Страна вечного спокойствия




Лаос – наименее развитая и наиболее загадочная страна из трех бывших французских колоний Индокитая. Разрушительное колониальное влияние, междоусобные конфликты и социалистические идеи давно забыты и страна переживает период мира и благополучия, открыв миллионам путешественников свои многочисленные достопримечательности. Древние храмы, богатая культура, живописный горный ландшафт – все это незабываемый Лаос.

Для большинства россиян Лаос остается полной загадкой и ассоциируется с неким сонным царством, затерянным в горах Индокитая. Многие уже забыли о его социалистическом прошлом и теплых отношениях с «большим братом» - Советским Союзом. Вниманием прессы и телевидения Лаос не избалован. Для российских туристов экзотический Лаос, в отличие от своих соседей Таиланда или Вьетнама, пока малопривлекателен. Вот и мы ехали в Лаос, смутно представляя, что нас там ждет. Но недели хватило, чтобы влюбиться в эту страну.

Lao Time

Лаосцы никуда никогда не торопятся. А зачем? Поначалу это раздражало. Автобус должен отправиться в 9 часов, уходит на 40 минут позже. Прибыть в конечный пункт обещали в 13 часов, приехали почти в 7 вечера. Но потом вдруг понимаешь, что ничего не изменить. Это Lao Time. Это в характере местных жителей. Здесь никто не переживает по мелочам: успел так успел, опоздал так опоздал.
Спокойствие и миролюбие – главные жизненные ценности любого лаосца. Даже во время кровопролитных войн лаосцы вели себя в соответствии с принципами причинения врагу минимального вреда. Японцев лаосские партизаны убивали не сами, а заманивали их в джунгли, где много хищников и змей. Даже революция в 1975 году, когда к власти пришли коммунисты, прошла на редкость спокойно. В соответствии с лаосской поговоркой: «Лотос не поломан, вода не возмущена, а рыба поймана».
Идеал миролюбивого человека - буддийский монах. Подавляющее большинство населения Лаоса – буддисты. Каждый лаосец должен некоторое время пробыть в буддистском монастыре. Некоторые проводят в монашестве 1-2 месяца, другие остаются в монастырях всю жизнь. Монахи отказываются от собственности и работы и полностью полагаются на милость прихожан, которые обеспечивают их всех необходимым.



Лаос – бедная страна. Выезжая за пределы столицы Вьентьяна, поражаешься с нищеты. Деревянные дома с соломенными крышами на сваях. Полуголые дети, играющие прямо на дороге. Тут же гуляют собаки, куры, свиньи.
Лаосцы зарабатывают в месяц столько, сколько иностранный турист спускает в баре за ночь. В бэкпакерской столице Азии – Вангвьенге – мы познакомились с гидом по имени Пуй.
- Пуй, ты когда-нибудь видел снег?
- Нет.
- Приезжай в Россию, мы тебе покажем.
- Может быть в следующей жизни. А сейчас нет денег, - с грустным взглядом ответил Пуй.
Вечером, бредя по улице Вангвьенга, мы увидели Пуя, сидящего с друзьями на коврике и скромно отмечающими Новый год.
- Это мои друзья, – показав на нас, сказал Пуй. И нас тут же принялись зазывать к себе и угощать местным пивом. У бедных и мало зарабатывающих людей бывает большое сердце.
В то же время на улицах того же Вангвьенга или Вьентьяна много дорогих машин – «Ауди», «Лексусы». Ночью по улицам носятся обвешенные спойлерами спортивные машины, из которых гремит современная музыка. В Лаосе тоже есть «золотая молодежь».

Новая туристическая Мекка Азии

Лаос все еще социалистическая страна. На зданиях развеваются два флага – национальный красно-синий стяг с белым кругом посередине и красные полотнища с серпом и молотом.



