В поисках нирваны, ч. 2. Занзибар, Танзания

https://www.moya-planeta.ru/reports/view/v_poiskah_nirvany_ch_1_zanzibar_tanzaniya_27802/ - предыдущая глава

ОКЕАН, ПЕСОК И ПАЛЬМЫ

Ярким солнечным утром проснулись счастливые! Не надо никуда бежать и ехать. Проблем ещё, конечно, много, но все приятные: испить кофе, пройтись на пляж, потом по деревне в поисках пропитания, затем по сувенирным лавкам пройтись и в интернет-кафе заглянуть, в общем, всё такое прочее.
Первую «проблему» решили не спеша, растягивая удовольствие, а потом на пляж двинулись. Но…океана не оказалось на месте!
Отлив забрал его с собой, оголив причудливое дно с морскими звёздочками и зелёными пятнами морской капусты, где морские ежи поджидали босых туристов.
Иголки у ежей хрупкие, но острые. Одно из предназначений этого колючего обитателя океана слишком жестоко.



Время от времени жители прибрежных деревень страдают от акул, лишаясь рук и ног, а потому выловив любую, запихивают ей в пасть по нескольку ежей и отпускают. Наблюдая за агонией хищницы, чувствуют себя отмщёнными.
Океан на восточном побережье Занзибара уходит далеко, почти до рифа, представляя роскошные пейзажи на наше обозрение.



Лодки прижимались ко дну. Оголив свои «крылья», походили на примитивные самолётики. А «крылья» те для устойчивости и баланса на воде.



Было самое время собирать моллюсков, а потому все женщины и дети устремляются на их поиски, далеко уходя за отливом. И как-то жутко видеть почти у рифа, медленно двигающиеся силуэты. Иногда среди кораллов встречаются осьминоги и это большая удача выловить морское животное стоя по колено в океане.



Каждый день после обеда в деревне Джамбиани появляется рыба на продажу. Для туристов стоит дорого, а вот своим в два раза дешевле. Аргентинка Сильвия взяла на прокат велосипед и с четырёх вечера разъезжала по деревне в поисках той рыбы, а если ей не хватало денег, то она на скорости въезжала в ворота лоджа и, выпучив глаза, кричала на ходу:
- Пабло! Деньги!
И не только Пабло, а и мы начинали быстро и суматошно искать деньги, что бы быстро вложить в руку нашей велосипедистке. Она уезжала без объяснений, а мы облегчённо вздыхали:
- Рыбу нашла!
Потом аргентинцы разжигали костёр у своего бунгало и готовили себе еду, а мы шли по пути наименьшего сопротивления, то есть нашли хитрое место с картошкой фри, жареной рыбкой, иногда там подавали вкусный супчик и дополнительные блюда. Всё было очень дёшево 1,5 – 2 доллара.
Постепенно мы привыкали находить то, что надо. И даже стало нравиться отвечать местным жителям «Джамбо!» в ответ на их приветствие.



А вечерами покупали по одному пиво и усевшись на нашей террасе, смаковали вечер. Океан возвращался всегда в разное время и порой его не было до десяти ночи.



Костёр с барабанами предлагался еженощно, мы с удовольствием барабанили. А на утро ходили сдавать бутылки из-под пива, что бы вечером нам продали следующие. Здесь таков закон – возвращать пустую стеклянную тару даже из-под газированных напитков. Магазинов со спиртными напитками на мусульманском острове не видели, а вот сувенирных – достаточно.
Особенно хороши батИки! Это картины на холстинах, изображающие быт, культуру, комиксы Танзании. Стоят не дёшево, всё зависит от размера и мастерства художника. Перевозить их удобно свернув в трубочку, а уж приехав домой просто вставить в рамку.

 

Среди наших знакомых масаи появился ещё один; встретили его нежданно за обедом в деревне, куда он пришёл, как и мы. Вырос просто из-под земли и мы уставились друг на друга.
- Тебе чего, масай?
Бисерные браслеты на руках и ногах, сандалии из колёсной резины, бусы, а самое важное – это мачете в ножнах рисовали его экзотический облик. Мы фотографировали его, заставляя вытащить мачете и убрать, вытащить и убрать…



Он был послушный и всё делал правильно, а потом пошёл за нами и с этого дня мы встречались каждый день на пляже. Масаи прыгали для нас, исполняя танец воинов. Нас учили делать то же самое, не получилось, а вот издавать звуки во время танца – это можно.
Вся их четвёрка друзей с озера Маньяра, и они по шесть месяцев живут на Занзибаре, продавая всё, что покупается. Почти каждый вечер приходили на нашу территорию из своего отеля, где проживали за $60 в месяц. Думаю, что для нас такой цены нет.

