Плато Бермамыт: от заката до рассвета с Эльбрусом, или уроки туризма от непутёвой походницы




На ноябрьских праздниках я осуществила свою давнюю мечту – сходила в двухдневный одиночный поход на плато Бермамыт. Нитка маршрута от села Хасаут до вершины Большого Бермамыта (2592,3 метров) и обратно составила 26,6 километров, набор высоты – 830 метров. Для бывалых туристов такая короткая вылазка в горы, конечно же, покажется лёгкой прогулкой. Но для меня, девушки-беды, с горем пополам научившейся самостоятельно ставить палатку, это путешествие стало настоящим приключением, о котором я и решила рассказать. Итак, начнём…




В ночь накануне моего одиночного похода мне не спалось. Я планировала свой маршрут больше года, по чуть-чуть исследуя карты той местности, куда собиралась отправиться в путь. Но в итоге, так до конца и не изучив дорогу, повинуясь одному лишь импульсивному порыву, я взяла билет до Кисловодска и стала искать транспорт для заброски в горы. Пожалуй, это была самая трудная часть моей безумной авантюры (не считая, конечно, спуска по сыпучей тропе на крутом склоне).

Практически все, кто узнавал о моём плане, отговаривали меня, пугая страшными историями о голодных шакалах и ураганных ветрах. Но спустя неделю активных поисков я всё-таки нашла человека, который согласился добросить меня по адекватной цене до села Хасаут, отправной точки моего маршрута. И вот я в Кисловодске, ночую в хостеле, где на стенах висят картины и фотографии с альпинистами, и взволнованно думаю о том, что будет ждать меня на тропе…

***
Как только сработал будильник, я моментально проснулась и начала собираться в дорогу. Девчонки в моем номере, с которыми я познакомилась накануне, специально встали пораньше, чтобы проводить меня и пожелать удачи. Через час я уже стояла напротив Колоннады в ожидании предстоящих приключений. Машина приехала за мной точно в назначенное время. Я погрузила свой рюкзак на заднее сидение, села на место рядом с водителем, и мы отправились в путь.

Погода была чудесной. Небо мягко отливало безупречной синевой, без единого облачка, а солнце ласково прогревало промёрзшую за ночь землю. Юрий, так звали водителя, моего решения отправиться в одиночное путешествие не одобрял, но понимал, так как сам был без ума от гор. Мы долго болтали о красоте здешних мест и о том, как великолепен Эльбрус, очертания которого мы видели вдалеке.



Вскоре мы приблизились к посёлку Хасаут, откуда начинался мой подъём на плато Бермамыт. Юрий показал мне природный источник Нарзана, помог накинуть на плечи рюкзак, пожелал доброй дороги и уехал. Я осталась одна в окружении скал и пасущихся неподалёку коров и лошадей. Сам посёлок выглядел заброшенным – несколько полуразрушенных домов, да остатки стен каменной мечети. Людей видно не было. В давние времена Хасаут был большим аулом, через который проходили торговцы, следовавшие по Великому Шелковому пути, но эпидемии болезней и стихийные бедствия привели к его полному упадку.

Я огляделась по сторонам, включила навигатор на телефоне и двинулась вперёд. Минут через десять я уткнулась в развалины какого-то здания и поняла, что пошла по другой тропе. Я вернулась назад и попыталась сориентироваться по течению реки. Корова, наблюдавшая за моими метаниями, вертела головой из стороны в сторону. На секунду мне показалось, что она знает верную дорогу, но сознательно не подаёт виду, развлекая себя моими хождениями вперёд и назад. Через двадцать минут, отыскав, наконец, нужную тропу, я уверенным шагом направилась навстречу к своей мечте.



