Третье ущелье и не только

Собираясь в Абхазию, я шерстил интернет. Искал, где бы там воткнуться с палаткой. Так, чтоб море, природа и тихо. Если кто думает, что в переполненной отдыхающим людом Абхазии таких мест не найти, то пусть этот скептик знает: он недалёк от истины. Всё побережье давно и плотно освоено. Отели, пансионаты, муниципальные пляжи. Куда податься тем, кто ищет уединения? Предлагал жене поехать на Белое море. Там с этим проще. Не захотела. А «необитаемый остров» вынь да положь. Понравилось, как мы в Крыму годом ранее прямо на берегу жили в палатке.



Тогда это был эксперимент. Людмила в палатке! Думал, исстонется. Ан, нет. Полный восторг. Давай, говорит, повторим. Давай…

Повторять решили в Абхазии. Замечательный, на мой взгляд, вариант для интересного и необременительного путешествия. За несколько вечеров, проведённых в сети, я подготовил план предстоящего мероприятия, согласно которому трёхнедельное пребывание в Стране Души привязывалось к трём пунктам попеременной дислокации: Пицунда, Афон и Гагра. Тот факт, что мы едем с палаткой, не обязывал нас к постоянному в ней проживанию. За время поездки вероятность остановки в комнате или отеле не только не исключалась, но даже входила в программу. Однако тема безмятежного отдыха на лоне хотя б полудикой природы являлась центральной в повестке. Реализация данной темы стоила мне наибольших усилий. Ещё бы! В Абхазии, особенно вдоль побережья, палатку абы где не поставишь. Не поймут. Да и сам не захочешь. Что за радость разбивать лагерь на городском пляже? Остаётся либо искать укромные уголки, либо прибегать к услугам специально обустроенных кемпингов. Касательно последних кой-какая информация в интернете имеется.

Изучая эту самую информацию, я и наткнулся на знаменитое Третье ущелье. Хотя знаменито оно среди посвящённых. Я вот раньше о нём слыхом не слыхивал, и даже прочитав пару-тройку заметок, не сразу понял, как до него добраться. Зато сразу понял, что это именно то место, которое я ищу, ибо даже с учётом явных художественных преувеличений, картина, нарисованная в тех заметках, представлялась весьма привлекательной. Позже я приведу описание Третьего ущелья, а пока пора начинать рассказ, дабы не затягивать со вступлением.




Назвался он Джонни. Странное имя для абхаза. Я переспросил. Джонни, и точка! Да мне похрен. Хоть Билли. Лишь бы вписку нашёл. Полчаса уже колесим по ночной Гагре, молотим в разные двери, где сдают номера – всё без толку. Иные не открывают – спят. Те, что не спят, отмахиваются. На одну ночь никто брать не хочет. Минимум – три. А у нас по плану завтра Пицунда, с манящим где-то за ней Третьим ущельем. Зачем нам три ночи? Пойди, пойми этих, которые сдают комнаты. Зимой пятаки считают, а тут им тысяча-полторы – не деньги. И ладно б разгар сезона, так нет – пятнадцатое сентября. Могли бы пошевелиться. Куда там! Вот и приезжай в незнакомое место посреди ночи. Это днём я нашёл бы кого посговорчивее. Ещё бы и выбирал. А сейчас даже Джонни не в силах помочь. Стоит, вертит в руке сигарету. Соображает. По его лицу вижу, что с вариантами как-то не очень. Люда мило капризничает, я весело злюсь. Перспектива, остаться на улице, встаёт в полный рост, заставляя нас на ходу менять свои планы. Второй раз за последние три часа…

А началось всё в аэропорту. Посадка, багаж. На часах десять вечера. О том, чтобы ночью тащиться в Абхазию, даже не помышляем. В Адлере упадём, а утром в Пицунду. План безупречен, но жизнь вносит коррекцию. И вот мы уже мчимся в такси к абхазской границе. С нами какая-то молодая пара. Или мы с этой парой. Скорее, второе. Ребята торопятся в Гагру. Автобусов нет, а такси дорого. Нужны попутчики, и мы легко поддаёмся на уговоры, хотя в Гагру совсем не торопимся. А чего? Мы за спонтанность. Нам без разницы, где ночевать: в Адлере или там.

На границе атмосфера лёгкой нервозности. Очередь на контроль. Пограничник в окошке. Магазин Дьюти Фри на абхазской уже территории.