В Лаосе по-прежнему строят социалистическое общество. Где все будут жить хорошо. Пока не очень-то получается. Но Лаос все больше берет пример со своего соседа Вьетнама, где правящая компартия активно продвигает рыночную экономику. Во Вьетнаме сделали ставку на развитие туризма. Благо и пляжей, и исторических памятников там достаточно. У Лаоса пляжей нет. Но туристов сюда едет немало. Первое время я не понимал, что их манит сюда? Сразу скажу, что русских здесь единицы. Наши все – в Паттайе и на Пхукете. А вот иностранцев наоборот, как магнитом притягивает дикий Лаос.
- Лаос – это Таиланд 60 лет назад, - сказал нам американец Вилли. – Азиатский колорит, красивая природа и все дешево.
Он и еще четыре десятка молодых людей из Франции, Дании. США, Англии, Японии погрузились вместе с нами на автобус в Бангкоке и отправились в дебри Лаоса. За экзотикой и весельем. Все это можно найти во Вангвьенге – столице молодежного отдыха.



Небольшой городок – это сплошная череда гестхаусов, интернет-кафе, ресторанов и туристических агентств.



Вокруг городка - причудлиые карстовые холмы, торчащие посреди рисовых полей. Днем молодежь лазает по пещерам, катается по окрестностям на мотобайке, сплавляется на каяках и тюбингах по реке, а вечером зависает в барах и ресторанах.

 

Туристы посолиднее и повзрослее предпочитают более тихий и спокойный отдых и отправляются в Луангпрабанг, где по утрам в кафе пьют лаосский кофе с круассанами (сказывается французское колониальное прошлое Лаоса), а днем гуляют среди буддистских храмов, наслаждаясь тишиной и живописными пейзажами.
В городке Паксе мы познакомились с чудной парой из Швейцарии – Реми и Хелен.
- Почему вы приехали именно в Лаос? Почему не Африка, где тоже полно экзотики? Почему не Латинская Америка?
- Здесь тепло и очень красивые ландшафты, - ответил Реми.
- Тогда почему не Таиланд, где тоже тепло и инфраструктура намного развитее?
- Здесь спокойно.

Памятник взяточнику

В столице Лаоса мы были проездом, но успели погулять по городу. В первый момент Вьентьян разочаровал. Площадь у фонтана Нампху (Nam Phou) напоминала поле сражения – валяющиеся повсюду поломанные стулья, перевернутые столы, горы мусора. В мусоре была и набережная Меконга. И это Париж Востока, как любят называть Вьентьян в путеводителях?
Потом дошло. На календаре-то было 1 января. И лаосцы вчера весело встречали Новый год. Это у нас принято на Новый год сидеть дома за столом, а в Азии все праздники отмечают на улице народными гуляньями.
И все же у Вьентьяна есть свое очарование. Лаос – бывшая французская колония и это наложило отпечаток. В центре города много домов в колониальном стиле.



Названия то же французские – Avenue, Boulevard.
Одна из главных достопримечательностей Вьентьяна – арка Патусай (Patuxai).



Арку построили в 1969 году в честь победы лаосцев над Францией за независимость своей страны. Самое забавное в том, что строилась арка на французские деньги и чем-то напоминает Триумфальную арку в Париже, правда с лаосским декором. А еще арку строили из цемента, выделенного американцами на строительство аэропорта. По мнению вьентьянцев, многие чиновники нагрели на этом строительстве руки и потому в народе арку Патусай называют памятником взяточнику.

