По следам новоземельских артефактов

Новая Земля – огромный архипелаг, протянувшийся почти на тысячу километров. Основную его часть составляют два острова – Северный и Южный, разделённые проливом Маточкин Шар. На снимке из космоса видно, что Новая Земля напоминает огурец, разрезанный на две неровные половинки. На западе Новую Землю омывает Баренцево море, на востоке – Карское. Между Южным островом и островом Вайгач расположен Карский пролив.




На севере архипелага Новая Земля есть мыс, с которым связано много исторических событий. Мыс Желания – величествен и красив, поэтому, наверное, и выбран он на роль главного мыса Новой Земли (хоть и не является ее северной оконечностью). Голландская экспедиция Баренца, достигнув мыса 19 августа 1596 г., назвала его «De hoeck van Begeerde», что в переводе с голландского «мыс Желанный».



Желанным мысом в таких опасных экспедициях могли назвать только то место, куда шли с трудом и наконец-то увидели твердую землю и открыли что-то новое и желанное.



Когда карту, изданную в Голландии по чертежам Баренца на немецком языке, стали переводить, то название «Мыс Желанный» перевели неправильно. И в итоге на карте появилось новое название – «Мыс Желания».



Фото зимовки экспедиции Георгия Седова в 1912-1913 гг. на Новой Земле (фото Н.В. Пинегина, 1913 г.)

Еще в начале ХХ века Новая Земля и особенно ее Северный остров – место зимовки «Святого мученика Фоки» – были мало исследованы. В существовавшие карты этих мест требовалось внести поправки, изменения, дополнения. В вынужденную зимовку 1912-1913 гг. экспедиция на шхуне «Святой мученик Фока» во главе с ее начальником Георгием Седовым времени даром не теряла. «Наша экспедиция, – писал Георгий Яковлевич в своем путевом дневнике, – помимо достижения Северного полюса преследует еще широкую научную работу, а так как Новая Земля, принадлежавшая нашему отечеству, нуждается в исследовании, прежде всего, то мы и направим пока еще свежие силы на подробное и всестороннее ее изучение».
Новая Земля почти год удерживала экспедицию в ледяных объятиях, зато стала научным полигоном для гидрографа Седова, географа Визе, геолога Павлова. Вынужденный «лабораторный комплекс» на мысе Обсерватория стал главным астрономическим и магнитным пунктом экспедиции. Георгий Яковлевич вместе с художником Пинегиным произвел опись Южно-Крестовых островов.



Вместе с матросом Инютиным 1 апреля 1913 года Седов отправился на собачьих упряжках к мысу Желания, дабы осуществить маршрутную съемку берегов Новой Земли. Последним, кто делал это, был Виллем Баренц более трех столетий назад. На основании картографических материалов Георгия Яковлевича были составлены новые морские карты. Важная, эксклюзивная, как сказали бы сегодня, работа.



20 апреля 1913 года Седов и Инютин подошли к мысу Желания. Они первыми в мире достигли этого пункта пешком. Здесь Георгий Яковлевич собрал богатый научный материал и поставил из плавника астрономический знак в виде креста с одной перекладиной. На мысе Желания Седов отметил свой день рождения.



«…Здесь справлял я свои именины. Конечно, мы были, моя родная детка, вместе. Выписка из дневника: «23 апреля. День моего Ангела. Пасмурно. Ветер WSW три балла. Небо все покрыто облаками. Температура -4.0о. Кончился шоколад, молоко и фрукты. В час дня направили путь домой» (из писем к своей супруге Вере Май-Маевской).
На обратном пути продовольствие, взятое с базы, окончилось. Не стало и керосина. Нечем было кормить собак. Жизнь путников спасли медведи – охота приносила и еду и топливо.