Неподалёку трутся таксисты. Договариваемся с тем, который потом назовёт себя Джонни, и прежним составом летим в Новую Гагру. Наших попутчиков там ждёт снятый номер, а нас… перспектива остаться на улице.

…Джонни вертит в руке сигарету. Соображает. Вдруг у него звонит телефон. Из услышанного понимаю, что это тот человек, с которым Джонни связывал неизбежный успех операции. Он набирал ему пару раз, да тот не брал трубку. Я загораюсь надеждой, но на выходе лишь сомнительный бонус к уже обозначенному раскладу. Человек готов сделать скидку, но меньше, чем на три ночи – никак. Мы сдаёмся под натиском обстоятельств и храбро меняем концепцию путешествия. По замыслу Гагра являлась десертом поездки, а станет аперитивом. Трёх дней на её разграбление будет достаточно. Решив это, я ставлю точку в наших мытарствах уместной моменту цитатой из классиков, и Джонни отвозит нас «в номера».

В отведённом нам номере воет кондёр. Судя по температуре, близкой к нулю, воет давно. Нахожу пульт и вырубаю злодея. Аплодисменты хозяину. С чувством юмора у него всё в порядке. Как и у нас с чувством голода. Хочется выпить и запоздало отужинать. Только не в этом рефрижераторе. Берём заветный пакет с провиантом и идём на балкон, что в конце коридора, где с разбега ныряем в южную ночь, с её россыпью звёзд и прочей романтикой, до которой нам не было дела, пока ночь оставалась бездомной. Но то в прошлом. Сейчас мы настроены на романтику, верим в близость тёплого моря и в своё дурацкое счастье, которое уже на подходе. Подгоняем его первым залпом вина, и оно настигает нас, кружит в бурном потоке, а потом возвращает в оттаявший номер.

В семь утра мы на море. Немного прохладно. В восемь уже хорошо. Припекает.



В десять я совершаю немыслимое: депортирую с пляжа Людмилу, и мы идём шляться. Открывать для себя Новую Гагру.

Повсюду вино. Дегустируем в разных местах. Шляпа! Позже меня научат: хочешь вино, покупай у знакомых из их домашних загашников. А пока я беру полторашку у внушившего мне доверие старичка и спешу на поиски Люды, убежавшей к торговым рядам. Нахожу быстро, но поздно. Встречает уже в легкомысленном сарафане:
- Ну, как?
- В нём пойдёшь?..

Штаны и футболка летят в мой рюкзак, и мы двигаем дальше. Натыкаемся на «УАЗик» без верха. Экскурсионный. Знакомство с владельцем, скромная предоплата, и завтра нас ожидает поездка на Рицу.

Берём курс к Центральному рынку. Без карты и навигатора легко находим дорогу, так как ориентироваться здесь проще простого. Гагра – это длинная полоска вдоль моря, ограниченная подпирающими город горами. На утопающих в зелени склонах повсюду теснятся дома, но вся жизнь бурлит в узкой прибрежной зоне, где всё нацелено на одно – вытягивать деньги из беззаботных приезжих. Нормальная цель для любого курорта. А Гагра не просто курорт – это главный курорт черноморского побережья.



Кто не согласен, пожалуйте не ко мне. Излагайте свои сомнения местным. Побить, возможно, и не побьют, но вина из домашних загашников точно уже не предложат.

Рынок финальный пункт в освоении Новой Гагры. Возвращаемся в номер и выгружаем рюкзак. Теперь в планах Старая Гагра. Все знаковые достопримечательности там. Короткий отдых и в путь.

До Старой можно пешком, но далече. Стоплю машину:
- Шеф, сколько?
- Сотня.
- Поехали.

Высаживает у колоннады. Тут выясняется: сотня с каждого. Не жирно? За пять-то минут? Говорит, что нормально, но в ответ получает, как договаривались, и пожелание «не наглеть».

Спускаемся в парк. Приморский парк – это чудо. Пальмы, платаны. Эвкалипты и кипарисы. Я зависаю у кого-то «баобаба». Люда уходит вперёд по дорожке. Нахожу её взглядом и наблюдаю, как к ней клеится пылкий джигит, возмужавший ещё при Советском Союзе. Приближаюсь. Он не рад мне, но улыбается и кивает на Люду:
- Твоя?
- Моя.
- Вах, вах! – цокает джигит языком и степенно уходит.