Автобус с сюрпризом

Из Вьентьяна нам предстояло перебраться на автобусе на юг страны – в город Паксе. О местных автобусах стоит сказать отдельно. Таких автобусов я в жизни не видел! Огромные двухэтажные монстры, все в огнях, с мерцающим табло и бегущими строками. На втором этаже – сидячий салон, внизу – спальный. В салоне – телевизоры, туалет. Я стоял и не понимал: откуда в этой бедной стране такие автобусы?
Нам достался тоже «веселый» автобус. Называется это чудо вражеской техники sleeping bus. Мне уже доводилось ездить в спальных автобусах в Китае, и воспоминания остались не самыми приятными. Тут же было все наоборот. В салоне по бокам идут два яруса широких кроватей почти в человеческий рост. Есть подушки, одеяла. Но самое забавное в том, что рассчитаны кровати на двоих человек! Мне-то повезло – я был с женой. А можете себе представить лицо европейца, когда к нему на полку полез лаосец. Кто-то спал валетом, два наших соседа сидели и трепались всю ночь, не решившись спать в обнимку друг с другом.
Паксе – бывшая столица королевства Тямпасак, а ныне административный центр провинции Тямпасак. Городок небольшой - всего 120 тыс. жителей. В путеводителе написано, что Паксе основали и построили французы. Заметно. Симпатичные двух- и трехэтажные домики с балкончиками, узенькие улочки. Но при этом смотреть в самом Паксе нечего. Главная и, пожалуй, единственная достопримечательность - бывший дворец королей Тямпасака, ныне превращённый в отель. Паксе чаще всего используется туристами, как отправная точка для экскурсий по югу Лаоса, например, на плато Болавен, к руинам кхмерского храма Ват Пху (Wat Phu) или на четыре тысячи островов.

Затерянный мир

Плато Болавен – это плоскогорье, разрезаемое многочисленными реками и речушками, которые образуют более сотни водопадов, некоторые из которых имеют высоту больше 100 м. Здесь проживает множество самобытных племен, здесь выращивают один из лучших в мире кофе. Тур на плато Болавен – смесь экологического и этнотуризма. Первая остановка - на чайной плантации. Чай и кофе здесь выращивают еще со времен французов. Кофе надо сказать отменный. Затем мы заехали полюбоваться водопадом Tad Fane. Два огромных потока падают на дно большого ущелья. Живописно.
Неподалеку расположен второй водопад - Tad Niang. Фантастически красиво!



Хотелось здесь остаться на часок и посидеть помедитировать, но надо было ехать дальше. Поразило и другое: к водопаду проложена тропа, на крутом склоне выложены каменные ступеньки, оборудованы специальные viewpoint – смотровые площадки. Есть паркинг для автомобилей, кафе, туалеты. Почему в бедной стране Лаос это смогли сделать, а в моем родном Приморье, где тоже есть красивые водопады, до этого никому нет дела?! А потом мы плачемся, что не едут к нам туристы.
Но самым запоминающимся было посещение традиционной лаосской деревни.



Нашим гидом по деревне был местный житель, парень по имени Ху. Ему 24 года, он весьма неплохо говорит по-английски. От него мы и узнали немало интересного.
В деревне проживает около 700 жителей. В одном доме одновременно живут по 4-5 семей. А это примерно 50-70 человек! А дома весьма небольшие.



Как рассказал Ху, многим не хватает места для сна, поэтому приходится спать на кухне, или вообще под домом на специальных подстилках.



Жениться местные мужчины могут до 4 раз, но для этого надо заплатить калым: два буйвола. две коровы, две курицы и еще много чего. Поэтому, мало кому удается иметь больше двух жен. Вот и наш знакомый Ху признался, что влюблен в девушку, но у него совсем нет денег. И потому его возлюбленная через месяц выйдет замуж за богатого землевладельца. Такая вот грустная история.


 

Кстати, в этой деревне категорически запрещены любые добрачные отношения. В лучшем случае выгонят, в худшем, просто убьют. Жители деревни живут за счет выращивания и продажи кофе, кардамона и табака. Питаются очень плохо, в основном рисом. А в засушливый сезон у бедных семей нет даже и риса, поэтому они делают муку из сладкого картофеля, а потом готовят из нее еду.



Все жители деревни курят табак, причем начинают курить с 4 лет. Они делают из бамбука большое подобие кальяна и ходят целый день с этой огромной трубкой. Все, от мала до велика! Но при этом у них табу на любой алкоголь и наркотики.



