Откуда так долго течёт река Волга. Часть 2

Описываемые события происходили 14 лет назад, в мае 2003г., мы тогда были ещё молодыми студентами)

Откуда так долго течёт река Волга? (продолжение)






Мы пошли дальше. Закончились поля, дорога опять пошла по лесу . После очередного спуска впереди показался небольшой ручеёк, протекающий под дорогой, перед которым стоял дорожный знак, рассказывающий, что это река Волга, и небольшая беседка со скамейками. Такие беседки, начиная с этого места, стали попадаться регулярно. Мы остановились немного посидеть. Слышалось журчание Волги, вода в ней была мутная, рыжеватого цвета. Мимо проехала машина и остановилась возле нас. Из неё вышел водитель и начал нас расспрашивать, является ли то, возле чего мы сидели, истоком Волги. Я его обрадовал, что нужно проехать ещё несколько километров. Я поделился с ним той информацией об истоке, которой располагал, мы вместе стали рассматривать карту. В двухкилометровом атласе в очередной раз обнаружилась ошибка: судя по карте, дорога не должна ни разу пересекать Волгу, фактически же получалось наоборот. Водитель вернулся к машине и повёз свою семью дальше к истоку. Жаль в машине у него не было свободного места, иначе, возможно, удалось бы с ним договориться.



Немного отдохнув и оставив о себе памятную надпись на деревянном столбе, используемом многими для этой цели, мы продолжили путь. Вдоль дороги часто попадались сломанные ветром деревья, некоторые из них были вывернуты из земли с корнем. Часто попадались следы недавнего ремонта проходящих вдоль дорог линий электропередач и связи, наверное, во время урагана, последствия которого мы видели, жители Воронова и Волговерховья сидели и без электричества, и без связи. Впоследствии я узнал, что ураган был этой зимой. А тем временем количество оставшихся километров перевалило за психологическую отметку в 10, и приятно было вести обратный отсчёт стоявших на каждом километре столбов. Дошли до столба, говорящего о том, что осталось всего пять километров. Решили сделать привал на большее, чем обычно, время – минут на пятнадцать и последние километры пройти без остановок. Серёга всё ещё надеялся, что где-нибудь нас догонит автобус.



Немного отдохнув, мы пошли дальше. Чувствовалась небольшая усталость с непривычки, да и обувь явно была не соответствующая. Но эти мелочи не мешали нам продолжать путь к основной цели этой поездки. После того как мы прошли ещё два с небольшим километра, дорога опять ушла вниз, и мы увидели ещё один мост типа «труба под дорогой» через Волгу. Ситуация с ошибкой в карте стала немного понятней, река опять вернулась на ту сторону от дороги, где и показана, то есть в соответствии со всеми правилами для того, чтобы всё было правильно, было допущено чётное число ошибок. Перед этим мостом тоже стоял указатель, рассказывающий о том, какую реку пересекает дорога, но здесь он был оформлен красивее: помимо названия реки на нём буквами в старинном стиле было написано, что «До истока 2.7 км». Посмотрев немного на великую русскую реку, мы пошли дальше, оставалось совсем немного. Впереди показалась деревня Воронова, перед которой была автобусная остановка и площадка для разворота автобуса. Как и в прошлый раз, никакой информации о времени движения автобуса обнаружить не удалось. Мы прошли через деревню, она представляла собой не очень радостное зрелище. Большинство домов были брошенными, покосившимися, жителей в деревне осталось очень мало. Тишину нарушал лишь лай одной собаки, увидевшей нас.



Дорога стала более узкая и разбитая. Мы прошли ещё немного и увидели впереди ещё деревянные дома и большую церковь вдали. Это было Волговерховье. Мы поднялись на последнюю горку и увидели в конце села деревянную лестницу, ведущую непосредственно на исток. Левее истока, на горке, стояла большая каменная Преображенская церковь, действующая деревянная церковь и несколько беседок. Мы спустились по лестнице, которая вывела нас на мостик, ведущий к деревянной площадке, стоящей посреди водоёма, из которого вытекает ручей, дающий начало Волге. На площадке стоит деревянный домик, внутри которого в полу имеется отверстие. Никаких родников, питающих этот водоём, на поверхности не видно, Волга питается водой с окружающих это место болот. На домике висит табличка, что исток был освящён Патриархом Алексием II, так что теперь в реке течёт святая вода.



