Прогулки по спящим вулканам Армении. День 2.

Ночь в палатке на берегу озера Акна оказалась не самой романтичной в моей жизни. Как только я приняла горизонтальное положение и закрыла глаза, слушая дождь, подвывание ветра и приглушенную болтовню засыпающего лагеря, меня накрыло. Ужин просился обратно, а сердце напомнило о Непале тахикардией. Пришлось выпить таблетку мексидола и устроиться в полусидячем положении на рюкзаке, чтобы хоть немного поспать. Хотя сном это состояние назвать было трудно. Периодически меня выключало, но когда я приходила в себя, ощущала нарастающую головную боль и озноб. Даже в теплом спальнике и термухе было довольно прохладно.

 

В соседних палатках тоже слышалась возня и тихие переговоры. Часам к пяти утра, когда небо просветлело, лежать в палатке стало просто невыносимо. Я тихонько выползла из мешка, обула ботинки и решила пройтись в сторону протоки.

Погода снаружи была изумительная. Из-за кромки гор тянулись по всему небу длинные нежно-розовые лучи восходящего солнца. По озеру пробегала легкая рябь, однако ветер почти полностью стих. Я глубоко вдохнула густой утренний воздух, ощущая, как уходит ночная дурнота, и медленно побрела к берегу. Взгляд мой скользнул по снежнику, и тут я застыла в изумлении.

 

На гребне ближайшего холма, заваленного снегом, сидели волки. Серые мохнатые красавцы, невозмутимо наблюдали за нашим спящим лагерем и за мной. Поначалу я даже не поверила своим глазам. Но вспомнила вчерашний рассказ Шушан про здешних хищников, и сомнения улетучились. Стая была большая. Я насчитала восемь зверюг.

 

Это зрелище было настолько завораживающим, что я даже не успела толком испугаться и тихонько пошла навстречу волкам, чтобы рассмотреть их поближе. В общем и бояться-то было нечего. Я понимала, что эти ребята скорее испугаются меня, чем проявят какую-то агрессию. Так и случилось. Волки, увидев, что расстояние между нами сокращается, зашевелились, покинули свои наблюдательные посты и медленно и торжественно один за другим перемахнули через заснеженный хребет. А я пожалела, что оставила телефон в палатке, получились бы отличные кадры.

Пока я играла в гляделки с волками, солнце показалось из-за холма, и наш лагерь начал просыпаться. Народ выползал из палаток, кто-то жаловался на ночной холод и паршивое самочувствие, кто-то наоборот радостно хвастался, что никогда так хорошо не спал. Тем временем мы с Виктором набрали воды в озере, запалили горелку и приступили к чайно-кофейной церемонии.

Неподалеку от нас стояла еще одна палатка. Вчера, когда почти стемнело, на берег пришли молодые ребята: парень и девушка. После короткого разговора оказалось, что они приехали из Чехии. Одеты они были чрезвычайно легко и, кажется, сильно продрогли. Что удивительно, они не взяли с собой даже горелки, чтобы выпить или съесть чего-то горячего. Так что накануне вечером и вот теперь с утра мы угощали их чаем и кашей, чтобы они хоть как-то согрелись. А они щедро делились с нами орехами и вкусным сыром.

 

Завтрак наш как-то уж слишком затянулся. Шушан начала беспокоиться, что после обеда может испортиться погода, и тогда мы не увидим красивое вулканическое озеро с вершины Аждаака. А потому нам стоило поторопиться. Пока мы собирали палатки, некоторые рискнули таки искупаться в озере. Я на это не отважилась, поскольку являюсь очень теплолюбивым существом.

В итоге лагерь мы покинули около 9ти. Группа наша уменьшилась - двое ребят с симптомами горняшки все-таки отправились вниз. Нас же отделяло от цели 6 километров пути и 600 метров по вертикали. В попытке наверстать упущенное время мы взяли довольно быстрый темп, но это не мешало нам болтать на ходу и наслаждаться красотой здешних мест.

