Откуда так долго течёт река Волга. Часть 3

Описываемые события происходили 14 лет назад, в мае 2003г., мы тогда были ещё молодыми студентами)

Откуда так долго течёт река Волга? (окончание)





Я узнал, что на данный момент мы с Серёгой являемся единственными пассажирами этого корабля, и вообще, решение, пойдёт ли корабль по запланированному маршруту, ещё не принято. Среди ожидающих рейса был баянист, который решил поднять отдыхающим на скамейках настроение, достал свой баян и стал играть известные песни. Вокруг него сразу собрался народ, дети стали танцевать, кто постарше – подпевать. Наконец после того, как капитан в очередной раз прошёл мимо, стало ясно, что решение об отправлении корабля было принято. Нам разрешили пройти на теплоход. Он назывался Александр Родин. Пока Серёга бегал по верхней палубе, я успел познакомиться с экскурсоводом – Валентиной Анатольевной. Она сказала, что на данный момент микрофон сломался, поэтому пригласила меня с Серёгой послушать экскурсию в передний салон корабля. Зайдя в этот салон, я понял, что на билете изображено именно это место, повсюду стояла мягкая мебель, на окнах были шторы. Корабль мне очень понравился, везде были расстелены ковры, в закрытых салонах расставлены удобные кресла, на борту был бар, работала дискотека. Теплоход отошёл от причала и повёз нас по водам Селигера. Валентина Анатольевна рассказала нам много интересного про Селигерские острова, про Осташковский край, цитировала много стихов, посвящённых озеру, мы узнали некоторые местные легенды. Причём это всё было рассказано по памяти. Послушав интересный рассказ, мы тоже стали рассказывать ей про нашу поездку, наш способ передвижения похоже всё-таки является экзотическим. Экскурсовод познакомила нас со своей дочкой – Олей, интересной девушкой, с которой я общался практически всю теплоходную прогулку.



На улице было ещё светло, невысоко над горизонтом светило солнце. Примерно через час теплоход сделал остановку у базы отдыха Сокол, где принял на свой борт ещё человек пятнадцать, теперь мы были не одни. Экскурсовод продолжила свой рассказ, после завершения которого баянист начал концерт. Немного потусовавшись под баян, мы вышли на открытую палубу. Было тепло, дул несильный свежий ветерок. Севшие на Соколе пассажиры усиленно танцевали на дискотеке, к которой вскоре присоединился и Серёга, мы с Олей общались в кормовой части корабля. Время к сожалению шло очень быстро, начало темнеть. Теплоход развернулся и пошёл назад, в свой порт. Начало немного холодать, но всё равно чувствовалось, что весна, хоть и поздно, но началась. Красивого заката, к сожалению, в этот вечер не было, но всё равно на озере было очень хорошо. Я и Оля решили присоединиться к дискотеке, но только мы растанцевались, как корабль причалил к пристани базы Сокол и начался процесс выпроваживания тамоших обитателей, так и не накатавшихся по озеру, с борта корабля. Когда все вышли, дискотека закончилась, Серёга пошёл в передний салон слушать баян, а мы остались на открытой палубе. Однако когда солнце окончательно скрылось за горизонтом и похолодало, мы тоже спустились вниз. Там мы узнали ещё много интересного об Осташкове. Но время шло и наша теплоходная прогулка подходила к концу. Несмотря на полное отсутствие у буйков, обозначающих фарватер, подсветки, капитан вёл корабль уверенно. Светилось лишь несколько буйков возле Осташкова, показались городские огни.



Теплоход причалил, мы вышли. Валентина Анатольевна попыталась договориться, чтобы нам разрешили переночевать в здании озёрного вокзала, но ничего не получилось. Мы совсем не расстроились, смирившись уже с необходимостью ночевать на железнодорожном вокзале. Я попрощался с новыми знакомыми, и мы отправились к месту ночёвки. Наступило воскресенье. Дорогу до вокзала мы уже знали хорошо, поэтому помощь карты не потребовалась. Навстречу нам часто попадалась гуляющая молодёжь, улицы города освещались фонарями. Дойдя до станции, мы зашли в здание. Внутри было темно, еле горело несколько лампочек. Создавалось впечатление, что мы находимся там одни. Сидения были неудобные, пластмассовые, хорошо что хоть без ручек. Для удобства я достал из рюкзака свой спальный мешок и расстелил его, Серёга последовал моему примеру. Такое усовершенствование кресел оказалось удобным, и уснул я быстро. Но примерно в 3 часа ночи я зачем-то проснулся и полез в рюкзак, шумя при этом пакетами. Поняв, что я не сплю, ко мне подошёл ещё один ночующий, Александр, который до этого не подавал признаков жизни, поэтому я его вначале и не заметил. Он обрадовался, что с кем-то можно поговорить, и начал мне рассказывать про себя и жаловаться на жизнь. Раньше он служил в каком-то спецподразделении в Прибалтике, где их обучали диверсионной работе и периодически забрасывали за границу выполнять спецзадания. По его словам владеет очень редкой боевой техникой – техникой змеи и техникой ниндзя, утверждал, что рукой может разбить толстую доску. Я вначале не верил, но он предложил мне посмотреть на его возможности. Мы вышли на улицу, где уже начинало светать, и он продемонстрировал мне несколько приёмов. Потом начал наглядно демонстрировать, что известные стили боевых искусств намного слабее, чем то, чем он владеет, а ноги вообще лучше не отрывать от земли. Александр показал мне несколько простых, но надёжных приёмов обороны, рассказал кое-что из того, чему их учили в этой военной части. Их оказывается учили многому, и способам быстро поменять внешность, и даже тому, как в казино гарантировано выигрывать в карты.