Таким, как сейчас, исток сделали всего 6 лет назад, однако особо это место отмечалось давно. Во всяком случае, судя по фотографиям С. М. Прокудина-Горского, ещё сто лет назад исток Волги был оформлен в стиле, очень напоминающем нынешний. По рассказам, за последние двадцать лет вид этого места почти не изменился. Несмотря на отсутствие охраны, спустя шесть лет все постройки выглядят как новые, ничего не разрушено, не разломано. Для желающих оставить автографы рядом с домиком сделан деревянный щит, расписанный многими посетителями этого красивого места. Я тоже не упустил момента вписать себя в историю и при помощи обычной ручки оставил о себе память. Мы сели отдыхать после двадцатикилометровой пешей прогулки. Кроме нас поблизости никого не было, но это продолжалось недолго. Скоро к истоку подъехало две машины, из которых вышла большая компания отдыхающих и направилась к месту, где мы отдыхали. Вскоре я с ними познакомился. Они все оказались родственниками, приехавшими в одну из деревень, стоящую рядом с озером Стерж помогать сажать картошку, и выбравшимися сейчас на отдых. Я начал расспрашивать их об истоке, о здешних местах, мы интересно пообщались.



Подходило время думать о ночлеге. Первоначально я предполагал переночевать в лесу в палатке неподалёку, где мы уже успели спрятать рюкзаки, чтобы не таскать их с собой, пока гуляем по окрестностям. Но наши новые знакомые предложили другой вариант – попроситься переночевать к местным жителям. Серёга пошёл договариваться, а в это время мне предложили ещё один вариант – в машинах оставалось место и нас могли довезти до озера Стерж, где можно заночевать в палатке. Учитывая, что с транспортом здесь проблемы, а автобус вообще ходит через день, причём на следующий день он не ожидался, мне второй вариант понравился больше, и я отправился за Серёгой. Он успел попробовать попроситься в один дом, но ничего не получилось по техническим причинам. Ему тоже больше понравился второй предложенный вариант, и мы пошли забирать из леса наши рюкзаки, а кампания села за стоящий неподалёку стол ужинать. Мы принесли рюкзаки и долго ещё общались с новыми знакомыми, они оказались интересными собеседниками.



Наконец они собрались ехать и все начали рассаживаться в машины. Нас с Серёгой посадили в белую машину, мне досталось моё любимое место на переднем сидении. Водитель жил на острове Городомля – закрытом образовании, формально относящимся к Московской области. На этот раз пассажиры и водитель в машине попались разговорчивыми, и мы весело проехали те километры, которые мы так долго шли пешком. Обе машины подъехали к озеру и остановились. Нам показали хорошее место для ночёвки, где было и место для палатки, и кострище, и сухие дрова. А ещё нас обрадовали, что завтра за нами приедут и отвезут нас до Свапущ, откуда примерно в 12 часов должен пойти автобус до Осташкова. Я очень удивился такому предложению, но мне объяснили, что им это совсем не трудно, и вообще здесь живёт добрый народ, не ленящийся помогать другим. Машины уехали, мы занялись организацией ночёвки. Серёга поставил палатку, я занялся костром. Неподалёку располагалась ещё одна кампания, очень шумная. Когда костёр уже горел, в нашу сторону пошёл очень пьяный мужик, доказывающий, что он лесник, эта территория принадлежит спецслужбам и нас нужно посадить за разведение здесь костров и установку палаток. Потом подошла тусовавшаяся поблизости молодёжь и объяснила, что мужик перепил и несёт всякую ерунду. Мужик пошёл дальше и я занялся приготовлением ужина.



Мы хорошо перекусили макаронами с тушёнкой и пошли в палатку спать. Уснул я рано, часов в 10 вечера, ещё не успело полностью стемнеть. Спалось хорошо, сказывалась дневная усталость и недосыпание, связанное с ночными пересадками и поломкой электрички. И я, и Серёга, проснулись примерно в одно время, где-то в пол-одиннадцатого. По-прежнему стояла хорошая тёплая погода, в спальнике было даже немного жарко. Мы вышли к озеру посмотреть на окружавшую нас природу. Совсем недалеко стояла полуразрушенная церковь, которую мы вчера видели издалека, идя к истоку. Я стал разводить костёр, чтобы разогреть оставшуюся с вечера еду. Только мы начали завтракать, послышался шум мотора. За нами приехал один из вчерашних знакомых – Слава. Выяснилось, что автобус едет из Свапущ раньше, чем предполагалось, поэтому нам нужно собираться и ехать сейчас. Серёга пошёл мыть котелок, я – складывать палатку и рюкзаки. Минут за пятнадцать мы собрались, сели в машину и поехали.



