Первое приключение




С утра все выглядело, что мы никуда не плывем. Тягость ожидания приходилось топить в бассейне, и только в два часа дня папа стал собираться. Достал запчасти от байдарки и почти час её собирал. У нас в это время было много гостей, что не давало томительному ожиданию пожрать меня. Вскоре в машину начали грузить вещи, привязали на багажник байдарку, выслушали все напутственные речи и поехали.
Папа был за рулем и мы ехали всей семьёй куда знал только он. На душе было так радостно, что если не ремень в машине, я наверно из неё выпрыгнул. Было еще одно необыкновенное чувство своей принадлежности к чему-то серьёзному, я стал ощущать себя намного старше и соответственно вел на много серьезней.
- Всегда будь в жилете, не в первый раз говорила мама.
- Ты плохо плаваешь и не дай Бог что.
Это конечно было говорить излишне, я серьезный, взрослый восьмилетний человек, и сам понимаю, что плаваю плохо и без жилета спокойно себя чувствовать не буду.
Первые метры этого плавания, когда мы пробрались меж камней, я не очень запомнил. Зато потом, когда байдарка набрала ход, выйдя на чистую воду, впечатление было, как будто лечу. Папа мне выдал весло, поспешно сделанное, накануне из двух деревянных лодочных и оно явно было не для гребли, а как сказал папа для антуража. В последствие я к нему привык и помогал держать байдарку на курсе ,а иногда даже набрать скорость. Но это потом, а пока оно лежало у меня перед грудью мертвым грузом. Сидеть было очень удобно, под попой была надувная подушка, ноги можно было вытянуть и положить на мягкий мешок, на спинку была надета сидушка из пенки, одним словом не что не отвлекало от красот природы. А красот, как я сейчас понимаю, особо и не было. Этот участок реки протекал через степь и нечего, кроме редких деревьев ,не украшало берег. Теперь я уже не очень бы хотел наблюдать такой пейзаж, но в тот первый день он был особенным. Периодически левый берег возвышался, становясь глиняной горой и на одной из них мы увидели какую-то будку и двух людей, мужчину и женщину, они нас заметили не сразу ,а заметив начали радостно кричать уже нам в спину.
- Эй, там, на лодке, привет, вы откуда.
Мы, конечно, тоже поздоровались и прокричали, что из города.
- Из какого города, снова закричали нам с берега.
На что папа ответил из Пугачева.
В этот день это была единственная встреча, да и шли мы не более трех часов.
Минут двадцать к ряду я предлагал разные места для стоянки. Папа их категорически отклонял по непонятным, мне тогда, причинам. Я не сильно расстраивался, но уже темнело и страшно хотелось поскорей разбить лагерь. И вот, наконец-то, на излучине появилось место, как из книжки, низкий удобный берег, ровная площадка и в невдалеке лесок. Конечно, мы здесь остановились.
Первым делом разведка, привязали байдарку и вперед. Прошли через поле в небольшой лес, в полумраке казавшийся страшноватым и желание входить в него у меня не было ни какого. Папа залез в трущобу один и подавал мне оттуда дрова, я их вытягивал и складывал. Нашей добычей было три старых небольших деревца и множество мелких сучьев. Перетаскивая их к месту стоянки, мы старались запомнить, где в поле валяются ветки, что с наступлением темноты нам очень пригодилось.
Набрав дров, мы развели костер, поставили котелок на газовую горелку, чтоб вскипятить воду. Почему на горелку, не знаю, но мы все время готовили на ней, наверно, чтоб не закоптить котелок. Пока грелась вода, мы поставили палатку, постелили постель, и расположились вокруг костра на термоковриках.



