Репортаж из сумасшедшего дома. Как я увидела Вьетнам




Небольшой город Далат, который находится на высоте 1 500 метров над уровнем моря, встретил нас солнечной, но прохладной погодой. Наша туристическая группа ехала в то место, которое вьетнамцы сильно недолюбливают. Уж слишком оно нестандартное для их социалистической республики.

Автобус начал совершать активные маневры, насколько это было возможно на узких, пыльных, загруженных улицах, и группа туристов стала просыпаться, потирая свои загорелые лица. Автобус остановился, нас попросили выйти.
– Не задерживайтесь, пожалуйста скорее – кричал изо всех сил гид, расталкивая локтями пеструю кучку женщин во вьетнамских шляпах, которые держали в руках большие подносы клубники и чуть ли не тыкали в нас шелковыми картинами.
– Они здесь часто красят зеленые ягоды гуашью, а кто не красит - завышает цены в несколько раз по сравнению с рынком. Лучше не берите и проходите пожалуйста, не толпитесь в проходе.
Пока мы стояли в очереди за билетами в гостевой дом Ханг Нга, Лёша, так звали нашего гида, успел протараторить быстро, без запинки почти что всю историю этой вьетнамской достопримечательности.
– Архитектор Дан Вьет Нга или просто Наташа, вот ее фотографии, здесь и здесь – Лёша быстрыми движениями указывает на увешанную потрепанными снимками стену около кассы. – Она дочь бывшего генсека коммунистической партии Вьетнама. Кстати, Вьет Нга очень любит Россию. Она закончила Московский архитектурный институт и защитила кандидатскую. Вы ведь уже успели оценить всю необычность проекта?



- А что курил автор? – хихикая выкрикивает загорелая барышня из толпы. Лёша оборачивается и натягивает дежурную улыбку. Видимо дама не первая, кто озвучил здесь такую шутку.
- Это про курение вы верно подметили. В молодости госпожа Нга была хиппи и говорят, что, как и многие представители этой культуры, увлекалась легкими наркотиками.
Мы стоим в центре этой, казалось, необъятной, но тесной гостиницы, которая представляет собой гигантский корень дерева – смесь из фантазий Гауди и сказочного мира Алисы в стране чудес. Его корни – десятки изогнутых тонких лестниц, казалось опутывают тебя, как плющ опутывает деревья и стены домов. Становится сложно дышать, двигаться, немного кружится голова, кажется, что отсюда также сложно выбраться, как и Алисе из ее сказочного мира. Мои размышления прервал гид:
– Знаете, почему гостиницу назвали Сумасшедшим домом? Однажды, группа англоговорящих туристов приехала в гостевой дом и была настолько поражена его сложной архитектурой, переплетением лестниц, множество ходов и выходов в форме пещер и туннелей, что люди начали бегать по всей территории и восклицать: «Crazy house! Crazy house!». Наташа услышала это и решила дать второе имя своему дому, более яркое и запоминающееся.



– Наверное у них была грандиозная пьянка – опять хихикает загорелая дама.
– Не исключено, но возвращаться в отель вечером и «под шафе» не очень безопасно. Вы только посмотрите на изгибы этих лестниц. Ладно, встречаемся через 50 минут на этом же месте и попрошу не опаздывать.

Гид удалился в соседнюю кофейню, а мы начали разбредаться по отелю. Я сразу решила забраться на самый верх, чтобы посмотреть на город и сделать снимки. Начинаю подниматься по первой лестнице и понимаю, что перила, которые должны защитить туристов от падения, мало чем помогут человеку, чей рост больше 150 см. Я не то, чтобы сильно боюсь высоты, но перспектива упасть с нескольких метров меня мало привлекает. Вцепляюсь обеими руками в перила и начинаю подниматься. Кажется, что выбрала отличную тактику. Но, оказывается я не учла одним момент - помимо меня тут гуляет не одни десяток людей, а ширина лестниц не превышает сорока сантиметров.



Навстречу идет мама с дочкой, приходится оторвать одну руку и повернуться спиной к маленьким перилам, которые упираются мне в заднюю часть колена. Маневр проходит успешно, поднимаюсь дальше и совершаю еще несколько, как мне кажется, опасных для жизни пируэтов. Наконец-то на самом верху. Здесь много места и я могу вздохнуть спокойно. Отдыхаю, окидываю взглядом окрестности; кажется, что этот дом разрастается, как грибок – везде появляются какие-то новые куски, видимо, он будет очень большой. А может быть это делается не для расширения гостиницы, а только потому, что по вьетнамским законам, если дом не достроен, то и налоги за него платить не нужно. Так или иначе, стоит несколько раз рискнуть своей шеей и другими частями тела, поднимаясь по этим варварски узким ступенькам, чтобы увидеть Далат сверху: вдалеке – горы, крошечные крыши домов пробиваются сквозь густую зелень, как маленькие грибы после теплых дождей, а перед глазами – ярко-фиолетовые цветы, похожие на колокольчики.





