С рюкзаком по Карелии (продолжение)

Начало

В гостях у метеорологов



Долго ли мы шли, теперь уже не вспомню. Да и тогда не отложилось - вокруг было так красиво, что о времени мы совершенно не задумывались, то и дело останавливаясь для фотосессий. С одной стороны - чистое синее море с морскими звёздами, с другой - нагромождения огромных камней, постепенно переходящие в скалы:


 

Может, прошёл час, может, несколько. В конце концов, мы добрались до маленькой бухточки, где берег выглядел практически, как пляж (если только это определение можно применить к холодному северному морю) - ровный мелкий песочек без единого камня с плавным заходом в воду:




А среди прибрежных скал мы заметили крышу небольшого домика, по виду жилого:



Обрадовавшись встрече с людьми в этой абсолютно пустынной местности, мы решили подняться к дому и поговорить с хозяевами - уточнить дорогу, разведать обстановку. Да и просто было интересно.

Оказалось, что это метеостанция. Хозяева - метеорологи - тоже были удивлены нашим появлением, потому как обычно люди здесь просто так не ходят. Спросили, кто мы, откуда. Да вот, говорим, идём по берегу, думаем дойти до Гридино. Сами из Москвы, сюда приехали Карелию посмотреть...
Так и разговорились. Жаль, не помню уже, как звали этих людей - таких хороших, тёплых, простых, знакомство с которыми было мимолётным... Оказалось, хозяин тоже из Москвы - то ли родился там, то ли просто долго жил. А теперь вот перебрался сюда, на эту метеостанцию, живёт и работает здесь уже довольно давно. Мы очень удивились - обычно все как раз стремятся в Москву, а тут вдруг наоборот - из Москвы, да в глушь... "Что вы, - говорит, - здесь замечательно, тихо, спокойно. Работаем, никто не мешает, не дёргает. Дети летом здесь, зимой в Кеми, в интернате. Чистый воздух, природа... А в Москву я съездил недавно по делам, так там стреляют..." Н-да, было, было. Лихие девяностые...

Хозяин сказал, что по берегу до Гридино нам не дойти - нужно переходить небольшой залив, и сделать это можно только выше и только во время отлива, во второй половине дня. Так что надо немного подождать, а потом их старший сын нас проводит.

Ну, раз предстояло ждать, я решила пока пойти искупаться - уж больно пляжик здесь был замечательный. Услышав это, хозяева в один голос стали меня останавливать: "Какое купаться, ты что?! Вода тринадцать градусов, утром мерили! Заболеть хочешь?!" Я говорю, мол, уже купалась утром - ничего, не холодно. Тем не менее, на меня посмотрели, как на ненормальную (мне это тогда даже польстило).
Однако очень скоро я поняла, что мудрых людей нужно слушать, хотя бы иногда. Море здесь оказалось намного холоднее, чем в месте нашей утренней стоянки. Видимо, там воде отдавали тепло нагретые солнцем камни. А тут камней не было. Вернее, был только один, единственный, одинокий валун, верхушка которого немного торчала из воды довольно далеко от берега. Так что я выскочила из воды сразу же, как зашла. Но увидев, как при этом ухмыляется мой благоверный, я решила пойти на принцип. "Ничего, - говорю, - это первая реакция, сейчас повторю, легко". И мужественно разлеглась в воде, изображая фотомодель на южном курорте.


После этого, погревшись немного на берегу, я вошла в воду в третий раз. Холода больше не чувствовала и спокойно поплыла к верхушке того самого одинокого валуна. Посидела на ней немного, после чего продолжила водные процедуры. Мне было хорошо и комфортно...пока вдруг ноги и руки не перестали меня слушаться, а дыхание перехватило... Всё-таки замёрзла... Но выбраться самостоятельно, слава Богу, смогла.