 

В следующий наш приезд в Танзанию пригласили в гости в своё племя пожить несколько дней среди соплеменников. Обещание дали, но главное, что бы никто не передумал и проживание в племени не обошлось нам в стоимость всего путешествия.

Сейчас размещая этот рассказ о первом знакомстве с масаи, просто удивляюсь тому, что уже тогда я шла к моменту, когда действительно окажусь в лесу среди этих людей. Это никак не будет связано с первой встречей на Занзибаре, это будет другое. Я сама их буду искать.

Интересная особенность, что плавать масаи не могут и никогда не употребляют в пищу морепродукты, а также речную и озёрную продукцию. Я даже не видела, что б они заходили в воду. А то, что пьют кровь домашних рогатых животных, то чистая правда, только делают они это не каждый день, а в особых случаях, или - же во время своих ритуалов. Всему этому я стала свидетелем через два года.

 

Корове прокалывают артерию на шее и пьют прямо из раны, замазывая впоследствии навозом повреждение. А коз убивают, перерезав горло и оттянув шкуру особым способом, собирают в неё, как в карман стекающую кровь. Затем каждый желающий наклоняется и пьёт из «кармана».
Вот так нравы!
Отдых на Занзибаре перешёл в ленивую стадию и мы слонялись с утра до ночи, забыв о времени и дате. Аргентинцы делали тоже самое, иногда объединяясь вместе гуляли по деревне шумно и весело. Солнечные пятачки мы перебегали от одной пальмовой тени к другой, ведь солнце там испепеляющее! Фотографии друг друга изучили почти наизусть. Ребята оказались замечательные, открытые, весёлые и задорные.

КАК ЖИВЁТЕ, АБОРИГЕНЫ?

Почти всё население Занзибара мусульманское, и даже школьницы младших классов носят соответствующие форменные платки вроде монашеских. К фотографии относятся также неприязненно, но в общении открыты и улыбчивы, что позволяло нам чувствовать себя достаточно комфортно в деревне.



В послеобеденную относительную прохладу жители выходят из домов и созерцают движение по дороге. И тут уж просто устанешь отвечать «Джамбо!», даже годовалые дети произносят это слово первым.
У каждого дома имелись странные постройки, вроде избушки на длинных ножках. Думали-гадали, что же это может быть - оказались курятники! И куры то похожи на свои дома, такие же длинноногие, да голенастые!
В просветах между домами мелькал океан, женщины носили на головах узлы с только им известной морской травой, которую раскидывали, как сено по земле. Цвет у травы красно-бордовый и употребляется она в пищу.



Под наспех сооружёнными навесами рыбаки мыли и сортировали свежий улов для продажи в городе. Вот в это время и надо успеть выбрать что-нибудь для себя. Но нам-то не надо, нам бы посмотреть. А рыба совершенно разная, почти не известная и даже такая экзотическая, как рыба меч; длинной около полутора метров с тонким телом и длинной острой головой.
Рыба игла похожа на рыбу меч, только в миниатюре, с такой же формой головы и хвостом, как месяц.
Рыба попугай в голубую яркую полоску обитает в ареале местных кораллов, но расцветок у попугаев существует огромное множество.



Эти красивые рыбки питаются молодыми мягкими кораллами. Поэтому песок на Занзибаре почти белый.