Экспедиция вернулась 27 мая. Седов обморозил руки и лицо и похудел в этом походе на тридцать шесть фунтов…
«По итогам этой картографической съемки – мыс Желания надо подвинуть приблизительно на семь верст к югу и на две версты к востоку и теперь уже не его, а мыс Карлсена следует считать самой северной оконечностью Новой Земли. Почти на двенадцать верст к югу надо переместить мыс Большой Ледяной. Новое место займет и мыс Утешения – он отойдет к западу на две с половиной версты и к югу на три с половиной. Мыса Литке вообще не будет – теперь это уже не мыс, а остров, и находиться ему надлежит на десять верст восточнее и на одну версту севернее пункта, где до сих пор был обозначен мыс. Наконец, мыс Обсерватория: его истинное место на семь верст севернее и на девять с половиной верст восточнее…»



Таковы в грубых чертах изменения, нанесенные Седовым на карту в результате его санного похода вокруг северо-западной оконечности Новой Земли
Пребывание на Новой Земле экспедиция максимально использовала для изучения северной части острова. Г. Я. Седов произвел детальную опись и съемку ближайших островов и северо-западного побережья до мыса Флиссингенского. Визе и Павлов с целью изучения внутренней части острова пересекли Новую Землю по ледниковому покрову от западного до восточного побережья.



Помимо этого, экспедиция осуществила интересные исследования по геологии, метеорологии, гидрологии и гляциологии Новой Земли. Пересечение Новой Земли под 76° северной широты, произведенное Визе и Павловым в сопровождении матросов Линника и Коноплева, дало обширный научный материал и первые достоверные сведения о внутренней части острова. На Карской стороне Визе сделал карту части морского берега.
Так была использована вынужденная зимовка на Новой Земле. Если бы экспедиция Седова снаряжалась с исключительной целью исследования северного острова Новой Земли, – она не могла бы сделать больше для науки, чем было сделано ею за одиннадцать месяцев ледяного плена…
Назвав 14 географических объектов на карте Новой Земли именами людей известных (12 человек), Седов назвал еще восемь объектов именами участников своей экспедиции – Визе, Павлова, Пинегина и Кушакова и др.



Замечу, насколько разными оказались дальнейшие судьбы двух участников экспедиции (друзей Визе и Павлова). Первый из них стал член-корреспондентом АН СССР и лауреатом Сталинской премии, а второй, невинно осужденный, но полностью признавший свою «вину», был расстрелян в 1938 году в подвале Хабаровской тюрьмы.



Прошло больше века. Как-то в разговоре директор национального парка «Русская Арктика» Александр Кириллов невзначай произнес: «А все-таки куда делся крест Седова с мыса Желания?»
Эту фразу мы приняли, как приказ к действию. Это же интересно, нужно и в самом деле разыскать наиболее точную информацию об этом историческом памятнике.
Проштудировав немалую гору бумажной литературы, архивных материалов, с головой погрузившись в паутину Интернета совместно с начальником отдела историко-культурного наследия нашего национального парка Евгением Ермоловым, нам удалось отыскать следы арктической реликвии.



В наличии сначала у нас было только фото и то не самого высокого качества из книги Всеволода Васнецова «Под звездным флагом «Персея».
Вот, как он описывает первую высадку на мыс Желания: «Следующим утром подошли ближе к берегу и увидели обрывистые скалистые мысы. Долго разбирались в очертаниях, нашли наконец мыс Желания и отдали якорь в небольшой бухточке, расположенной за мысом к северо-западу. Утро было ясное, штилевое, не катилась даже неизменная зыбь и ничто не мешало спокойно высадиться на берег. Вот мы и у желанного мыса, к которому стремились с 1921 года! Подступы к нему почти всегда обороняют полярные льды, и мало кому удавалось высадиться на него с моря. Сколько экспедиций собиралось это сделать, и на «Малыгине», и на «Персее», и на других кораблях, но все неудачно!