Мы смеёмся, но больше не разбегаемся.

Утром вчерашний «УАЗик» везёт нас на Рицу. В машине ещё четыре «туристки». Одна из них быстро находит в моём скромном лице «благодарные уши». Мы сидим рядом, и она всю дорогу делит со мной свой восторг от увиденного. Я восторгаюсь молча.

На остановках другая напасть. Там Зураб (владелец машины, водитель и гид) начинает подолгу рассказывать о том месте, где мы только что встали. Дядька он, по всему видно, хороший – в годах, трижды дед и в прошлом полковник. Но вот не сложилось с великим могучим. Склонения, падежи, мужской род, женский – всё мимо. Слушать его – испытание, сродни искупительной жертве. Однако слушать приходится. Дядька хороший.

Наконец, он привозит нас к озеру. Я вспоминаю слова, встреченного часом ранее незнакомца. Он говорил, что дорога на Рицу лучше, чем сама Рица. Мысленно соглашаюсь. Путь сюда фееричен. Сорок километров – сплошной горный пейзаж. Мешок впечатлений! На Рицу уже не хватает эмоций. Хотя, безусловно, она хороша. Особенно сверху.



Смотришь на изумрудную чашу, и хочется окунуться. Купание нам обещано, и мы едем вниз. Приходим на берег, а вода грязная. Находятся, правда, те, которых это не останавливает. Купаются. Моя «собеседница» агитирует группу пополнить ряды смельчаков, но не встречает сочувствия и пускается в одиночное плавание. Купание идёт ей на пользу. Обратный путь она проводит в молчании.

На следующий день мы прощаемся с Гагрой и ближе к обеду въезжаем в Пицунду. Катим до Рыбзавода, что есть её дальний пригород и ворота в Третье ущелье. Там отпускаем машину. Дальше пешком, либо на катере. Размышляю. Четыре версты – фигня, но со мной Люда. Тащится с ней по камням, с рюкзаками и без разведки – сомнительная авантюра. Поедем-ка мы на «такси». Как его вызвать? Контакты имеются, да нет местной симки. Зато есть кафе возле пляжа. А там: кружка пива, знакомство с барменом, звонок по мобильнику. «Ждите».

В кафе хорошо: вид на море, и пиво холодное. В такой обстановке можно и подождать. Я настраиваюсь ещё на одну кружку, но тут появляется катер, и мы спешим на посадку. Четверть часа спустя, судно швартуется у пустынного пляжа. Перед нами оно – Третье ущелье.



Ступаем на берег. Прямо на пляже причудливый ресторан на сваях из толстых деревьев. Такой: ни окон, ни стен. Одни лишь перила, да крыша. Заходим внутрь. В интерьере что-то пиратское. Не хватает огромного попугая, который бы орал: «Пиастры! Пиастры!». Хотя раскошелиться придётся и без попугая. Вон, за барной стойкой официантка. Она же, как сказали, администратор. Не удивлюсь, если, когда мы приблизимся, она крикнет: «Деньги на бочку!». Не крикнула. Вместо этого стандартная скука, как в образцовой гостинице: короткая запись, две синих банкноты, ключи от нашего номера. «Ключи» – это право поставить палатку, где нам понравится.

Под лагерь в ущелье отводится два участка: гора и долина реки. Здесь будет уместно короткое пояснение. Ущелье зажато лесистыми склонами и, что примечательно, рассечено узким отрогом. Получается как бы два ущелья. Одно с рестораном и жидкой речушкой, другое шире, с долиной мелководной реки. Встать можно в долине, либо на склоне отрога – горе.

Сначала лезем на гору. Пологий участок утыкан палатками. Свободных мест несколько, но там как-то «не комильфо». Спускаемся вниз. В долине меньше палаток и больше простора. Как раз то, что нужно. На дальней поляне, под сенью могучего дерева, мы ставим палатку и начинаем «дичать».



Без дикого пляжа дичать неприлично, а потому первым делом я нахожу подходящее лежбище. Пусть от ущелья не близко, и валуны по дороге. Но пляжик роскошный: зелёные склоны, прозрачное море. И кроме нас только чайки.

Утром иду к Рыбзаводу. Безлюдное побережье, отвесные скалы.