Когда мы вернулись в дом, хозяйка как раз накрывала обед - уху из горбуши, котлеты из неё же, на гарнир...это не имело значения: от такого меню я была почти в шоке. Сейчас это трудно представить, но тогда, в девяностые, в Москве горбуша считалась деликатесом - это ж КРАСНАЯ РЫБА!!! Её, слабосолёную, подавали к праздничному столу. А тут из неё котлеты... И уха, в которой плавает её же икра...КРАСНАЯ ИКРА!!! Но для поморов это, как оказалось, обычная еда, повседневная. Что такое горбуша, когда практически возле дома плавает сёмга?..)

Меня спросили, как купание. Пришлось честно всё рассказать (я подумала, что это будет лучше, чем распускать хвост и строить из себя крутого моржа - умная мысль...). После чего мне тут же налили горячего чая, добавив в него несколько ложек...спирта. Чистого. Я посмотрела на это круглыми глазами и сказала, что не пью. "И не надо пить, - говорят. - Надо ВЫПИТЬ. Иначе сляжешь". Пришлось подчиниться. И помогло. Правда. В результате такого лечения я даже не чихнула ни разу. И надо сказать, этот простой рецепт впоследствии не раз спасал меня от надвигающейся простуды. Тут главное - не опоздать, поймать ту грань, когда симптомов простуды ещё нет, но чувствуешь, что вот-вот будут. Стопроцентная помощь)


Через леса над морем



После обеда, тепло попрощавшись с этими гостеприимными людьми, мы отправились дальше. Их старший сын, как и договорились, пошёл нас проводить. Этот парень в свои четырнадцать лет казался гораздо взрослее и умнее нас, двадцатипятилетних - видимо, постоянное проживание в этом суровом крае способствует раннему взрослению и самостоятельности. Собираясь в дорогу, он взял с собой ружьё, намереваясь "подстрелить кого-нибудь" для нас. Но не случилось. А по поводу медвежьих следов (которые, кстати, попадались нам и позже) он сказал, что это не ошибка - действительно, где-то рядом ходил мишка. Слава Богу, умный и, видимо, сытый зверь - ходил близко, но не показывался.

Шли над морем, по скалам, потом через лес. Наконец, вышли к берегу того самого заливчика, дно которого открыл отлив. Наш проводник велел переходить строго по камушкам, не делая ни шага в сторону, и пошёл первым. Быстро так пошёл, легко, почти бегом. Мы поняли, что и нам следует делать так же. Но это оказалось не так-то просто - камушки были скользкие, маленькие и на приличном расстоянии друг от друга. На одном из них я оступилась, потеряла равновесие и одной ногой встала на дно, казавшееся твёрдым и безопасным. Ногу тут же начало засасывать, да так быстро, что я едва успела её выдернуть. Но без сапога. Сапог остался в глинистом дне и продолжал уходить. Я схватила его рукой, с молниеносным усилием вытащила и оставшуюся часть пути не просто быстро шла - бежала, летела с камня на камень, а перед глазами проносилась вся моя жизнь, тогда ещё такая недолгая... Всё это было, как в тумане, пока я, наконец, не почувствовала под ногами твёрдую землю другого берега. Единственное, что я могла тогда говорить, это "Господи, Господи..." Это было, действительно, страшно...

После этого парень ещё немного прошёл с нами, указал дальнейший путь через лес и попрощался, торопясь обратно до прилива. Молодец))

Немного передохнув и ещё раз посмотрев карту, мы определили, что через этот лес должны выйти к речке Кятке. Так и оказалось, да только всё равно неожиданно: на выходе из леса мы увидели неописуемой красоты заводь - такую, что сразу даже не поняли, что это Кятка и есть:




Сама речка журчала где-то на противоположной стороне, её не было видно с того места, где мы стояли, но было слышно: такой мягкий шум небольшого водопадика, умиротворяющий, убаюкивающий...