Пройдя пару километров я осознала, что дорогу выбрала не из простых. Подъёмы и спуски давались мне нелегко. Тяжёлый рюкзак давил на плечи, с каждым набором высоты дышать становилось всё труднее и труднее. Но я прекрасно понимала, что отступать мне нельзя. Весь этот поход затевался для того, чтобы понять, смогу ли я одна справиться со всеми препятствиями и преградами, встающими на пути у человека, отправившегося в горы. Если мне будет под силу пройти этот путь, то больше никакая боль не сможет пронзить меня своим парализующим сердце и разум ядом. Эта одиночная вылазка в горы была моим спасением, моей надеждой и вдохновением. С собой, помимо нужных в походе вещей, я несла акриловые краски и кисти, чтобы взойдя на плато, изобразить на небольшом холсте величайшую вершину Европы – снежного красавца Эльбруса.



Погрузившись в свои мысли, я не сразу заметила, как стук моих трекинговых палок о камни привлёк внимание лошади, увлечённо следовавшей за мной на небольшом расстоянии от тропы. Любопытное животное преследовало меня до спуска к реке Бермамыт, а потом, потеряв ко мне интерес, умчалось в глубину ущелья. Когда я спустилась к воде, силы мои были на исходе. Впереди ждал очередной подъём, поэтому я решила немного передохнуть, набрать воды и подкрепиться. С большим удовольствием скинув рюкзак, я присела на берегу и огляделась. Впереди широкой полоской уходила вверх дорога на плато, а передо мной шумела холодная и прозрачная, как муранское стекло, горная речка. Представленная моему взору картина произвела на меня такое сильное впечатление, что все мои чувства обострились до предела. Никогда ещё я так ярко не ощущала голод, ледяную прохладу воды, чистоту осеннего воздуха, высоту гор и глубокую связь с природой. Ноябрьский ветер трепал мои волосы, путая длинные пряди, а я улыбалась и радовалась тому, что решилась на это авантюрное, но вместе с тем прекрасное путешествие. Я чувствовала себя дикой и свободной, чуткой и невероятно красивой, понимающей язык всего живого.



Отдохнув и насладившись моментом, я набрала воды и продолжила свой путь. Перейдя мост через реку и пройдя чуть больше двух километров, я снова начала карабкаться наверх. Идти по дороге, усеянной мелкими камнями, было очень трудно. Иногда на особенно крутых склонах мои ноги скользили, и я медленно сползала вниз, стараясь держать равновесие. Чтобы хоть как-то восстанавливать сбившееся от физической нагрузки дыхание, мне приходилось делать частые пятиминутные остановки. Удивительно, но мысли о том, чтобы прекратить своё движение и вернуться назад, ни разу не посещали мою голову. Моя мечта увидеть в закатных лучах солнца могучий Эльбрус вела меня, как путеводная звезда, указывающая кораблям путь к земле.
Последние полтора километра дались мне особенно тяжело. Но как только впереди показалась снежная шапка вулкана, я быстром шагом поднялась на вершину Большого Бермамыта, забыв про усталость и ноющую боль в мышцах ног.

Передо мной во всей своей красоте и величии предстал Эльбрус. Никогда ещё он не был ко мне так близко. Ослепительно белая седловина чётко выделялась на синем небе, поражая своей грандиозностью и мощью. Я быстро сбросила рюкзак и подошла к деревянному мосту – одному из самых головокружительных смотровых мест на плато. Высота меня не пугала. Я стояла на краю обрыва и сердце моё наполнялось невероятной радостью и легкостью.



Налюбовавшись шикарным видом на Эльбрус и Кавказский хребет, я отправилась исследовать Бермамыт дальше. Поднимаясь на плато, я не встретила на пути ни одного пешего туриста. В такое время года самостоятельных путешественников вряд ли увидишь, зато людей, заезжающих сюда на внедорожниках, было много. Кто-то приезжал посмотреть на горы в составе экскурсии, кто-то – на личном транспорте, но абсолютно все пребывали в немом восхищении перед открывшимися их взорам пейзажами.

Прогулявшись по изрезанному краю плато, я вернулась за своим рюкзаком и стала искать подходящее место для палатки.Выбрав ровное пространство с самым лучшим видом на Эльбрус, я неспешно стала разбивать лагерь. Проходящие мимо люди с удивлением и недоумением смотрели на меня, поражаясь моей смелости и решимости остаться на Бермамыте с ночёвкой.