Мы перемахивали через многочисленные ручейки, бегущие с тающих под солнцем снежников, перелезали через каменные гряды, подбирали валявшуюся под ногами пемзу, собирали букетики желтых бессмертников, скользили по островкам грязного снега, огибали небольшие озёра.

Время от времени останавливались на короткие привалы, чтобы посидеть на теплом от солнца туфе, напиться воды и перекусить. На одной из полянок набрели на целое месторождение дикого чеснока, который тут же значительно проредили.

И вот спустя несколько часов мы подошли к подножью красного вулкана Аждаак — самой высокой точке Гегамского хребта.

Его поверхность действительно имела красно-бурый оттенок, и по контрасту с зелеными альпийскими лугами выглядела очень впечатляюще.

Путь наверх был извилистым и очень крутым. Идти приходилось по противной сыпухе: делаешь шаг, уезжаешь назад на два. Временами под ногу некстати попадался какой-нибудь плохо лежащий камень, который срывался под ботинком и норовил увлечь за собой. А потому приходилось буквально впиваться ногами в склон, насколько это позволяла тяжелая, шершавая обувь.

Но чем выше мы поднимались, тем прекраснее становились виды. Пестрел причудливыми островками белый снег в ложбинах, мягко изгибались зеленовато-коричневые хребты, клубились серые, недобрые облака и краснели камни под ногами.

Я шла с какой-то удивительной легкостью, чего нельзя было сказать обо всех членах нашей команды. Некоторые значительно отстали, жалуясь на одышку и сердечную боль. Нас, идущих в авангарде, разбирало детское любопытство, буквально тянуло посмотреть, что там, за ближайшим хребтом, и дальше — на вершину, чтобы прикоснуться к отметке 3600, увидеть озеро, почувствовать свою силу. Но приходилось постоянно сдерживаться, напоминая себе, что мы команда, поддерживая тех, кто отставал.

 

И вот мы вскарабкались на предвершинный гребень — край широкого кратера, где нас чуть не свалил с ног порыв встречного ветра. С этого края открывался просто потрясающий вид на самое настоящее вулканическое озеро, с одной стороны присыпанное снегом, а с другой поросшее зеленой травой. На границе кратера толпились облака. Подобное раньше я видела только на картинках, и, надо сказать, зрелище было из тех, что запоминаются на всю жизнь.

Но тем не менее цели мы еще не достигли. Вправо и вверх уходила едва различимая тропка, по которой нам предстояло преодолеть оставшиеся до вершины метров 50-70. И мы рванули дальше.

Преодолевая эти последние метры я ни о чем не думала. Только изредка оглядывалась на озеро, как изменился его вид, да посматривала на блестевший на вершине серебристый крест. И вот несколько шагов, и я на отметке 3600.

Стою, дышу облаками, улыбаюсь ветру, закрываю глаза и ощущаю момент, полное удовлетворение от пройденного пути и достигнутой цели. Ни с чем несравнимое удовольствие.

Вскоре на вершине оказывается вся наша группа. И наши чешские друзья здесь. Мы радостно толпимся на небольшом пятачке, обнимаемся и делимся впечатлениями на русском и английском, фотографируемся все вместе и по отдельности, едим конфеты и допиваем заваренный в термосах чай. И это глубокое чувство единения захватывает нас с головой. Пока Шушан не возвращает нас к реальности — тучи сгущаются, пора уходить. Уже начинает громыхать вдалеке, и то и дело срывается противный дождь. Приходится катиться с горы, попутно надевая пуховки и дождевики. Но, к счастью, через минуту в разрывах облаков показывается недолгое солнце, а ветер сдувает куда-то готовую лопнуть от натуги тучу.

 

Мы бросаем прощальный взгляд на потемневшие воды вулканического озера, говорим спасибо горе и скатываемся дальше, вниз по красному склону. Спускаться по сыпухе оказывается еще сложнее, чем подниматься. И пару раз я даже подворачиваю ногу, рискуя вывернуть лодыжку. Но верные треккинговые ботинки меня спасают. И я спешу дальше.