Местные жители язычники, у них сохранились многие древние обряды. Например, при строительстве дома надо зарезать буйвола, закопать его кости и поставить там алтарь, который будет оберегать дом. На свадьбу зарубают черную курицу, символизирующую злых духов. Женщин изгоняют из дома на время месячных и родов, так как женская кровь привлекает нечистую силу. Несмотря на полную отрешенность от внешнего мира, все же некоторые элементы современности в деревне имеются. Например, 20 лет назад в деревню провели свет, и теперь жители скидываются несколькими семьями деньгами и покупают телевизор. А вот про компьютер, Интернет и мобильный телефон они имеют весьма смутное представление. Хотя признался Ху, он видел компьютер и даже пробовал на нем работать.
Гуляя по деревне, мы не переставали удивляться тому, насколько контрастен наш мир. В нескольких километрах от вполне развитой столицы, с французскими ресторанчиками и широкими проспектами, затерялась маленькая пыльная деревушка, где люди живут в удивительном, совершенно непонятном для приезжих мире. Но они счастливы.

Четыре тысячи островов

На самом юге Лаоса на границе с Камбоджей находится одно из чудес света. В ноябре-январе, в период сухих месяцев между муссонами Меконг мелеет и на 50-километровом отрезке образует сеть каналов, проток, песчаных отмелей и около 4000 речных островов. Это место так и называется – Сипандон (Si Phan Don), что в переводе означает «Четыре тысячи островов».
Самые большие из постоянно существующих островов населены круглый год и дают возможность поближе познакомиться с жизнью прибрежных деревень. Прибывающие в Сипандон туристы как правило селятся на трех островах - Дон Кхонг (Don Khong), Дон Дет (Don Det) и Дон Кхон (Don Khon). Наш выбор пал на последний. Из Паксе мы на автобусе доехали до какого-то захолустья под названием Накасанг. Всё, дальше только на лодке. Поначалу увиденное не произвело впечатления: ну река, ну торчащие из воды деревья, кусты и островки. Но первое впечатление часто бывает обманчивым. Высадившись на острове, мы пошли искать себе пристанище.

 

Вдоль берега реки на сваях стоят небольшие деревянные бунгало с верандами, на которых в шезлонгах и в гамаках релаксируют евротуристы. Кто книжки читает, кто пиво потягивает, кто просто спит. Одним словом, спокойный и безмятежный отдых.



Мы остановились в небольшом отельчике Souksan Guesthouse. Одним из совладельцев гестхауса является колоритный британец Том. Он жил во Франции, но десять лет назад его каким-то ветром занесло сюда в Лаос на остров Дон Кхон. Том влюбился в эти места и даже прикупил участок земли. Первое время жил без электричества, которое провели на остров всего три года назад. У Тома мы и узнали, что интересного есть на острове. На Дон Кхоне еще от французов остались несколько колониальных строений, а также остатки железной дороги (кстати, единственной в Лаосе) и пирс. Еще на острове можно посмотреть живописные водопады, в том числе и самый большой, по словам Тома, водопад в Юго-Восточной Азии - Кхон Пхапхенг (Khon Phapheng). А еще у острова Дон Кхон в водах Меконга водятся редкие речные дельфины.
Наутро мы взяли в прокат велосипеды и отправились смотреть дельфинов. Деревня, в которой мы поселились, поразила. Экзотика та еще! Деревянные хибарки, на которых гордо красуются названия restaurant и guesthouse. В любом «отеле» можно купить билеты на автобус куда угодно – во Вьентьян, Луангпрабанг или Вангвьенг, в камбоджийские Пномпень и Сием Риеп, вьетнамские Дананг, Хюэ и Ханой, и даже в Бангкок. При этом ценник вполне умеренный. К примеру, мы купили два билета до Пномпеня всего за 24 доллара. В который раз убеждаюсь, что Юго-Восточная Азия – рай для самостоятельных путешественников.
Наш путь лежал на север острова. Мы ехали по узкой тропинке через джунгли. По дороге то и дело попадались небольшие деревушки.