Сандалии слегка вязнут в гальке, и я радуюсь тем не редким моментам, когда путь преграждают огромные камни. Тогда пробуксовку сменяют прыжки, а это мне ближе. Так, с пробуксовкой, допрыгиваю до кафе возле пляжа, где вчера помышлял о второй кружке пива. Смотрю, там и парень всё тот же. Узнал меня. Улыбается:
- Пива?
- А, то!

Прохладная горечь, выпитая в три глотка, тушит во мне пожар жажды и погружает в неторопливые размышления. Итак, первая часть миссии выполнена. Дорога разведана, и теперь я спокоен. Сейчас магазины. Втарю продуктов для автономного проживания, и на базу. Но сначала купаться.

Последующие несколько дней, проведённых в ущелье, можно описать одной фразой: обычные райские будни.



Скучно писать про будни. Читать, тем более. Поэтому, перейдём сразу к праздникам. А праздники начались, когда появились коровы.

Чёртово стадо припёрлось из леса. Спустилось с холмов из деревни. Там выше деревня в полутора часах ходьбы. Почти что весь путь – сплошные дикие джунгли с едва различимой тропинкой. Бесстрашных бурёнок сей факт не смущает. Позже нас просветили, что эти визиты – обычное дело. Рутина. Не ясно одно: зачем это нужно коровам? На пляже не загорают, в море не плавают. Бродят себе по долине, травку жуют. Как будто в горах травки нету?

Пришли они ночью. Нас разбудил лай собак и звон колокольчиков. Звон характерный, с другими не спутать. Люда спросила ещё удивлённо:
- Коровы, что ли?

Тогда мы не знали ни про деревню, ни про нашествия парнокопытных, и эта версия, несмотря на свою очевидность, показалась мне слишком, невероятной. Я лишь буркнул спросонок:
- Откуда?

А утром имел удовольствие лицезреть рогатых пришельцев в непосредственной близости от нашей палатки. Тут же крутился весь личный состав местных барбосов в количестве трёх экземпляров. Псы упоённо гоняли коров по долине, не столь пугая, сколь донимая их своим лаем, который порядком достал и нас с Людой. В такой ситуации я встал на защиту коров и выгнал собак из долины. Претензий к незваным гостям на тот момент не имелось. Тем паче, что после ухода собак, они организованно и без принуждения поднялись по реке, выше нашего лагеря, чем создали иллюзию возвращения восвояси.

Позавтракав, мы с лёгким сердцем рванули на дикий пляж, где колбасились до полудня, забыв про коров и всё прочее. Вернувшись обратно, нашли в своём лагере следы вероломного нападения. Разбросанная посуда, сорванная с верёвки одежда. Но самое возмутительное – огромная мина прямо у входа в палатку. Я поднял с земли пустой пакет из-под лаваша:
- Оставили нас без хлеба.

Вот, ведь. Лично же подвешивал этот пакет на высокую ветку. Дотянулись. А так посмотришь, коровёшки-то низкорослые.
Люда кивнула на мину:
- Нашу лепёшку съели, свою подложили. Отблагодарили, чем смогли.

Чтобы избавиться от «благодарности» пришлось пожертвовать пятилитровкой. Вырезал из неё совок и вручил его Люде. Сам пошёл разбираться с коровами.

Виновники торжества мирно паслись возле речки. Утром их было четыре, теперь уже шестеро. Пять коров и один мелкий бычок, наглый, как сволочь. Всё норовил уклониться от курса, пока я гнал это стадо вверх по ущелью. Я понимал, если коровы полезут по склонам, мне их не удержать. Паршивый бычок понимал это тоже. Когда допёрло до остальных, и они бросились врассыпную по заросшим густыми дебрями кручам, я оказался бессилен. Животные разбежались, однако манёвр удался. В тот день они нас больше не донимали.

Вернулись коровы под утро. И не просто вернулись, они привели подкрепление. Проснувшись, мы насчитали двенадцать голов, которые, используя предрассветный час, оккупировали всю долину, включая прилегающий пляж.



Терпеть такое было нельзя. Я и ещё один ополченец, из числа оставшихся поселенцев, встали на защиту своих рубежей. Вооружившись дубинами, мы смогли оттеснить неприятеля к речке, но изгнать его полностью так и не получилось.

