Шаман-Тыва

«Нельзя в могилу лезть, нельзя! Что они вам сделали?! Это вам так просто с рук не сойдёт – наказание настигнет рано или поздно!» С этих слов таксиста в абаканском аэропорту и началась для меня поездка на раскопки курганов в мистической стороне – Тыве.



Только выйдя из аэропорта, понимаешь, что оказался на территории совершенно иной культуры – уже прямо здесь тебя встречает буддийское сооружение, увешанное цветными ленточками. Придорожные деревья вдоль главной трассы также одеты в разноцветные лоскутки. Тыва – самобытный, необыкновенный край! Он живёт своей, совершенно отдельной от всей России, жизнью. Из местного аэропорта можно улететь в Новосибирск да Иркутск, железную дорогу сюда ещё пока только строится… Это словно обособленный запломбированный мирок, ревностно хранящий свою культуру от внешних посягательств.

Так, в Тыве нас радушно встретили тувинки в национальных костюмах и высоких головных уборах. Они угощали солёным чаем с молоком и по правилам буддийского обычая передавали нам на руки белые лоскуты с традиционным орнаментом, как символ чистых намерений. Этот обряд гостеприимства проходил у буддийской ступы с надписью «Ом мани падме хум». Откуда-то тут же появилась местная смуглая ребятня, заинтересованная туристами, и стала обходить вокруг ступы, исполняя ритуал.



Здесь основные религии – буддизм и шаманизм. К шаманам, как прежде, местные жители обращаются как к последней инстанции. В Тыве даже есть профсоюз шаманов. А что касается буддизма, то в такой небольшой республике полно дацанов (тувинцы называют их хурээ) и монастырей. Но большинство тувинцев, как в разговоре признаются они сами, выполняют все обряды на всякий случай, особо не вникая в философию, как это, впрочем, часто бывает и в других религиях.

Кстати, над нашим палаточным лагерем, что находился в долине реки Ээрбек, постоянно кружил один и тот же орёл. Говорят, птица появилась здесь после камлания шамана – он просил разрешения у местных духов («хозяев места») на проведение раскопок. Вроде бы духи согласились, а защищать от всякого проклятия отправили эту огромную хищную птицу. Хочешь – верь, хочешь – нет, но этот орёл чуть ли ни жил с нами – постоянно низко нарезал круги вокруг территории лагеря или сидел на ветке и наблюдал за нашей жизнью. К слову сказать, в Тыве, даже совсем далеко от населённых пунктов, на многих горных вершинах можно увидеть сложенные из камней пирамиды. Это оваа – языческое сооружение. Как нам объясняли местные, нужно взять с подножия горы камень и поднять его на вершину, загадав желание. Тем самым ты делаешь гору выше, за что духи и отблагодарят тебя, исполнив загаданное. Сейчас тувинцы, может, и носят камни наверх именно по этой причине, но всегда оваа было местом для обряда, жертвенником, где кочевники задабривали «хозяев места».



Все разговоры о тувинской приверженности своей культуре не только ради красного словца – в Тыве проводятся крупные турниры по национальной борьбе хуреш (что-то наподобие сумо), играют на игиле и варгане, исполняют горловое пение. Эта тувинская культурная самобытность стала известна во всём мире, в том числе, благодаря группе Yat-Kha. Сегодня республику всё также населяют кочевники, по долинам разбросаны юрты чабанов: два часа – и готово пастушье убежище, в котором прохладно днём и тепло ночью.

Почти пять тысяч километров до Москвы и более двух тысяч до Улан-Батора… Тыва – самый центр Азии и, к тому же, юг Сибири. Оттого погода здесь не для изнеженных! Что представляет собой рядовой июльский день в Тыве? Днём температура обычно переваливает за тридцать градусов, азиатское раскалённое солнце не греет – печёт. Вокруг холмы, поэтому спасительного ветерка неоткуда ждать. Но к вечеру градусы стремительно падают и ночью могут даже рухнуть до нулевой отметки. А ещё бывает, что посреди знойного тувинского дня вдруг ни с того ни с сего начинается крупный град. И, кстати, проезжая мимо зловещих скалистых пиков природного парка Ергаки, в середине июля можно любоваться снежными полянками.Разумеется, организм неподготовленного жителя средней полосы испытывает сильный стресс от таких перепадов. Поэтому прибывшим в Тыву советуют сразу же и основательно лечить даже самую незначительную простуду, потому что ошалевший от происходящего организм может не справиться и с ней. Так что большинство участников наших раскопок ходили одновременно с простудой и солнечными ожогами! Кстати, осень в Тыве наступает в августе, а в сентябре здесь уже лежит снег…