Мы ехали по той самой дороге, по которой шли вчера пешком, надеясь, что кто-нибудь нас довезёт или мимо проедет автобус, едущий как раз в нужную нам сторону. Ехать на машине по этой дороге быстро не получалось, машина ехала со скоростью 50-60 км\ч, правда регулярно попадались знаки, ограничивающие её до сорока. Слава оказался как раз тем, кто обычно скорость у машин замеряет – ГИБДДшником. Я начал расспрашивать его о его работе. Слава работает в Великом Новгороде, где и живёт вместе с женой и ребёнком. По его словам работать сейчас становится всё труднее, штрафовать без квитанции уже опасно, постоянно проводятся проверки службой собственной безопасности. А самое главное – на дорогах всё больше водителей с купленными правами, которые и ездить-то не умеют. Постоянно происходят серьёзные аварии, часто с человеческими жертвами. Я очень удивился, когда узнал, что сейчас замер скорости в местах, где стоят знаки ограничения, не является основным заработком новгородских ГАИшников, как например московских. И вообще, по рассказам собеседника, он совсем не старается нажиться на водителях. Мы продолжали ехать по пыльной грунтовой дороге. Очень красиво выглядело, когда навстречу по этой самой дороге, оставляя за собой столб пыли, поехал большой автобус, какие у нас в стране ездят либо на дорогие экскурсии, либо на большие расстояния.



Началась асфальтовая дорога, впереди показались дома. Мы приехали. Я предложил водителю угостить его пивом, но он отказался. Мы попрощались, и он поехал назад. Местные жители обрадовали нас, что автобус на Осташков уже уехал, а следующий будет только вечером. Нам ничего не оставалось, как опять начать стопить машины. Мы отошли немного от деревни, сняли рюкзаки и расположились у дороги. Машины совсем не ехали. Было 11 часов 38 минут. Было жарко, стояла безоблачная погода. Ожидая машины, мы перекусили и начали разгадывать сканворды. На находящихся неподалёку полях начал работать трактор. Прошёл час, а мы стояли всё там же. Мимо проехал автобус, но он не остановился. Очень редкие проезжающие мимо машины тоже останавливаться не собирались. И только через 2 часа 15 минут в ответ на поднятие Серёгой руки остановилась тёмная Волга. За полтинник водитель согласился довезти нас до Осташкова.



В машине ехало двое, они возвращались с рыбалки. Из их разговоров я понял, что они ловили рыбу сетями, то есть были браконьерами, особенно учитывая, что во время идущего в это время нереста рыбалка в любой форме на Селигере вообще запрещена. Ехали они до Твери, так что если бы у нас не было билетов на поезд и желания посмотреть Осташков, можно было бы вернуться домой ещё в этот день, доехав с ними до Твери. Но мы ехали только до Осташкова. С нами попутчики почти не разговаривали, только посмеялись над нашим занятием: зачем нам исток Волги, там и рыбы нет, и сетку не поставишь, правильнее было бы отправиться на какое-нибудь озеро с сеткой. После такого ценного замечания они продолжили общаться между собой, употребляя через слово нецензурные выражения. Мы опять проехали мимо пирамиды, после постройки которой, по словам местных жителей, вода в Селигере перестала цвести. Через 40 минут мы подъехали к Осташкову, расплатились с водителем и вышли недалеко от таблички «Осторожно, разбитая дорога!». Я достал карту Осташкова и мы пошли гулять по городу.



В начале мы отправились на городскую набережную. Учитывая, что город сам небольшой, идти было недалеко. Вначале мы шли мимо деревянных домов, затем появились квартирные многоэтажки. По улицам гулял народ, было тепло, деревья уже зеленели частично распустившейся листвой. Дошли до набережной. Она была неплохо оформлена, вдоль неё были расставлены скамейки, занятые отдыхавшими в этот субботний день горожанами. Впереди виднелись купала церквей, краны порта. А когда я заметил идущий по озеру пассажирский теплоход, у меня сразу возникло желание на нём покататься. Мы отправились на озёрный вокзал. Там я выяснил, что рейсовые корабли по озеру уже не ходят, несмотря на недовольство местного населения, остались только экскурсионные. Очень повезло, что в этот день была запланирована экскурсия по ночному Селигеру, которая представляла собой пятичасовую прогулку на теплоходе по озеру. Серёга поддержал идею покататься на корабле, и ближе к вечеру мы опять собрались вернуться на вокзал. Возникла, правда, одна проблема – где ночевать. Я предполагал, что вокзал на ночь закрывается, так как ночных поездов нет, и, вообще, здесь железная дорога работает в дневном режиме. Было решено в первый раз за историю поездок переночевать в гостинице, но от этой идеи мы быстро отказались после того, как узнали, что переночевать будет стоить по 150 рулей с человека. К счастью, я выяснил, что железнодорожный вокзал в городе круглосуточный, и проблема решилась сама собой.