Рыбаки не брезговали уж совсем мизерной рыбёшкой, похожей на мальков. Позже мы узнали, что это анчоусы!
Улов приходил из-за рифа, где заканчивался отлив. Воды океана глубоки и разнообразны морскими обитателями. По ночам там сигналили прожектора, привлекая своим светом осьминогов, которые идут на него и погибают под острым ударом гарпуна.
Но если огромный осьминог, удачно выловленный, вдруг оживёт в лодке, то сам рыбак может стать жертвой. Щупальца его сильны и хватка мёртвая, охватив ногу он сжимает её с такой силой, что разомкнуть их невозможно, но если даже попытаться, то не успеть. Две руки против восьми - неравная схватка. Щупальца обвивают руки, а потом тело. Укус осьминога ядовит. Удивительно, что такие осьминоги встречаются на Занзибаре до сих пор.
Поэтому моллюсков - великанов подвешивают на верёвках именно к деревьям, их вес не всякие вешалА выдержат, а ствол толстого дерева самое удобное приспособление для обезвоживания тела животного, которое содержит в среднем ведро воды. Это применительно к осьминогам размером около метра. Только после того, как жидкость стечёт, осьминог считается полностью безопасным.



Осьминоги бывают разные. При его ловле необходимо считать количество ног и если их окажется семь, то это ложный осьминог, как например ложный гриб, при употреблении в пищу которого наступает паралич, а иногда и хуже. Многие туристы-рыбаки часто страдают от неведения этого условия, стремясь к самостоятельности, а вот местные такой оплошности не допустят.
Всё это я узнала от нашего поварёнка, о чём он с явным удовольствием поведал.

Интересная особенность, что в занзибарском суахили (суахили имеет много вариантов) не существует названий рыб. Каждой рыбе присвоен свой номер, а если вдруг появится новый вид, то цифр на всех хватит. Само обозначение рыбы - №6, после других морских обитателей, имеющих также своё число. В танзанийской Мтваре, например, что у границы с Мозамбиком рыба классифицируется по цвету.

Ночное небо над Занзибаром всё в падающих звёздах, которые ярко освещали окрестность. Вроде и не звезда упала, а прожектором сверху посветили. Путь их длинен и след простирался до земли. А однажды звезда висела долго и низко над водой, так и не дождались её падения. А звезда ли то была?

Забавным занятием для нас стало собирание ракушек. О их разнообразии рассказывать сложно, но их формы и окраска просто удивляли.



А когда под нашей дверью стали ежедневно появляться ракушки с записками для меня, которые просто умиляли, то поняла, что всё принесённое мною можно отнести обратно в океан. Дарителя вычислить было легко, вот уж несколько дней, как на черепе нашего шеф-повара Амороссо красовалось выбритое моё имя, привлекая внимание всех окружающих и смущая меня.
За ракушками он нырял сам за теми рифами, что не давали мне покоя, а вот с чёрным кораллом не повезло, был слишком крепок, без акваланга долго не посидишь на дне морском. Так и осталась я без коралла, но с ракушками.

Аргентинцы после подводной охоты всегда возвращались с трофеями, даже двух морских звезд достали. Чёткий бордово-белый рисунок напоминал симметричную паутинку. Звёзды были мягкие и гибкие, словно резиновые. Что бы сохранить их для себя, звёзд предстояло долго сушить, терпеть их дурной запах, возить с собой в рюкзаке и оберегать. Сильвия пообещала всё выдержать. Не знаю, я так-же пыталась высушить себе пираний на сувениры, но после двух недель терпения решила выбросить, тем самым избавила себя и вещи от рыбного запаха, а люди перестали меня сторониться.



Под впечатлением аргентинских звёзд, Наталья дала согласие агитатору экскурсий отправиться на рыбалку за рифы завтра же и всего за $20. Тот долго рассказывал, как это необыкновенно и загадочно поймать рыбу на крючок, даже если не поймать, то всё равно загадочно. Уговорил. В шесть утра будет у наших дверей. А пока мы на дискотеку собирались!