Этот вечер, как потом выяснялось, был одним из самых лучших. Мы много разговаривали, смотрели на костер, долго смеялись, пытаясь поймать радио, которое упорно говорило на китайском. Спать легли поздно.
Проснулись мы рано. Не помню, какая была погода, но наверно хорошая. Вообще то утро я помню плохо, все делали как-то машинально, папа тоже ситуацию не прояснил, только сказал, что делал он, а я жег костер. Мне, в свою очередь, припоминается обратная картина, но это не главное. Тем не менее, мы оба были счастливы, это я помню точно, ведь это был первый полный день путешествия.
Собрались и позавтракали быстро, уложили вещи в байдарку уже более тщательно, чем вчера и пошли.
По началу, берег был таким же пустынным как и вчера, только изредка начали появляться маленькие рощицы. Прошли какую-то деревушку с полуразрушенными домами и спустя два часа хода начали искать место для остановки, чтобы перекусить и размяться. Берег хотя и был пустынным, но высадится было очень сложно, слишком высокий или заросший.



Наконец появилось маломальское место, как нам показалось с воды. Папа вышел первый и от его не доброго молчания мне стало тревожно, очень хотелось вылезти, поразмяться и по другим причинам. Место действительно было не удачное, мы попытались даже что то приготовить, но вскоре поняли, лучше поискать другое место. Упаковав все обратно мы пошли дальше. Не пройдя и тридцати минут, папа засуетился, стал вертеть головой и все рассматривать, потом сказал, что узнает эту местность и если чуть заплыть в отрожек, будет отличное место для стоянки. Мы, конечно, вернулись . Выйдя на берег, нам показалось, что место уже занято, на полянке стояла палатка. Выглядело все очень странно, было необычно тихо. При, ближайшем рассмотрение мы поняли, ни кого здесь давно нет. В палатке стояла вода, а дождей не было больше трех недель. Папа вылил из палатки воду и перетащил на солнце, чтоб просохла. Я занялся костром, нужно было сжечь кучу мусора валявшегося повсюду, в основном, от военных сухпайков. Место было отличное, мы поели, прибрались, разложили термоковрики, спальники и тут же оба уснули. Сну сопутствовала найденная спираль от комаров, и полные желудки. Спали мы где-то чуть дольше часа, но это сильно добавило нам сил. Время было не так много и было решено продолжить путешествие, хотелось пройти как можно больше.
Погода стояла солнечная и тихая, на воде совсем не чувствовалось жары, пейзаж изменился в лучшую сторону. Пойменный лес обступил реку, множество кувшинок желтым цветом раскрашивали пейзаж.



Ветра практически не было, что очень способствовало нашему быстрому продвижению.



