огромной фигурой и пытаешься осознать, что произошло в тот день.


Утром 22 марта 1943 года в нескольких километрах от Хатыни партизанами отряда «Мститель» была расстреляна автоколонна с карателями из 118-го полицейского батальона, при этом погиб немецкий офицер Ганс Вёльке. Полицейские вызвали подмогу, прочесали лес, чтобы найти место партизанской засады, а затем окружили Хатынь. Всех жителей деревни согнали в сарай, заперли его и подожгли. Когда под напором запертых внутри людей двери не выдержали и люди стали выбегать, их расстреливали. Дома сожгли. Хатыни больше не существовало.


Справа от скульптуры – гранитная крыша амбара, в который сгоняли жителей. За скульптурой серая дорога ведёт к тому, что когда-то было деревней, а сейчас – только трава и бетонные колонны в виде печных труб на месте домов.



Венцы срубов на местах, где когда-то стояли дома. На верхушках труб – колокола. Архитекторы Ю. Градов, В. Занкович, Л. Левин

Сначала мысли отказываются слушаться. Просто бредёшь по этой серой дороге, подходишь к каждой скульптуре, читаешь имена тех, кто здесь жил. Почти в каждом доме – один, редко два взрослых и четыре-пять детей. От взрослых уже пятнадцатилетних мальчиков и девочек до совсем крошек, которые ещё не научились говорить.
Понять такое невозможно. Продолжаешь идти и читать. Вокруг почти не слышно шумят и поскрипывают деревья, и только колокольный звон на секунду разрывает тишину.


 

Три берёзы и вечный огонь говорят о том, что во время Великой Отечественной войны погиб каждый четвёртый житель Беларуси

Идёшь дальше. Там – кладбище деревень. В траурных урнах хранится земля 185 деревень, которые погибли в огне вместе с жителями – так же, как и Хатынь.



На самом деле их было намного больше. Ещё 433 деревни, так же стёртые в пепел, были возрождены. Память об этом хранят символические ветви каменных деревьев.



Мемориал «символические деревья жизни» хранит названия возрождённых деревень

Возвращаешься.
Колокола продолжают разрезать воздух и замолкать. Ветер в голубом небе несёт огромные бело-серые облака. Вдруг запоёт птица. Ты вдыхаешь воздух и невыносимо чувствуешь всю ценность человеческой жизни.

Мы не забудем.
3
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.