О дискотеке в Джамбиани все говорили заранее. Мы ошибались, думая что нас это не коснётся. Коснулось, и со всей ватагой сотрудников лоджа отправились за пять километров. Набилось в машину восемь человек, как принято, но лучше плохо ехать, чем хорошо идти.
Дискотека проходила под огромным травяным навесом с перилами по кругу и дощатым полом. Обещала быть круглосуточной. В её полумраке мы боялись растерять свою группу, чёрные лица совсем не просматривались, белые туристы явно выделялись на общем фоне, которых было предостаточно. Решив, что нас найти проще в этой сутолоке, успокоились наблюдая за окружением.
В бликах световых эффектов танцы местной молодёжи напоминали конвульсии, дух марихуаны облаком стоял над толпой. Каждый танцующий считал своим долгом держать наперевес бутылку пива, попивая его во время танца. Такая вот заманиха!
Музыка гремела, разрывая ушные перепонки и сотрясая мозг, а потому, отдав дань дискотеке, мы выбрались на свежий воздух. Девушки дрались за мужчин, вырывая друг другу клочья волос, а мужчины за своих девушек. В общем, всё как у нас.
Ожидая свою команду, поймали красивую бесхвостую кошечку, забрали с собой в отель и назвали Вувузела. Там она и прижилась.

Спать легли ближе к утру, а в шесть в дверь тихо постучали. Это был рыболов. Подруга нехотя встала и открыв дверь, сердито сказала одно слово «ноу» и быстро её захлопнула. Нет, я понимаю, что по – русски она сказала бы гораздо больше, но рыболов этого не знал. Какое-то время он тихо стоял за дверью в надежде, что она выглянет вновь и скажет ещё что-либо, но она уже сладко сопела, а я себя никак не обнаруживала, чтоб не держать ответ. А вот уговорить её ещё раз не удалось.

Проснулись в двенадцать дня и поняли, что океан уже исчез, а значит пойдём в деревню искать то огромное дерево, что видели ночью возвращаясь с дискотеки. Искали трудно и долго, спрашивая у всех и каждого. К нашему удивлению обнаружили, что женщины говорят только на суахили. Мы тоже знали уже некоторые слова. Звучали они, как музыка. Например, слово «русский» на суахили произносилось «анака кибигиджя». Ну чем не музыка?
Уже неделю мы пользовались этим созвучием, окликая друг друга в шутку, а если забывали произношение, то использовали запасной вариант «Акакий Акакиевич», который из "Шинели" Гоголя.
Вот и сейчас, в поисках дерева, на вопрос откуда мы, ответили: «Анака кибигиджя», и свершилось чудо! Молодой человек пригласил нас в машину и развернувшись подвёз к самому стволу, заявив, что это « Бао». Таким был первый увиденный нами баобаб!



Открыв рот, не сводили с него глаз. Корни дерева простирались по поверхности земли, а крона зеленела листвой, кора на дереве полностью отсутствовала, видимо её давно ободрали местные рыбаки, используя при изготовлении верёвок и сетей, что сушатся растянутыми вдоль дорог.
Сейчас он был «худенький», но в сезон дождей раздует свой ствол огромной бочкой, пропитав пористую древесину водой, что бы в засушливый период той водой пользоваться. И не удивительно, что такой мощный ствол впитывает в себя влагу до 100 тысяч литров.
Никто не знал сколько ему лет, просто говорили, что растёт он здесь всегда и бабушка с прабабушкой тому свидетели. Да и действительно возраст баобаба определить невозможно, так как его ствол не имеет годовых колец, он больше похож на губку, а потому предположительно от 1000 лет до 3000.

Возвращались в свой бунгало с лёгкой грустинкой. На завтра заканчивалось наше пребывание на Занзибаре и сегодня мы устраивали прощальный ужин на нашей террасе. Для Амороссо было дано задание приобрести всё необходимое к ужину. Куплена рыба под №12, а к ней ещё много чего и конечно же белое вино. Готовил шеф-повар Амороссо замечательно, все свои блюда приносил нам на тестирование в течение недели, оттого ему полное доверие.
Возвращались с экскурсии к баобабу, через пляж, а там ждал сюрприз. Огромными двухметровыми буквами на площади в 100 метров было написано письмо на песке. Конечно про дружбу на век, а ещё с приглашением посетить сегодняшний ужин. Все гуляющие по пляжу читали романтичное послание, замедляя шаг. Умеют развлекать туристок!



Наши аргентинцы завтра уезжали очень рано, им ещё на пляжи Мозамбика надо попасть, поэтому простились с вечера. Пабло и Сильвия стали нам друзьями и мы весело провели совместный отдых на Занзибаре. Свою нирвану мы нашли.
Скоро мне предстояло отправиться в Аргентину. Авось свидимся!
8
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Василий Кузнецов
Как всегда интересно!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.