Смотрю на часы. Пора уже идти обратно. Меня все мучает вопрос: падали ли люди с этих дьявольских лестниц хоть когда-то? Захожу в сувенирный магазин, чтобы узнать у пожилой продавщицы.
– Добрый день, почем эта шапочка?
– 450 тысяч донгов.
– А вы давно здесь работаете?
– Около четырех лет, – улыбается женщина. Этот вопрос ее явно заинтересовал, ведь она только сейчас оторвалась от газеты.
– У меня очень странны вопрос, но эти лестницы настолько узкие и опасные, наверное много люде получали травмы?
– Женщина откладывает газету совсем и заливается смехом. Чего же в них опасного? Там ведь перила есть? За все время, что я здесь работаю еще никто не свалился.





Я покупаю забавную шапочку, благодарю веселую женщину и ухожу со спокойной душой, еще 5 минут, есть время, чтобы дойти до места встречи с гидом. Поворачиваю направо, спускаюсь по лестнице, иду по коридору, опять лестница, нужно подняться, пустые комнаты, какое-то кафе, снова коридор, посматриваю на часы. Я уже должна быть на месте. Людей нет, захожу в помещение, здесь идет стройка, только бетон и арматура, даже рабочих нет. Сюда вообще можно заходить? Опаздываю на 8 минут. Еще и людей нет, чтобы у кого-то спросить, как выйти. Направо, вверх, налево, снова налево, выхожу. Вижу группу. Гид немного злиться, но старается быть вежливым:
– Я же просил не опаздывать, – сквозь натянутую улыбку говорит Алексей.
– А вы попробуйте здесь не заблудиться, какой-то лабиринт! – люди подхватывают:
– Да, да, мы тут тоже блуждали...
– А я хотел на самый верх подняться, но так и не смог найти дорогу...
– Ладно, ладно, я понимаю. Ну что? Хотели бы пожить здесь? Обращается Лёша.
– Нееет, - протягивает все та же смуглая дама, что шутила про наркотики и алкоголь - здесь столько туристов все время шастают. Заглядывают в окна, дергают двери. Никакого покоя не будет.
– Ну на ночь можно и остановиться, интересно, как в темное время здесь все светится. Наверное, сказочно красиво, – высказывается высокая блондинка, у которой, почему-то за плечами большой рюкзак, хотя мы могли все вещи оставить в автобусе.
– Я останавливался здесь в семи разных номерах, рассказывает гид, - вы ведь заметили, что здесь каждый номер посвящен определённой стране и имеет свой тотем? Например, тотем российской комнаты – медведь, китайской – тигр, американской – орел, ну а австралийской, конечно, кенгуру.
– А я видела номер с муравьем, он был открыт. Это тотем какой страны?
– А это, девушка, вы видели Вьетнам, подмигивает гид и просит всех пройти в автобус.




Вот так, на примере одной достопримечательности, я могу сказать, что увидела весь Вьетнам; головокружительный, тесный, но большой и развивающийся. Сначала пугающий и шумный, который окутывает тебя и твое сердце настолько сильно, что ты вынуждена оставить его там, где когда-то отчаянно сражались за родину солдаты, а теперь разрастается зелень и безмятежно развиваются на ветру фиолетовые колокольчики.
16
Читайте также
Комментарии
Эгамберды Кабулов
Был там в январе этого года. Пока ехали женщина-гид все уверяла, что это вьетнамски Собор святого семейства. По впечатлениями и значимости. Если это и так, то нормальный человек никогда не поедет в Барселону посмотреть на творения Гауди. Это мое мнение. :)
Валерий Королюк
забавно написано)))
всего две поправки: в Далате никогда не велись военные действия (и, следовательно, не "сражались за родину солдаты") и "ярко-фиолетовые цветы, похожие на колокольчики" - это вовсе не цветы, а концевые листья веток бугенвилии (сами погуглите это растение)... ну, и, конечно, руки - не "обои", а обеи :)
Анна Бочкарева
Спасибо большое!) Я исправлю
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.