Мы отправились гулять по городу. Осташков расположен на мысу и окружён водой с трёх сторон. Совсем недалеко от озёрного вокзала находится центральная площадь города с памятником Ильичу, колокольней Крестовоздвиженской церкви и небольшим фонтаном, бассейн которого окрашен в синий цвет. Справа установлен памятник партизанам, по мнению многих, один из лучших на территории нашей страны. Мы пошли дальше, в сторону, где виднелись купола церквей. Улицы города были тихими, машины ездили редко. Дороги были в основном асфальтовыми, но иногда встречались и грунтовые. Многие дома были заброшенными, с заколоченными окнами, но большинство из жилых домов выглядели ухоженными. Многоэтажные дома стоят в основном в микрорайоне и ближайших к нему районах, в остальных частях город стояли деревянные одно- и двухэтажные дома. На многих из них сохранились резные украшения. Мы приблизились к Троицкому собору. Понять, действующий он или нет, я так и не смог. Он явно находился на реставрации, неподалёку была разбросана реставрационная техника, правда, уже заржавевшая. Мы подошли к собору с другой стороны, но и там вход нам преградил железно-древянный забор. Пришлось эти достопримечательности осматривать снаружи, на расстоянии, других входов я решил не искать. Мы пошли дальше. По дороге обратили внимание на Вальский столп – часовню-памятник городским укреплениям Осташкова. Решили подойти поближе. Выяснилось, что находящиеся рядом здание – городской краеведческий музей. Мы естественно решили его посетить, но ничего не получилось: музей был закрыт, причём без объяснения причины. Наверное, он просто не работал по послепраздничным дням.



Поняв, что в музей попасть так и не удасться, мы пошли дальше, в противоположном направлении, в сторону вокзала. Селигер был виден из многих частей города. Прошли мимо Знаменского монастыря, о котором я вначале подумал, что это Осташковский Кремль. Храмы окружены крепостной стеной, за которой помимо монастырских построек расположены обычные жилые дома. Стена монастыря была не очень больших размеров, скорее всего она не предназначалась для противостояния серьёзному врагу. Также по пути нам встретилась котельная, половина которой находилась в состоянии полной разрухи, а вторая половина была в совершенно рабочем состоянии. По всему городу были разбросаны сараи и гаражи, сделанные из списанных товарных и пассажирских вагонов. Мы зашли на вокзал в надежде сдать наши рюкзаки в камеру хранения, но ничего не получилось. Создалось впечатление, что в здании вообще никого не было, стучание в дверь, указанную в инструкции по использованию камеры хранения, ни к чему не привело.



Подходило время возвращаться на озёрный вокзал. Мы пошли по известному уже нам пути, мимо микрорайона, набережной и Знаменского монастыря. На скамейках возле пристани сидело несколько кампаний, но довольно скоро я понял, что никто из них не собирается кататься на корабле. Я отправился в помещение дежурной, чтобы приобрести билеты на теплоход, но там никого не оказалось. Я вернулся назад, к скамейке, на которой сидел Серёга и ужинал, и присоединился к приёму пищи. Оказалось, что дежурная сидела на соседней скамейке. Ещё до того, как я успел закончить ужин, она пошла на своё рабочее место. Поужинав, я пошёл за билетами и расстался с четырьмя сотнями за два билета – это было больше, чем мы потратили на всё путешествие до истока Волги и Осташкова. Мне дали два посадочных талона на теплоход, на которых был изображён какой-то дорогой интерьер, с мягкой мебелью и пальмами. Мы с Серёгой стали гадать, зачем на билете поместили фотографию мебельного магазина. А тем временем к пристани причалил теплоход, очень похожий на Московские речные трамваи. Недалеко от нашей скамейки расположились люди, явно имеющие какое-то отношение к предстоящей речной прогулке, судя по их разговорам с капитаном.

Продолжение следует...
3
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.