Папа периодически терял на карте наше местоположение и сориентировавшись, выяснялось, что мы прошли намного больше, чем рассчитывали. Прошли место с круглым знаком перечеркнутый якорь, там проходил газопровод, места, куда ездили рыбачить пару лет назад. Этот небольшой участок реки, со знакомым берегом, с воды смотрелся совсем по-иному.
По правому берегу, на полуострове, появился свинарник. Голос его обитателей, какофонией, разносился над рекой, берег был чистым от растительности, видимо, жильцы периодически занимались расчисткой, хотя, вроде, все были заперты в загоне. На дальнем конце острова берег был пологий и очень удобный для высадки, чем мы и воспользовались. Кушать, особо, не хотелось и мы сидели на берегу, попивая лимонад с печенками. На противоположном берегу ,средь кустов, мы заметили тени, они были большие и я подумал, что там пасутся коровы.
- Нет это три больших свиньи. Сказал папа. Они сбежали с фермы и переплыли на другой берег, я слышал эту историю, добавил он.
Я никак не мог поверить, они были такими здоровыми, но папа был прав. Они лазали по берегу, то скрываясь в густых кустах, то снова выглядывая из них. Складывалось впечатление, что мы им мешаем вернуться.
Безмятежность нашего плавания начала медленно растворяться с наступление вечера. Надо было искать место для стоянки, но ничего подходящего не попадалось. Возможность выйти на берег, после свинарника, выпала только один раз и из - за полного отсутствия дров, очень крутого берега и наличия времени, было решено искать дальше. Шли мы довольно бодро, видимо дневной сон пошел на пользу, а хороших мест, как собственно и плохих, не было.
Быстро темнело. Река становилась все шире, чувствовалось приближение к Волге. Я с носа лодки, в бинокль, старался рассмотреть что-нибудь подходящее, периодически, папа пытался сделать тоже самое. Зайдя за очередной поворот, стало ясно, что это «Рубикон», дальше была большая вода и возможные места для стоянки далеко. Было решено изменить тактику поиска стоянки. Нашли в бинокль подходящее место (которое, кстати, вблизи оказалось просто кошмарным, обрывистый берег высот метра три, все заросшее низким кустарником, там даже спальник постелить было нельзя, не говоря про палатку), выбрались на него не без труда и вышли на дорогу. Папа, наверно, заранее догадался о наличие там дороги потому, что видел дома дальше по берегу. Наш расчет заключался в том, что, двигаясь по дороге вдоль берега, мы наткнемся на спуск, который не заметили с воды или хотя бы сможем выбрать наиболее подходящее место. На берегу было светлее и после долгого сидения было приятно походить.
Наша тактика сработала, вскоре нашлось подходящее место. Вернулись, перегнали байдарку, начали распаковываться и тут выяснилось, что здесь столько комаров, просто ужас. Сделать ничего нельзя, облепляют и пытаются сожрать. Я был одет в шорты и майку, в связи с чем, мне приходилось хуже, чем папе, одетым в рубашку и штаны. Он видимо это тоже понимал и первым делом поставил внутреннюю палатку и велел мне быстро залезть внутрь. Папа подавал вещи, я быстро расстегивал замок, забирал их и тут же застегивался. Так мы перенесли поклажу в палатку и закрылись внутри. Внутри было хорошо, от залетевших парочки комаров мы избавились сразу же и теперь только спокойно слушали их гул за стенками палатки. На душе стало спокойно, единственное, не возможно было развести огонь, но у нас было много продуктов, не требующих готовки, которыми и благополучно обошлись. Поужинав, немного почитали журналы и легли спать.
Проснулись в шесть утра от жары. Хотя мы и поставили только тонкую внутреннюю палатку, ночью пошел дождь и папа накинул сверху не промокаемый внешний тент. Я об этом узнал только утром.
Папа сходил за водой и поставил её кипятить, я занялся бутербродами. Надо было доесть шпроты, иначе их пришлось бы выбросить, такой расточительности мы себе позволить не могли. Нагрели воду для чая и питья на будущее, собрали вещи и отправились в путь.
Буквально за поворотом почувствовалось дыхание Волги, река сильно расширилась и уже больше не была похожа на Малый Иргиз.



Ощущался не сильный встречный ветер, радио наконец-то поймало что-то нормальное. Под музыку было идти веселее, новый пейзаж воодушевлял и мы незаметно добрались до Озинского моста.



С подветренной стороны остановились на обед.
Парковаться здесь было очень удобно. Бетонные плиты вплотную подходили к воде, глубина была достаточная для байдарки. Промеж плит росли небольшие вязы, создававшие приятную тень. Многие плиты изменили свое первоначальное положение и превратились в подобие столиков. Место было просто изумительное, ночевать там правда было не удобно, но для отдыха, лучше не придумаешь.
Поев и отдохнув, мы поднялись на мост с биноклем, чтобы определиться с планом дальнейших действий. Ветер был сильным и было решено плыть не напрямик, а от мыса к мысу. В бинокль мы определили наш маршрут и пошли собираться.
Выплыв под мост, стало ясно - будет не просто, мало того, что дул сильный ветер, еще и большие волны.