Наш полевой сибирско-азиатский лагерь на берегу ледяной горной речки располагался в интересном месте: с одной стороны – типично сибирские зелёные скалы с соответствующей флорой; с другой – азиатские жёлтые холмы с колючками. А туда дальше – настоящая тайга, живущая своей дикой и неприветливой жизнью. Заберёшься куда-нибудь повыше – и любуешься скальными хребтами: словно скелет огромного животного развалившегося на сибирских просторах. Правда мы старались не задерживаться до темноты вне лагеря: и рысью пугали, и волком.



В Тыве всего пять городов. Самый крупный из них, он же столица, – Кызыл. Да и тот населением чуть более чем сто тысяч (во всей республике и полумиллиона не наберётся). Чем интересен Кызыл? Здесь на городской набережной имени Кужугета Шойгу (да, папы Сергея Шойгу – их тут обоих, к слову, все очень любят) можно наблюдать начало Енисея на слиянии Большого и Малого Енисея. Там же установлен обелиск «Центр Азии», который на самом деле вовсе не является этой географической точкой, а только её символизирует. С этой набережной также открывается вид на огромную буддийскую мантру, изображённую на горе Ленина. Кстати, в Кызыле, как и почти в каждом городе постсоветского пространства, разумеется, есть памятник Ленину. Но только тут Вождь мирового пролетариата заодно с народом даже внешностью – такой же по-тувински раскосый.



Но самая главная достопримечательность Тывы – его Национальный музей. Он был бы самым обыкновенным краеведческим музеем, если бы в нём, в отдельной чёрной комнате с климат-контролем, охраной и под семью замками, не находилось легендарное скифское золото! Это десятки килограммов золотых украшений, найденных археологами в царских захоронениях Аржан-1 и Аржан-2. Поразительно искусная, тончайшая, филигранная ювелирная работа в зверином стиле, выполненная мастерами 7-5 веков до нашей эры! От увиденного захватывает дух и слепит глаза! И теперь я с уверенностью могу сказать, что Париж – далеко не крайняя точка, после которой позволительно умирать!

На всей территории Тывы то тут, то там можно наткнуться на сложенные на земле по кругу камни – это как раз и есть скифские захоронения. До сих пор археологи раскапывают курганы в надежде повторить успех Аржана, но обычно всё ограничивается золотыми бляшечками или наконечниками стрел, потому что большинство захоронений разграблено ещё тысячи лет назад. Но, в целом, Тыва щедра на находки: так, например, на окраине одного из сёл обнаружили хорошо сохранившиеся петроглифы в виде медведей и оленей, поверх которых расположилась более современная наскальная живопись а-ля «Юлия+Чайзат».



Хотя я знаю, что Тыва лидирует по криминальной обстановке, и много слышала о тувинском шовинизме относительно русских, каких-то негативных выпадов с их стороны, слава богу, не было. Единственное преступление, жертвами которого мы стали, – стащенная с нашего археологического раскопа тачка. Мало того, тувинцы вообще не производят впечатления агрессивных людей. Наоборот, по манере общения они похожи на детей – стеснительные, скромные и даже будто немного наивные.

Недра Тывы богаты углём. Для его добычи сейчас строят железнодорожное сообщение. Неизвестно, что теперь станет через энное количество лет с тувинской культурой – может, она также попадёт в глобализационную мясорубку. Неизвестно, что будет с дикой и пугающе красивой сибирско-азиатской природой – может, её перемелют и выплюнут челюсти угледобывающей промышленности. Но пока что Тыва – это островок первозданности, аутентичности и археологических богатств.
5
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.