Мы вернулись в здание вокзала, мне очень хотелось спать, но уснуть мне предстояло ещё не скоро. Новый знакомый начал доставать меня вопросами, какую, по моему мнению, ему лучше найти жену, и где её искать. Видя, на что он способен, я не мог его просто так послать, и мне пришлось поддерживать разговор. Наконец на первый путь выкатили состав из пассажирских вагонов, я разбудил Серёгу, и под предлогом, что подали наш поезд, я простился с Александром. Поезд был коротким и состоял всего из семи вагонов, хотя последний вагон имел номер 10. Проводники объяснили, что так сделано для того, чтобы поезд пустили, так как меньше десяти вагонов в пассажирском поезде быть не должно. Несмотря на то, что посадку на поезд ещё не объявляли, дверь в наш первый вагон, стоявший сразу за тепловозом, была открыта, и мы сразу же заняли верхние полки, что не маловажно, когда едешь общим вагоном. Пассажиры постепенно садились в поезд, но народу было очень мало, в наш вагон сел всего человек пять. До отправления поезда время ещё оставалось, и я решил пробежать по ближайшим магазинам, чтобы купить батарейки к фотоаппарату, однако на удивление обычных пальчиковых батареек я нигде не нашёл. Пришлось купить квадратную батарейку, разобрать её и запитывать фотоаппарат от составляющих эту батарейку элементов.



Наконец подошло время отправления, тепловоз подал длинный гудок и поезд плавно тронулся. Поезд, на котором мы ехали – один из самых медленных поездов на дорогах нашей страны. Мало того, что до Торжка он не пропускал ни одного остановочного пункта, часть которых представляет собой утоптанную тропинку в чистом поле, выполняющую функцию платформы, и табличку «Остановка локомотива», так ещё и максимальная скорость на этом участке пути не превышает сорока километров в час. На многочисленных остановках вагоны стали набиваться людьми, и скоро уже в нашем плацкарте все шесть посадочных мест были заняты. Мы проехали озеро Волго, представляющее собой часть реки Волга, на станции Пено нам встретился единственный за всю дорогу до Торжка поезд, вёзший желающих в Питер. Достигли станцию Соблаго, на которой тепловоз перецепляется к противоположной стороне состава, меняется направление движения поезда, а наш вагон становится хвостовым. За более чем часовую остановку мы спокойно успели сходить в магазин, чтобы купить чего-нибудь перекусить, там же мы нашли и пальчиковые батарейки. Магазин располагался в чуть ли не единственном каменном здании и представлял из себя очень необычное для меня зрелище – это был обычный деревенский магазин, вызвавший у меня воспоминания о магазинах позднего советского времени. А ещё на стене магазина была замечена очень любопытная схема ликвидации бедности на селе. А тем временем рядом с нашим поездом мирно паслись козы и овцы.



Мы вернулись к вагону. Неподалёку проводники и станционные рабочие обсуждали статью в газете, что станцию Соблаго вновь собираются сделать круглосуточной и пустить поезд Осташков – Москва ночью. Железнодорожники вспоминали, как раньше поезд ходил переполненным несмотря на то, что состоял из двадцати вагонов. Поезд поехал дальше, приближая нас к дому. Было интересно наблюдать из окна пустынные пейзажи, покосившиеся или уже совсем разрушившиеся строения, но мне очень хотелось спать, и через некоторое время я всё же занялся тем, чем мне не удалось заняться ночью. Я проспал часа три, самочувствие резко улучшилось. А поезд всё продолжал медленно тащится, останавливаясь у каждого столба. Вошедшим на остановках пассажирам билеты оформлялись прямо в вагоне уже после отправления поезда. И вот наступил долгожданный момент – поезд достиг Торжка. Дальше путь находится уже в хорошем состоянии и позволяет развивать намного большие скорости. Тепловоз уступил своё место электровозу, и после продолжительной стоянки поезд продолжил путь. До Москвы оставалось уже немного остановок, из открытого окна подул ветер. После Лихославля поезд поехал ещё быстрее, так как мы ехали по единственной в России скоростной железной дороге. Оставалось всего две остановки: Тверь и Клин. Перед Тверью мы в очередной раз, последний за эту поездку, увидели Волгу. На Ленинградский вокзал поезд прибыл уже по темну, и мы поехали домой, набравшись за эти трое суток множества приятных впечатлений.
5
Читайте также
Комментарии
Галина Боинчану
Прекрасные воспоминания. Интересно, много ли поменялось с тех пор ;)
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.