У подножия Аждаака мы ждем отставших и отогреваемся — по сравнению с пронизывающим ветром, который так и норовил сдуть нас с вершины, здесь просто курорт. И вот когда все, наконец, в сборе, мы плотной группой продолжаем свой путь уже без резких перепадов высот. Нужно пройти около 14 километров, постепенно спускаясь все ниже и ниже. На одном из склонов нас будут ждать наши джипы.

 

Чем ниже мы спускаемся, тем жарче становится. И тут я начинаю понимать, что мое лицо просто зверски сгорело, несмотря на крем и все предосторожности. Я чувствую, что кожа буквально горит, а губы вообще превратились в два огромных пельменя. Нет, меня, конечно, радует сходство с Анджелиной Джоли, но в итоге дискомфорт перевешивает. Поэтому, люди, помните, даже если в горах пасмурная погода, не пренебрегайте солнцезащитными кремами и бальзамами для губ с UV — защитой.

Постепенно пропадают из поля зрения вездесущие снежники, трава становится выше и гуще, и начинает ощущаться жар, идущий от прогретой земли. Нашему взору предстает огромная зеленая долина, уходящая на десятки километров до горизонта. Удивительно, но эта долина абсолютно пустынна: ни домика, ни деревца, никаких следов человеческого присутствия. Так что порой кажется, что ты оказался где-то в далеком прошлом, и нет еще этой пугающей суетливой цивилизации с ее переполненными городами, бетонными коробками и неоновой рекламой.

Время пролетает незаметно, и вскоре мы уже замечаем на одном из склонов две черные точки. Шушан связывается с нашими водителями по рации и сообщает, что ребята готовят для нас настоящий кофе на газовых горелках. Эта новость придает нам сил, и мы буквально скатываемся к машинам, разбираем стаканчики с обжигающим напитком и усаживаемся на траве, чтобы насладиться вкусом. И это счастье.

 

Наши водители весело наблюдают за нами: обгоревшими, обветренными, уставшими. Потом предлагают по пути в город заехать и посмотреть на петроглифы. Мы в восторге от этой идеи, допиваем кофе и загружаемся в джипы. Едем медленно, дороги почти нет, а путь нам периодически преграждают бестолковые отары блеющих овец. Рядом скачут и лают на наши пыхтящие машины грозные, заливистые псы.

 

Через полчаса подъезжаем к груде больших валунов, которыми завален зеленый склон. Мы недоуменно переглядываемся. Подходим поближе и начинаем вдруг с восторгом замечать то там, то тут высеченные на камнях рисунки. Странно видеть древние петроглифы вот так вот запросто под открытым небом. Нет тебе тут ни будочки с какой-нибудь тетенькой, выдающей билеты и предлагающей экскурсии, ни толп туристов, ни ограждений, ни табличек «Руками не трогать». Просто камни с рисунками, которым около шести тысяч лет.

Пристально рассматриваем каждый: на них высечены сцены охоты, изображены древние священные животные или символы Луны и Солнца.

Смотреть на всё это, прикасаться к теплым шершавым валунам странно и волнительно. В этих диковинных узорах ощущается само время. Вот оно, в порывах теплого ветра, в шелесте высокой травы, в криках парящих орлов, в этой горячей влажной земле. И границы стираются, и ты чувствуешь волнующую связь с тем далеким прошлым, когда были сделаны эти удивительные рисунки. Но сегодня время не то, что тогда, нам слишком часто приходится торопиться. Вот и мы должны мчаться дальше. Нас ждет скальный монастырь Гегард, языческий храм Гарни и такой желанный ужин с домашним вином и блюдами местной кухни.

 

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Необходимо авторизоваться
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Путешествия это не то, в чем ты разбираешься. Это то, что ты делаешьГейл Форман