За нас это сделала мать-природа. К вечеру, впервые за эти дни, погода заметно испортилась. Похолодало, подул резкий ветер, а в воздухе явно запахло дождём. Но то была лишь прелюдия. Само представление случилось уже поздней ночью. Мы проснулись от низкой, протяжной и нескончаемой ноты. Это выл разыгравшийся ураган, взбеленивший морскую пучину отчаянным штормом. Жуткий, доложу я вам, звук. Особенно, если слушать его в тонкой палатке. Я-то привычен, а вот Люда моя испугалась не в шутку. Едва успокоил её, как небеса разразились тропическим ливнем с раскатами грома и вспышками молний. И так до рассвета.

Ночной ливень смыл даже воспоминания о коровах. Гонять больше некого. Праздники кончились, а райские будни, похоже, не светят. Море штормит, вокруг как-то пасмурно и неуютно. Мы собирались покинуть ущелье завтра, но снова меняем свой план и начинаем сворачивать лагерь.

В ущелье остаётся всего две палатки. Прощаемся с их несгибаемыми обитателями и пешком выдвигаемся к Рыбзаводу. И сразу на выходе попадаем в засаду. Из-за сильного шторма вдоль кромки воды не пройти. Нужно прыгать по мокрым камням, временами довольно высоким. Для меня не проблема, но со мной Люда. После тщетных попыток взять первый барьер, начинаю мечтать о прогулке на катере.

Тащимся в ресторан. Тот самый, пиратский. В зале один из «таксистов» уныло пьёт кофе. Больше вообще никого. Я подсаживаюсь за его стол:
- Надо уехать. Долго ждать катер?
- Зачем катер? – он тычет пальцем в сторону пляжа. – На лодке уйдём.

Спускаемся к пляжу. Там надувная лодка с мотором. Небрежно интересуюсь:
- В такой шторм её, это… не опрокинет?
- Не знаю…
- Тогда заводи.

Четверть часа спустя, мне уже наливали пива в знакомом кафе возле пляжа. Впереди нас ждал Новый Афон, и ещё десять дней отпуска. Но это тема другого рассказа. А в заключение этого, самое время исполнить обещанное, и привести описание Третьего ущелья.

Третье ущелье расположено на территории Мюссерского заповедника, лесистый, горный массив которого расчленён четырьмя ущельями: Первым, Вторым и т.д. Отсюда название. Уникальность ущелья в том, что из-за отсутствия каких-либо дорог, добраться туда можно только пешком, либо по морю. Отсюда нетронутая природа. Здесь нет никаких отелей, пансионатов и прочей застройки, чего с избытком хватает в других трёх ущельях заповедника. Особенно в Первом, которое связано с Рыбзаводом дорогой вдоль моря.

Добраться до Рыбзавода проще простого. Садитесь на всё, что катится до Пицунды. Скорее всего, это «всё» доставит вас к Рыбзаводу, который есть её дальний пригород и конечная всех маршруток. Дальше по морю, либо пешком. Если по морю, то вызвать катер можно по телефону: +7 940 774 64 66. Поездка вам обойдётся в 700 рублей. Это за катер, не с человека.

Если пешком, то идите по ходу движения автобуса. Дорога закончится в Первом ущелье. Дальше по берегу. За мысом будет Второе – более живописное и уединённое. Потом полоса дикого побережья. Увидите в скалах дыру – значит вы рядом. Дыра – это вход в рукотворный тоннель, когда-то прорубленный то ли монахами, то ли ещё непонятно кем для неизвестных мне целей. От берега к входу ведёт подобие лестницы.



Сам же тоннель кратчайшим путём приводит в ущелье. Соваться туда с рюкзаками не стоит. Застрянете. Обследуете потом. Если, конечно вы не забыли взять фонари.

Путь до ущелья у всех занимает разное время. Зависит от опыта, пола, физической подготовки и прочего. Да, приходится скакать по камням. Имейте это в виду при выборе обуви. Но в целом, ничего архисложного. Для здорового мужика – часовая прогулка вразвалочку.

Придя в ущелье, первым делом зарегистрируйтесь. Это всё в ресторане. Проживание стоит четыре сотни в сутки с палатки. За эти деньги вы получаете душ, туалет, дрова для костра и главное – возможность пожить на лоне первозданной природы. В диком лесу, у Чёрного моря.
1
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.