Здесь мы остались на два дня. Это было просто идеальное место для отдыха: купание в тёплой, спокойной воде - такой же изумительно вкусной и чистой, как и в озере у избушки, тихое журчание водопадика где-то неподалёку, а комары - мы их уже не замечали... Вот только не знаю, есть ли тут рыба и какая. Наверняка есть. Но мы не ловили - не хотелось. Хотелось только лениться. Продукты у нас заканчивались (не рассчитали, уходя из избушки), но мы были уверены, что что-нибудь купим в Гридино - ведь в любой деревне есть какое-нибудь сельпо. Эх, если бы всё знать заранее... Одно слово - москвичи необученные...)

Через два дня всё-таки двинулись, хотя так не хотелось уходить. Обошли заводь по берегу и нашли, наконец, то место, где журчала Кятка:


 

Речку надо было перейти. Здесь как раз был брод, но течение оказалось быстрым, сильным, сбивавшим с ног. А камни - скользкими. Пришлось вставать на четвереньки, иначе не получалось.

Дальше снова шли вдоль моря, над самым берегом, по скалам. Из еды к этому времени у нас осталась практически только соль. А до Гридино было ещё идти и идти. Как обычно бывает в таких ситуациях, меня пробило на разговоры о всякой вкусной и здоровой (и не очень) пище. Я взахлёб рассказывала моему верному спутнику, какой замечательный я умею готовить плов, да ещё в разных вариантах, с подробностями. А какие блины я пеку... Но сейчас лето, а посему по возвращении первым делом приготовим окрошку... Заткнулась я после того, как мой друг спокойно и уверенно пообещал скинуть меня со скалы)) Но это ещё ничего. Гораздо хуже было то, что у нас заканчивалась пресная вода. Мы, конечно, набрали сколько-то, уходя с Кятки, но не цистерну... А больше по пути не было ни речек, ни озёр. Наконец, увидели небольшую речушку, практически ручеёк, петлявший среди камней. Забыв про усталость и голод, кинулись к воде...солёная!... Пить нельзя. И местность вокруг выглядела какой-то просоленной:




Что же делать-то? Поголодать-то можно, а вот без воды... Всё же сделали привал. Углубившись в лес, нашли какую-то то ли лужу, то ли болотце. Вода там была мутная и невкусная, чуть солоноватая. Но за неимением альтернативы пришлось набрать хоть такую. Эту воду, естественно, вскипятили, после чего её вкус стал ещё более неприятным...

Но правильно говорят: никогда, никогда не надо отчаиваться!) Уже на следующий день в просвете между деревьями мы ясно увидели крыши домов, а перед ними - небольшой морской залив, последнюю водную преграду, отделявшую нас от Гридино. Мы дошли.


Гридино



Усталость и голод как рукой сняло. Но залив надо было перейти, поэтому пришлось остановиться и ждать отлива. Чтобы не терять времени, я ещё раз искупалась - здесь было много крупных камней, отдававших воде всё накопленное за день тепло. А между камнями - водоросли, увешанные морскими звёздами, как ёлка игрушками.
Отлив открыл дно, которое оказалось твёрдым. Перейдя залив, мы сразу увидели колодец, потом ещё один. А жизнь-то налаживалась)) Но идти в деревню мы почему-то не спешили, задержались на берегу. Вскоре начался очередной прилив, и залив снова стал заливом, как будто отрезая путь назад:


 