А теперь мы подошли к нему по чистой воде, причем впервые в истории полярных плаваний с востока. Бухточку, в которой «Персей» стал на якорь, решили назвать именем Саввы Лошкина. На самом приметном месте мыса И. И. Месяцев распорядился установить знак «Персея» — высокую деревянную пирамиду из лесоматериалов, привезенных с материка. Как только отдали якорь и спустили на воду «Эвелину», на берег отправились часть команды и научные сотрудники: старпом А. Г. Корельский, боцман Морозов, Беркуль и вместе с ними Обручев с фотоаппаратом поднялись на утес мыса Желания, чтобы выбрать место для знака. Там они нашли крест, поставленный Г.Я. Седовым в 1913 году во время санного похода от места зимовки «Св. Фоки» у Горбовых островов на северный берег. Сделанный из бревна высокий крест с вырезанной на поперечине надписью «Л-тъ Съдовъ 1913 г. 20 апръля» и ниже наискось: «Экспедиция Самойловича. 1925 г.» упал и лежал на груде камней. Штурман с боцманом подняли крест и камнями стали его укреплять.
Наша команда основательно укрепила крест Седова (его астрономический пункт) и установила знак «Персея» высотой 36 футов. Теперь мыс Желания стал легко отличим от других мысов северной оконечности Новой Земли» …



Примерно все тоже самое описывает известный геолог Сергей Обручев в своей книге «На Персее по полярным морям».
«…В это время наши моряки восстанавливают крест Седова (на нем хорошо видна вырезанная ножом надпись: "Лейтенант Седов, 1913 г., 20 апреля") и рядом ставят большую деревянную пирамиду в одиннадцать метров высоты. Теперь мыс легко будет отличить от других утесов на этом однообразном берегу.
С надписью на кресте с горем пополам разобрались, но не до конца. Ведь в письмах Седова к своей супруге он утверждает, что надпись на кресте несколько другая… Вот как он пишет об этом своей супруге Вере Май-Маевской.



«20 апреля благополучно добрались до мыса Желания. Это первая в мире экспедиция, которая доходила сюда сухим путем. Здесь мы провели 3 дня. Сделали астрономические наблюдения. Прошли еще верст тридцать к югу уже по Карской стороне, произвели ой части съемку и вернулись к мысу Желания, где соорудили крест в память нашего пребывания с надписью: «Лейт. Седов. 20 апреля 1913 г. Астрономический пункт» …
На фотографиях Всеволода Васнецова и Сергея Обручева надпись справа все-таки видна не полностью. Но можно предположить, что слова «Астрономический пункт» туда просто не помещаются, да и упомянутая в заметках надпись не совсем соответствует действительной. Скорее всего Седов не придал значения в точности в письме к супруге…



Морская гидрометеорологическая (полярная) станция Мыс Желания была организована в 1931 году Управлением безопасности кораблевождения на Севере (Убеко-Север). В 1932 году станция передана Главному управлению Северного морского пути (ГУСМП), а в 1962 году - Главному управлению Гидрометслужбы СССР (ГУГМС).
С 1931 года на станции проводились метеорологические наблюдения по программе II разряда. Актинометрические наблюдения велись с 1936 по 1938 годы и с 1956 года до закрытия станции. Морские прибрежные гидрометеорологические наблюдения велись с 1934 года по 1996 год. Аэрологические наблюдения проводились с 1931 года по 03.01.1992 года.
25 августа 1942 года станция была разрушена артиллерийским огнем немецкой подводной лодки. Был уничтожен метеорологический домик со всем оборудованием и архивом. Погибли материалы наблюдений с сентября 1941 года по 25 августа 1942 года. Метеорологическая площадка сохранилась…
Из доклада гидрографической экспедиции ГГУ 1932 года на л/п «Таймыр»: «Первые зимовщики станции мыса Желания, построенной Гидрографическим управлением в 1931 г., во главе с начальником радиостанции М. Ф. Маловым, прозимовали благополучно. Благодаря сильным ветрам и открытому месту, где построена станция, в большие морозы температура в жилом доме временами опускалась ниже нуля. Последнее обстоятельство следует, отчасти, отнести за счет новой постройки бревенчатого дома, который обычно сразу при постановке не удается достаточно отеплить.
По словам зимовщиков, снежного покрова в районе станции почти совершенно не бывает так как он сдувается ветрами. Зимовщики промыслили несколько десятков белых медведей, песцов и небольшое количество оленей.