Иногда у меня возникало ощущение, что я перенесся на машине времени. Люди здесь живут так же, как и их предки сотни лет назад – в деревянных лачугах на сваях, питаются тем, что дает огород и Меконг. Дети бегают полуголые. Хотя если присмотреться, то можно увидеть спутниковую антенну во дворе.

 

Как уже говорилось выше, в Меконге ниже водопадов живет популяция пресноводных дельфинов Иравади, которые находятся под угрозой исчезновения и охраняются Всемирным фондом диким природы. Мне не понятно, как они вообще здесь прижились. Вода в реке чудовищно грязная. Ведь в Меконг тоннами сливаются отходы. Не от этого ли они исчезают?
Мы взяли на прокат лодку и поехали смотреть дельфинов. Встали на середине реки и начали всматриваться в речную гладь. Но никто не появлялся. Я вспомнил, как во Владивостоке китайских туристов возили на катере смотреть русалок. Китайцы всматривались в море, но русалки не появлялись. А потом гид им заявлял, что русалки, видимо, уплыли в другое место и предлагал взамен покормить чаек. Вот и я грешным делом засомневался, а есть ли тут вообще дельфины? Хотя на берегу одна европейская туристка сказала, что полдень не самое лучшее время для поездки. Не знаю, может сиеста у дельфинов, и они спят в это время. Но мы их все-таки увидели! И это действительно дельфины. А на берегу потом уже увидел плакат, на котором было написано: «Уважаемые туристы. Дельфины дикие животные. И мы вовсе не гарантируем, что вы их сможете увидеть». В общем, намек на то, что денег вам никто возвращать не будет.

Ниагара Меконга и нетрезвый гид

А на второй день мы отправились смотреть самый крупный водопад в Юго-Восточной Азии - Кхон Пхапхенг, который еще называют «Ниагарой Меконга». На самом деле высота его всего-то 15 метров. А самый крупный он по объему расхода воды. Это даже не один, а целый каскад водопадов, стекающих с разных уровней Меконговского плато. Туристы, как правило, добираются к нему по суше и смотрят водопад со специально оборудованной площадки. Нам же хозяин нашего отеля по имени Папа Луанг (так он представился) предложил посмотреть водопад так сказать изнутри. Папа Луанг – мужик забавный. Трезвым мы его не видели ни разу. Даже утром. Вот и на сей раз в лодку он сел с бутылочкой местной водки Lao Lao и с «запивоном» – бутылкой пива. При том, что уже был сильно подшофе. Сначала мы плыли по каким-то протокам, затем продирались через джунгли, а затем уже по камням и скалам пошли на шум водопада. При этом наш полутрезвый гид с бутылкой в руках ловко скакал с камня на камень, а мы – дети большого города – еле поспевали за ним.
Наконец мы вышли к водопаду! Он был буквально в нескольких метрах от нас. На Ниагару, конечно, не тянет, но тоже красиво. С другой стороны, разве бывают некрасивые водопады? В этом месте река, распадаясь на несколько мощных потоков, падает с каменных уступов. Мы посидели на скале и полюбовались этим волшебным зрелищем. А я еще успел и искупаться в горном потоке. Вот это настоящий экотуризм!



Вечером мы сидели на веранде и наслаждались закатом. Закаты над Меконгом особенно красивы. И вообще здесь на Меконге хорошо. Спокойно. Душевно. Здесь нас накрыло лаосское неспешное и расслабленное отношение к жизни. Некуда бежать, незачем спешить…
Лаос мы покидали с грустью. Эта бедная и слаборазвитая страна покорила нас. Покорила своей природной красотой, доброжелательностью ее жителей. Когда мы прощались с Томом, он произнес хорошую фразу: «Вы же видите, что этот мир маленький». И, правда, почему бы не вернуться в Лаос?
3
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.