Настало время подойти к домам. Все они были закрыты, а те немногие люди, которые нам встречались, смотрели на нас почему-то недоверчиво, с подозрением даже. Наконец, дверь одного дома открылась, и к нам вышла бабулька: "Вы кто? Чего здесь?" "Туристы мы, - отвечаем, - идём от метеостанции, закончились продукты, хотим купить. Здесь есть какой-нибудь магазин или палатка?" "Нет, - говорит бабуля, - магазина у нас нет." - "А где же Вы продукты берёте?" - "В Энгозеро ездим, а хлеб сами пекём". Вот тебе и раз... Но тут вышел пожилой мужчина: "Ты, - говорит, - в дом людей пусти, там и поговорим, что на улице держишь?"
В доме нам налили чая и по стопочке. После этого разговорились, хотя и не очень охотно. От того, что мы услышали, стало грустно. Нам сказали, что если мы хотим остаться на какое-то время, то нам могут сдать крышу за...несколько бутылок. А всего за одну бутылку нам могут продать хорошую свежепойманную сёмгу... Простите меня те, кто знает эти места, но я пишу всё, как было. Очень хочется верить, что хотя бы это со временем изменилось к лучшему...
Мы сказали, что задерживаться не собираемся, но нам нужно купить хоть какой-то еды - немного хлеба, чая, сахара. Люди посоветовались и ответили: "Хорошо. Давайте бутылку". Мы растерялись: "У нас нет бутылки, у нас только деньги...". Они снова посоветовались: "Хорошо, давайте деньги. На бутылку"... После чего нам дали буханку хлеба, пачку чая и почти полный пакет сахара. Грустно. Грустно...


Домой



Мы решили не задерживаться здесь, и отправились в путь прямо в ночь, благо она была белая. Шли по проезжей дороге, ведущей к станции Энгозеро. Примерно час спустя сделали привал - выпить чаю, поесть хлеба. Палатку ставить не стали, так как решили не спать, да и негде было, а костёр развели прямо в камнях. Природа как будто специально позаботилась об организации места для таких вот стоянок: здесь был и стол, и скамейки, и печка - и всё это нерукотворное:




Но чай не помог. Усталость, отступившая, как показалось, надолго, вдруг навалилась разом, придавила, как каменной глыбой. А надо было идти. И тут мой друг (откуда узнал? как догадался?) вдруг неожиданно нашёл золотой корень, ту самую родиолу розовую, которая отлично тонизирует и стимулирует, наподобие женьшеня или элеутерококка. Оказывается, она растёт в этих местах. Очистив несколько корешков, пару мы заварили, остальные взяли с собой. Отвар золотого корня подействовал, как живительный эликсир - усталость ушла, появились силы и энергия. И мы в бодром спортивном темпе прошли одним махом аж восемнадцать (!) километров. Шли без остановок, на ходу прихлёбывая отвар или просто жуя очищенные корешки. Возможно, шли бы и дальше, но я сделала две ошибки, заставившие нас в итоге всё же остановиться. Во-первых, я слишком туго затянула лямки своего рюкзака (почему-то показалось, что он неудобно болтается), а во-вторых, сменила сапоги на кеды - жарко стало в сапогах. В результате плечи стало ломить, а ступни сквозь тонкую мягкую резиновую подошву кед ощущали каждый камешек, которыми была усыпана дорога. И хотя родиола розовая прекрасно стимулирует, но всё же не обезболивает. Поэтому пришлось сделать очередной привал, чтобы дать ногам и плечам хоть немного отдохнуть. Рюкзаки скинули прямо у дороги, я осталась с ними, а мой благоверный углубился в лес в поисках более подходящего места для костра.

Дальнейшее помню смутно, если вообще помню. Было ощущение, что меня куда-то вели. Очнулась в палатке... Оказалось, я присела рядом с рюкзаками и...уснула. Вырубилась начисто. Со слов моего спутника, выйдя из леса, он "увидел мой труп". Попытался меня разбудить, но потом понял, что это бесполезно. Тогда он нашёл место для стоянки, поставил палатку, перетащил туда рюкзаки и меня... И я честно проспала до следующего утра. Но хоть выспалась...))
Уже дома, когда плёнки были проявлены, а фотографии напечатаны, я увидела среди них вот эту:




Выспаться-то я выспалась, но ноги и плечи продолжали болеть, и довольно сильно. Так что, когда мы, наконец, дошли до места, с которого выскочили на дорогу, покидая нашу избушку, встал вопрос: возвращаемся туда? Или уже на станцию? Я призадумалась: по времени и километрам идти было примерно одинаково. Но если к избушке, то это снова через болото. Но зато там оставшиеся продукты... Я присмотрелась к моему спутнику и поняла, что он уже тоже практически никакой, хотя и держался молодцом. Так мы оставили наш провиант тем, кто его, может быть, найдёт и поковыляли к станции. Обоим уже хотелось домой.