На берегу у креста Г.Я. Седова – места его астрономического пункта 1913 г. – экспедицией был определен астрономический пункт и произведены магнитные наблюдения.»
М.И. Белов в своей книге «По следам полярных экспедиций» пишет: «К сожалению, надпись на перекладине сохранилась не целиком. На кресте написано: «Л-тъ Седовъ 1913 г. 20 апреля Е…». Этот знак видели в 1927 и 1948 гг. советские исследователи».
Но кто были эти исследователи в 1948 году? Если с 1927 годом все понятно – это экспедиция на «Персее», то с 1948 годом опять загвоздка – нет никакой информации. А может М.И. Белов ошибался? И почему у М.И. Белова фигурирует буква «Е» в конце надписи на кресте. Ведь ни один исследователь об этом не упоминает, да и на фото этой буквы не видно.
Но вопрос: «Где крест?» – оставался открытым.
В «Антологии экспедиционного очерка» воспоминаний известного полярника, путешественника, доктора географических наук В.С. Корякина являющего автором множества научно-популярных книг есть интересное упоминание о кресте Седова на мысе Желания.
«…Именно по этому поводу в кают-компании и разгорелся спор.
– А я говорю – нет там никакого креста, – горячится кто-то из молодых моряков. – Был я там в прошлом году, и не первый раз…
– А я сам фото в книге видел, – настаивает его оппонент.
– Был там крест, – вступает в разговор степенный мужчина в летах из зимовочного состава Русской Гавани. – Зимовал я там. Как же, слышал… Когда в 1942 году немецкая подлодка напала на полярку, на мысу поставили батарею. Так вот крест Седова оказался в аккурат между двумя орудийными окопами, комель при мне ещё оставался. А срубили крест по приказу комбата. «На кой мне хрен, – говорил он, – чтобы немцы с моря по координатам накрыли…»



Ему верят, потому что говорит он убедительно, с деталями и подробностями, которых не придумаешь.»
Значит крест убрали во время Великой Отечественной войны, после того, как там установили орудия для защиты от нападения подводных лодок.



Крест Седова и астрономический знак, установленный в виде пирамиды Таймырской экспедицией в 1932 году виден на фотографиях из технического дела полярной станции «Мыс Желания» 1933-1934гг., отмечен на схеме в паспорте станции 1941г., дальше упоминания о нем теряются.



Значит и правда крест и астрономический знак убрали в 1943 году, чтобы не демаскировать военные укрепления, потому что на фото немецкой воздушной разведки от 17 июля 1943 г. ни знака Таймырской экспедиции, ни креста Седова уже не видно.
Больше никакой информации на этот счет обнаружить нам не удалось. Спишем утерю на военные действия, но найти артефакт еще возможно. Оборонительные сооружения на мысе Желания были построены в 1943 году, одна из гипотез – крест Седова и знак Таймырской экспедиции 1932 года вполне могли использовать для строительства блиндажей.



От прежней пирамиды остались ровно спиленное основание. На том же месте установили новый знак уже после войны. Рядом находится астропункт, который установила Таймырская экспедиция в 1932 г.



Если перекладину креста мы вряд ли отыщем, то вертикальную часть реально обнаружить, ведь на столбе имеется надпись, оставленная экспедицией Р.Л. Самойловича на «Эльдинге» в 1925 году. Руководство национального парка «Русская Арктика» приняло решение установить копию креста на прежнем месте в экспедиционный сезон 2019 г.
P.S. Отдельное спасибо ФГБУ "Северное УГМС" за архивные данные и Сергею Доля за предоставленные снимки Н.В. Пинегина из экспедиции Г.Я. Седова.


7
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.