Остров Ольхон: за кадром, или воспоминания непутёвой походницы. Часть 1






Ну, здравствуй! Хорошо, что зашёл. Проходи, наливай себе чай, усаживайся поудобнее и слушай. Сегодня я расскажу тебе историю об одном древнем острове, чьи берега омывают воды величайшего озера в мире. О прекрасном и таинственном Ольхоне – сердце Байкала.

В далёкие времена, когда на Земле жили сильные и меткие воины-охотники, а косы девушек были такими длинными, что их плели по три дня, Ольхон был полностью покрыт лесами. Настолько дремучими и дикими, что тяжело было отыскать дорогу к воде. Говорят, что здесь жил сам Бурхан, грозный дух Ольхона и владыка всего острова.

Но пришли люди и нарушили природный покой острова. Множество деревьев срубили они на своем пути. Могучие ветвистые великаны падали на землю, как подкошенные серпом колосья пшеницы. Испуганные звери и птицы стали покидать свои дома. И взревел тогда прикованный цепью к священной горе Жима бессмертный медведь с белой полоской на шее. Солнечные орлы разлетелись в стороны, быстроногие косули и мудрые волки умчались прочь. Но людей уже было не остановить. Упрямо шли они вперёд, думая о том, что природные богатства неистощимы…



***

Я стояла на берегу пролива и смотрела на мысы Уляхта и Забро, разделённых извилистой полосой залива Загли. Казалось, что после нашего мини-похода по Кругобайкальской железной дороге чаша моего восторга была наполнена до краёв. Но Ольхон каким-то необъяснимым образом смог уместиться в заполненный сосуд, расплескав вокруг себя потоки радости и восхищения. Передо мной возвышались высокие берега скалистых мысов, выступающие из воды, словно застывшие каменные фантастические существа. Тяжелые облака отражались в агатовой глади озера, а любопытные чайки качались на волнах, как вставшие на мель маленькие кораблики. Ольхонский пейзаж походил на живописные шотландские нагорья, вулканические берега Исландии, и это было потрясающее зрелище.



Пара часов ожидания переправы на остров пролетели незаметно. Мы любовались природой Ольхона, рассматривали сувениры и поделки местных умельцев, слушали байкальские легенды и сказки и даже успели попробовать позы в бурятской юрте. Спустя некоторое время, мы уже мчались к таинственному острову через пролив Ольхонские ворота, оставляя позади материк.

Причалив к берегу и подождав несколько минут, мы вновь сели в автобус и устремились вглубь Ольхона. Остров не переставал поражать своей красотой. Изумрудные холмы и голубые озёра сменялись причудливыми скалами, покрытыми красным лишайником, жёлтая почти безжизненная степь – хвойными рощами лиственниц. После получаса пути мы прибыли на импровизированную автостанцию Хужира, где нам предстояло определиться с дальнейшими планами.

 

Изначально мы думали добраться до Урочища Песчаное, расположенного на побережье Нюрганская губа, и пожить там несколько дней, купаясь в Малом море и наслаждаясь байкальскими закатами. Свой пеший поход мы завершили, пройдя Кругобайкальскую железную дорогу, поэтому на острове хотели предаться праздной жизни настоящего отпускника – палатка, рыбалка, песочек.

Сверившись с картой, мы выяснили, что Урочище находится в 20 километрах от Хужира. С моей скоростью улитки это расстояние мы преодолели бы за пару дней пути, что составило бы примерно половину нашего времени, которое мы отвели на Ольхон. Учитывая тот факт, что в Хужире нет общественного транспорта, мы обратились к местным водителям УАЗиков, за плату развозивших туристов в разные точки острова. Узнав о пункте нашего назначения, только один из водителей согласился ехать в Урочище Песчаное, но за большие деньги. Другие и вовсе отказались, сославшись на дальность расстояния и нежелание возвращаться в Хужир ночью.



Тем временем на остров неумолимо надвигались сумерки. Взглянув на моё несчастно-потерянное лицо, Мишка решил разбить лагерь рядом с поселком, поискав спокойное место вдали от людей. Закинув на плечи свой тяжеленный рюкзак, я молча побрела за ним. Мы прошли весь поселок и направились в сторону побережья, чтобы поставить палатку в каком-нибудь красивом местечке с видом на Байкал. Дорога к озеру шла через песчаные дюны, поросшие сосновыми и лиственничными деревьями. Ступив на землю, я в буквальном смысле провалилась в песок, по щиколотку увязнув в мельчайших каменных зёрнах. И тут начался настоящий ад…



***

Я тащилась по песку с грацией галапагосской черепахи и проклинала всё на свете. Проникнув сквозь дырчатую ткань, песок заполнил всё свободное пространство моих кроссовок, в результате чего скорость моего передвижения практически приблизилась к нулю. Я пыхтела, чертыхалась, психовала, но продолжала упорно идти вперёд. Мишка понимал, что вот-вот проснётся мой внутренний бультерьер, готовый облаять всех, кто осмелится ко мне приблизиться, поэтому предусмотрительно дожидался меня чуть поодаль, сохраняя безопасное расстояние.

В конце концов, мне надоело бороться с песком. Я скинула давивший на плечи рюкзак и уселась на землю, чувствуя себя так, словно прошлой ночью разгружала ящики с рыбой в торговом порту. Заметив, что я остановилась, Мишка вернулся назад.
- Давай уже дойдем до берега и там отдохнём? Надо найти хорошее место и поставить палатку, пока не стемнеет.
- Никуда я больше не пойду! Ненавижу этот песок! Он меня бесит! – я готова была разрыдаться от усталости и бессилия. Передвижение по песчаным дюнам давалось мне очень тяжело. Я чувствовала себя совершенно разбитой и ослабленной.

Спокойно выслушав мою гневную тираду о ненависти к песку, Мишка взял мой рюкзак, повесил на свободное плечо и устремился вперёд. От неожиданности я лишилась дара речи и несколько минут просидела на земле, раскрыв рот. Придя в себя, я резко вскочила и помчалась, насколько это было возможным, вслед за Мишкой. Догнав его, я сразу стала требовать возвратить мне мой рюкзак назад, но Миша остался непреклонен. Спорить с ним было делом бесполезным и мало перспективным, а потому, смирившись с участью слабого звена в нашей компании, я молча последовала за ним к побережью.



Вскоре мы оказались в центре песчаного пляжа Сарайского залива, вдоль которого длинной вереницей растянулись палатки всех цветов и размеров. Оставив мне рюкзаки, Мишка отправился искать место для ночлега, свободное от людей. Спустя некоторое время, он вернулся, сообщив, что нашёл отличный вариант.

 

Пройдя немного в сторону мыса Булук, мы попали на небольшой песчаный холм, около которого росли две сосны. Место и впрямь было прекрасным. На юге виднелась одна из двух глав скалы Шаманка, на севере – остров Харанцы, а прямо перед нами открывалась волшебная панорама Малого моря. Быстро поставив палатку и приготовив ужин, мы уселись на землю и стали наблюдать за одним из самых красивых закатов в своей жизни.



Окрасившись в лилово-оранжевые цвета, облака отражались в зеркальной глади озера, а лучи заходящего солнца пронизывали все пространство тонкими и невесомыми полосками света. Ночь неспешно вступала в свои владения, а нас ждал новый день, который мы могли провести так, как нам захочется. Без правил, ранних подъемов и графиков.
6
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.