Оставшихся денег нам в обрез хватало на два билета до Москвы в общем вагоне (не считая неприкосновенных копеек на метро). Но, поразмыслив, мы решили взять билеты не до Москвы, а до Бологого, а там уже действовать по ситуации.

На станции в уголке сидел какой-то немолодой мужчина и, ожидая свой поезд, намазывал хлеб маслом. Так уж получилось, что мы одновременно взглянули друг на друга. После чего он тут же встал, подошёл и отдал нам и хлеб, и масло. Мы изо всех сил стали отказываться - стыдно, неудобно, да и вообще, что мы.. Но он только улыбался: "Кушайте, ребята, вам, небось, ехать далеко, а я через два часа дома буду, мне в Кемь, на ближайшем поезде". Что тут скажешь?.. Спасибо, добрый человек... Больше ничего...

Мест в нашем общем вагоне было достаточно, заполняться он стал ближе к Петрозаводску, так что мы сразу же забрались на верхние полки и спокойно и лёжа доехали до Бологого. Там нам предстояло решить: доплатить остаток проводнику и ехать до Москвы, или выйти и на эти оставшиеся деньги чего-нибудь поесть, а до Москвы добраться электричками. Решали недолго и не споря. Даже особо не разговаривая. Вышли, купили банку консервов и хлеб, тут же всё съели и пошли на электричку. Правда, на билет у нас уже не осталось, но и турникетов тогда не было...)

До Твери доехали без проблем, а вот из Твери в Москву нарвались-таки на контролёров - они всегда ходили в этой электричке. Суровый дядька-контролёр явно вознамерился высадить нас, но в тамбур за нами почему-то не пошёл. Краем уха мы услышали его разговор с напарницей. Она: "Что, оштрафовал? Высадил?" Он: "Да нет, поднял, пусть в тамбуре едут. Что взять с этих дикобразов?"))

Дома меня встретила подруга, на попечение которой я оставила пса и жильё. Посмотрев на меня, насквозь пропахшую костром, в футболке неопределённого цвета с кровавыми пятнами от убиенных комаров, она робко спросила: "Можно, я не буду сейчас тебя обнимать?.." - "Не обнимай, не вопрос, лучше скажи, покушать есть что-нибудь?" - "Конечно, есть, сейчас!" И заварила мне растворимый быстросуп... Без комментариев))
Зато потом меня ждал душ (с горячей водой) и постель - удобная, с подушками и постельным бельём...))


Эпилог

Практически все, кому я рассказывала об этом путешествии - и тогда, и позже - говорили примерно одно и то же: "Ну, вы экстремалы!" Да нет, не экстремалы мы. Экстремалы осознанно едут за адреналином. А мы, собираясь в этот поход, не знали, как будет. Как тот Дед Мороз, который "просто лето хотел посмотреть". Да, вышло с некоторыми элементами экстрима. Зато впечатления и воспоминания остались на всю жизнь. Замечательные впечатления и воспоминания.

Можно ли повторить такое сейчас? Уверена, что можно. Сейчас даже проще - есть интернет, где можно почерпнуть всю необходимую информацию и даже больше, подковаться, сделать нужные выводы. Есть мобильная связь - правда, я не уверена, что она будет нормальной в далёких карельских лесах. Поэтому все же лучше, как и раньше, иметь при себе карту местности в бумажном виде - на всякий случай.

Повторила бы такое лично я? Сейчас, двадцать лет спустя? В одиночку - конечно, нет. С единомышленниками - запросто! Разве что пошла бы теперь в другую сторону, куда ещё не ходила - хочется посмотреть новое лето))
3
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.