Этот участок реки был разливной и мелкий, что особенно способствовало большой волне. Приходилось все время держать байдарку носом к волне, иначе был риск захлестывания, но и при этом, нос лодки периодически окатывало. После тихой реки было как-то жутковато. Если папа что-то делал, мне приходилось держать лодку по курсу, иначе ее сразу разворачивало. Наша скорость очень сильно упала. Иногда казалось, что мы никогда не дойдем до первого мыса. Не помню всех ощущений, но до мыса мы конечно добрались. Подойти к нему удалось с подветренной стороны, где было тихо и спокойно. Берег был мелким, и папа решил, насколько возможно, протянуть лодку. Он разделся и прыгнул в воду. Взявшись за веревку, привязанную к носу, папа потащил. Мне, честно, в байдарке было как-то неуютно ощущать ее неуправляемость. Как только мы зашли за защищающий нас от ветра мыс, стало еще хуже. На большой волне лодку сильно раскачивало и засыпало брызгами. Несмотря на все неудобства, нам было довольно весело, вода теплая, настроение приподнятое и ощущение близости Волги нас еще подбадривало.
Обогнув первый мыс по берегу, мы решили к следующему идти на веслах. Заводь была слишком большой и проход вдоль берега занял бы намного больше времени, а судя по камышу, в некоторых местах пройти вообще не возможно.
Мы двинулись в путь. После первых десяти минут хода стало ясно, что к намеченной точке подойти мы не сможем. Лодку приходилось держать все время носом к волне, которые стали еще больше и теперь захлестывали нас с завидной регулярностью, а мыс лежал правее и поворот к нему не сулил ничего хорошего. Конечно, мы не раздумываясь, пошли к дальнему мысу, лежавшему у нас почти по прямому курсу, с надеждой, что нас снесет вправо и сможем удачно причалить и отдохнуть для следующего рывка.
Мыс приближался очень медленно. Встречный ветер прибавлял проблем, не давая нормально передохнуть. Но в целом - это было обусловлено большой удаленностью, что после маленькой реки ,с близкими ориентирами, было не привычно. Тем не менее, мы добрались до намеченной точки и остановились чтоб поесть и отдохнуть. Снова закрытые берегом мы очутились в маленьком раю. Я купался, строил разные сооружения из некой массы похожей толи на песок, толи на очень мелкие камни, в перемешку с глиной. Берег был высокий и очень замысловатый. Вода в нем вымыла мягкую породу и осталась только крепкая, как сталь, глина с земляной шапкой сверху.



Время было пограничное и можно было остаться на ночевку, но еще с моста в бинокль было видно, что берег изобилует подобными местами и мы двинулись вперед, даже не задумываясь о возможности здесь остаться.
Впереди нам предстоял проход в ворота из камыша. До него мы добрались по мелководью.



Папа шел по колено в воде рядом со мной. Мы весело болтали, до момента, пока ни стало глубоко и он запрыгнул в лодку, при этом, ее так шатнуло, что на секунду стало страшно. К этому моменту папа уже успел пару раз, обходя камыш, нырнуть и был весь мокрый, только плечи на рубашке успели подсохнуть, поэтому, когда он залез, с него текла вода ручьем в лодку.
В проходе или в воротах, как их назвал папа, волны и ветер бушевали очень сильно - это конечно был не шторм, но нам, усталым к концу дня и этого хватило. В сами ворота мы лезть не стали, а занырнули в негустой камыш, и хватаясь за него, и отталкиваясь веслом от дна, быстро прошли их, и вдоль камыша пошли к берегу под ударами ветра и волн. С этой стороны берег наш уже не защищал, хотя ближе к берегу и чувствовалась затишье, но не столько, чтоб забыть буйство волн на большой воде.
Мы двигались вдоль берега. Папа тащил лодку или, как он сказал, бурлачил, стоя рядом со мной и поддерживал байдарку, прыгающею на волнах не хуже любого аттракциона. Периодически мы включали камеру, чтобы запечатлеть наши приключения. Вскоре, на бесконечном обрывистом берегу, появился не плохой подъем наверх. Конечно, мы не могли упустить возможность остановиться.