 

Пока я с большим усилием пыталась вставить наконечники дуг в люверсы по углам внутренней части палатки, количество людей на плато заметно поубавилось. Времени до заката у меня оставалось всё меньше и меньше, поэтому я быстро прикрепила тент, вбила колышки и, достав из рюкзака краски, холст и кисти, стала рисовать. Природа меня вдохновляла. Я с лёгкостью и огромной любовью в сердце к горам выводила плавные очертания сказочного Эльбруса. Внутри меня разгоралось необъяснимое чувство восторга, какой обычно испытывают дети, впервые познавшие радость бытия. Я мечтала об этом дне и сейчас наслаждалась каждой секундой этого волшебного момента.

Нанеся завершающие мазки, я отложила свой рисунок в сторону, чтобы дать возможность высохнуть краскам, и замерла в ожидании самого потрясающего заката в своей жизни. Пока я, улыбаясь, сидела возле палатки, ко мне подошли трое парней, приехавшие на плато из Учкенена, и стали расспрашивать о том, как я попала на Бермамыт. Они никак не могли поверить в то, что я путешествую пешком одна и старались отговорить меня от ночёвки в палатке, предлагая подвезти в Кисловодск. Я вежливо отказалась, заверив взволнованных ребят, что со мной всё будет хорошо. Поболтав немного о горах, парни уехали, пожелав мне удачи и угостив на прощание шоколадными батончиками.



Вскоре на плато совсем не оказалось людей, и я осталась на Большом Бермамыте в одиночестве. Небо быстро поменяло свой цвет, окрасившись в розовато-сиреневый, а Эльбрус в закатных лучах солнца стал похож на воздушный зефир. Через несколько мгновений стемнело, и я перебралась в палатку.



Продумывая свой маршрут, я не учла одну маленькую, но очень важную деталь. На плато не было ни одного источника воды. Чтобы добраться до речки, нужно было спускаться вниз и идти по тропе около пяти километров. Поэтому в целях экономии воды, которой у меня оставалось чуть меньше литра, я приняла решение открыть консервы с фасолью и обойтись без кружки чая на ночь. Быстро поужинав, я включила фонарик и остаток вечера провела за чтением.



С наступлением ночи усилился ветер, и мою палатку стало трепать так, что она едва держалась. Я с ужасом вспоминала, насколько прочно закрепила своё временное убежище, вбив колышки в землю, и корила себя за то, что за столько лет не научилась устанавливать растяжки.
Ночевать на вершине плато было не лучшим моим решением. Гораздо логичнее и безопаснее было бы спуститься чуть ниже в ущелье, где нет сильного ветра и намного теплее. Но я же никогда не искала лёгкого пути. Успокоив себя мыслями о предстоящей встрече с Эльбрусом на рассвете, я попыталась заснуть. Ветер не утихал. От холода меня немного трясло, хотя я была достаточно тепло одета. Хорошее термобелье, плотные джинсы, флиска, шерстяные свитер и носки должны были меня согреть, но, видимо, этого было мало для ночёвки в горах. В конце концов, изрядно извертевшись в своём широком спальнике, я начала засыпать. Внезапно где-то вдалеке раздались четыре выстрела, и сквозь завывания ветра я услышала высокий скулящий вопль, похожий на вой шакала. Я схватилась за нож, лежавший возле моих вещей, и погрузилась в глубокий сон...

***
Рассвет я проспала. Когда проснулась, солнце уже взошло, озаряя мягким светом покрытую туманной дымкой долину. Часы показывали семь утра, а я ещё лежала в спальнике, любуясь потрясающим видом из палатки. Всё, что мне было нужно для полного счастья в тот момент, так это глоток горячего травяного чая. Поэтому я подумала, что вполне смогла бы растопить снег, который видела недалеко от триангуляционного пункта.