Первоначально было решено подождать здесь погоды, как правило по вечерам, перед тем как стемнеет, здесь тихо и в этот промежуток лучше всего пройти к следующему мысу, находящемуся дальше, чем все предыдущие.
Солнце светило жарко,



я купался, папа занимался приготовление еды, здесь есть хотелось в два раза чаще, чем дома, и наверно, эта была бы не крайняя точка нашего маршрута, если бы не позвонила мама и не сказала, что к нам приехали гости.



С этого момента мне так сильно захотелось домой, что терпеть не было сил. Конечно, папа сразу раскусил мое настроение, и хотя и пытался меня уговорить, быстро сдался. Тем не менее, было решено пройти по берегу, там шла старая заброшенная дорога, разведать место для лучшей стоянки.
Одевшись и обувшись, наверно впервые полностью, мы пошли по этой дороге в ярких - у меня рыжей, а у папы желтой - непромокаемых куртках. Они очень хорошо спасали от ветра. Берег, как и везде за сегодня, был обрывистым и нечего хорошего не попадалось. Вскоре дорога повернула вдоль большой заводи, в середине которой виднелась протока. Из нее выплыла лодка с тремя пассажирами. Мы наблюдали за ней в бинокль с надеждой, что она пройдет близко от нас, и мы сможем расспросить о здешних местах. Но, как только с лодки нас заметили, она, почему то, развернулась и пошла обратно. Мы прошли по дороге еще не много и не найдя ничего подходящего, вернулись на свою стоянку.
Для сна было еще рано и мы занялись чтением взятых мною журналов. Конечно, большинство из них пришлось прочесть уже далеко не в первый раз, но выхода не было. Надо на будущее брать с собой книгу, а не журналы. Не помню, как заснул, помню только, что сильно хотелось домой.
Утро было тихое и солнечное, как будто давало нам отдохнуть от вчерашнего дня. Настроение было хорошее в предвкушение возвращения домой к гостям.



Правда, папа заставил много работать, пока сам готовил завтрак. Я сворачивал спальники, складывал вещи в гермомешок, потом с папой разобрали палатку. Затем я начал подавать вещи, а папа укладывал их в байдарку. После сборов мы позавтракали и тронулись в путь.
Плыть с попутным ветром, хотя и слабым, совсем другое дело. Байдарка летела как ветер, даже когда папа бросал грести, скорость чувствовалась еще долго. Папа, по всей видимости, не очень хотел возвращаться потому, что не прекращал попыток уговорить меня развернуться. Но я уже был настроен на возвращение, да и в папином голосе не было особой настойчивости, хотя он и прочитал мне длинную речь о стойкости, трудностях и целеустремленности, закончив, правда, словами, чтоб все это я не брал на свой счет, а запомнил так, для развития.
Мы вышли заранее, на случай не предвиденных ситуаций и время до приезда мамы у нас было достаточно. Хотя мы и гребли через раз, попутный ветер сделал свое дело и путь, пройденный вчера, чуть ли не за полдня, мы сегодня преодолели за час.



Свободное время было решено потратить на разведку, и начали мы с исследования настоящего, необитаемого острова.
Остров предстал пред нами обычным высоким берегом. Дальше он шёл на спад и заканчивался или начинался, смотря как смотреть, низким заболоченным берегом. Мы подошли к нему с боку и припарковали лодку на мели, под тенью большой ивы.



На самом берегу лежала люлька от мотоцикла, с дном, вросшим в глину, при этом поблескивая еще хорошей краской сверху. На ней было удобно сидеть, что и сделал папа, снимая меня на фотоаппарат. Кроме, относительно хорошего пляжа, остров нечем не привлекал. Он весь был заросший низкой степной травой и только низменная его болотистая часть несла на себе пару больших деревьев и заросли кустарника.



На острове мы провели где-то часа полтора. Я купался, стрелял грязью, папа снимал меня на камеру и отсматривал отснятый материал.



До чего приятно, возвращаться.
9
Читайте также
Комментарии
Inna Tarasova
0
Молодец!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.