 

Из передач обожаемого мной Беара Гриллса я помнила, что для одной кружки воды нужно, как минимум, четыре, а то и пять чашек снега. Поэтому я взяла котелок и отправилась добывать воду. Снега мне удалось найти не так уж и много. Я с трудом заполнила 2/3 своего небольшого котелка, добавила в него немного воды и поставила на горелку. Ветер постоянно задувал огонь и мне приходилось исполнять дикие шаманские танцы вокруг горелки, чтобы заслонить её от потоков воздуха.В итоге, израсходовав примерно половину баллончика с газом, мне всё-таки удалось вскипятить себе кружку воды и насладиться насыщенным вкусом привезённого из Бурятии таёжного чая, сидя на вершине Большого Бермамыта.



Время нещадно мчалось вперёд. Пока я пыталась добыть питьевой воды, прошло сорок минут. Учитывая тот факт, что от места заброски до плато я поднималась чуть больше шести часов, то мне нужно было поспешить и отправляться в обратный путь как можно скорее. На спуск я всегда тратила больше времени, чем на подъём, поэтому, не теряя ни одной секунды, я быстро собрала палатку, уложила все вещи в рюкзак и вышла на тропу. На мгновение я остановилась и обернулась. Эльбрус величественно возвышался над хребтом кавказских гор, сверкая на солнце своей белизной. Я мысленно поблагодарила его за гостеприимство и попрощалась, пообещав через год подняться на его вершину. На сердце было легко и радостно. Я пришла на плато за ответами, а взамен получила нечто большее - огромную силу и неуёмное желание жить. Ярко, горячо и свободно.



Застегнув лямки рюкзака и подтянув поясные стяжки, я начала спускаться. Вначале дорога была не сложной, но как только склон начал уходить резко вниз, я начала постоянно спотыкаться, поскальзываясь на мелких камнях. Упав несколько раз и пройдя около трёх с половиной километров, я так сильно вымоталась, что энергии едва хватало, чтобы передвигаться со скоростью виноградной улитки.

Говорят, обратная дорога всегда самая быстрая. Для меня же спуск с вершины показался вечностью. Мышцы ног ныли и болели, спина сгибалась под тяжестью груза. Я понимала, что мне нужно было остановиться и немного отдохнуть, но я упорно продолжала идти вперёд.
Преодолев ещё метров триста, я всё-таки решила сделать остановкуи, сбросив рюкзак, присела рядом на выступающий из земли плоский камень. До речки было ещё далеко, а воды в бутылке у меня не осталось. Жажда тугим кольцом сдавливала горло, высушивая рот и губы. С невероятным усилием я заставила себя подняться и снова выйти на тропу.



Когда я спустилась к реке, было около двух часов дня. Словно дикое животное я приникла к берегу, зачерпывая живительную влагу ладонями и с жадностью поглощая холодную воду большими глотками. Вдоволь напившись, я заполнила бутылку и стала собираться в дорогу.

Пройдя с полкилометра вдоль реки, я услышала громкий звук мотора и отошла в сторону, чтобы пропустить движущийся транспорт. Увидев меня, человек, сидящий за рулём, остановил машину и, поздоровавшись, стал расспрашивать о моём маршруте. Я охотно рассказала ему о своих приключениях, и мой новый знакомый из Невинномысска предложил подвезти меня до Кисловодска. Я, не долго думая, согласились.

Через пару минут мы уже мчали по гравийной дороге в сторону посёлка Хасаут. Мимо меня мелькали высокие холмы и одиноко пасущиеся лошади, чёрными пятнами выделяющиеся на фоне тёмно-жёлтой земли. Моё маленькое путешествие подходило к концу. Казалось, что за пару дней я научилась делать больше и думать глубже, чем за последние десять лет. Впереди меня ждали другие дороги и новые места. Я с улыбкой смотрела в окно, зная, что вскоре сердце вновь отправит меня в горы. И я, закинув рюкзак на плечи, отправлюсь в путь.
3
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.