Нигер. Ч - 8. Тахуа - Абалак - Тадис

Предыдущая часть - Нигер. Ч - 7. Тахуа - африканская терра инкогнита

Выезд группы был назначен на 9 ч. утра. Нам предстоял переезд из Тахуа в город Абалак, и далее к месту проведения Геревола под названием Тадис. Однако, как это обычно бывает в Африке, мы выехали с опозданием. Почти час пришлось ждать военных и полицию, которые должны были сопровождать нас.

Как только закончился город, с обеих сторон замелькали зелёные поля.



Местность разнообразием видов не отличалась. Полицейские, мотивируя соображениями безопасности, запретили нашим водителям делать остановки. В итоге, когда мы наконец-таки остановились, все мои попутчики, разделившись на М и Ж, разбежались, кто вправо, кто влево...



Позже я подметил такую особенность, если я и мои товарищи, постоянно пили воду, то местные, будь то водители или полицейские, к воде почти не прикасались, довольствуясь утренним чаем.



В доисторические времена на территории современной пустыни Сахара царил относительно влажный климат, жители Нигера отличались от современных. В 8-6 тыс. до н. э. в Нигере существовала киффийская культура, представители которой были высокорослыми, имели массивное телосложение. В 5-3 тыс. её сменила тенерийская культура, которая бесследно исчезла после высыхания Сахары. Вероятно, её уцелевшие носители мигрировали в более увлажнённые районы.

Песок Нигера хранит память о динозаврах. При желании можно было узнать что-то и о истории появления человека. Если здесь жили люди, наверняка существовали стоянки и поселения. Нужны затраты на археологию, тогда как не то чтобы лишних, но и просто денег, в Нигере нет. В настоящем местное население занимается сельским хозяйством, чередуя на одном и том же участке то сорго, то просо.



Ни рожь, ни пшеница на этих широтах не вызревают. Подобное послужило одной из причин того, что египтяне свою культуру и свою административную систему южнее Сахары распространить не смогли.

Через какое-то время трасса совсем испортилась. Изрытый колдобинами асфальт напоминал стиральную доску. Справа и слева периодически мелькали хутора. Жилища людей земли были собраны из глины. Скотоводы фульбе сразу определялись по круглым деревянным домикам, легко разбиравшимся и также легко возводимым.

Самым большим открытием на этом перегоне стало вдруг появившееся озеро. В обрамлении песчаных сопок оно казалось истинным чудом. Озеро является искусственным, и нигерцы уже успели обжить это место. Вдоль берега тянулись дома, а по большой выставленной на продажу рыбе, можно было понять, что её тут разводят. Когда посёлок закончился, нам ещё долгое время довелось ехать вдоль воды. Интересно было бы посмотреть, как выглядит сия местность после жаркого и засушливого сезона? Как далеко отступает озеро?



Слово Сахель происходит от арабского — «берег», «граница». Зона Сахеля шириной 300 километров, пограничная зона между пустыней Сахарой и плодородными землями юга. По всей Африке она тянется от Атлантики до Индийского океана. И если мы до этого момента проезжали именно через Сахель, то теперь, по мере продвижения на север, в глаза бросалось изменение местности. Жизнь, в виде зелёных кустов и деревьев, проявляла себя возле наполненных дождями прудиков.



В районе каждого такого водоёма можно было видеть пастухов фульбе, а также их быков и осликов.



В других же местах везде и всюду картинка была примерно одинаковой: невысокие акации скрашивали собой унылую землю, слегка обтянутую жёлтой травой.



Зато когда я решил по такой траве пройтись, в миг нацеплял колючек. В этой пустынной местности каждая травинка, каждый кустик хотят к чему-то и к кому-то прикрепиться, дабы отправить своё потомство для размножения в другие места. Ко мне цепляться было без толку. После каждой такой прогулки я только и делал, что отчищал носки и кроссовки. Маленькие и острые колючки вгрызались в одежду крепко, и чтобы их снять, приходилось потратить кучу времени.

Асфальт далее пошёл совсем разбитый. Вся наша колонна джипов всё чаще и чаще уходила на накатанную грунтовку. Окружающая местность всё более и более превращалась в пустыню.



Мы тряслись в машинах довольно долго, и где-то в середине дня остановились возле блокпоста.



По разговорам водителей можно было понять, скоро приедем в Абалак. Так оно и вышло. Все наши джипы наконец-таки зарулили на территорию маленькой гостиницы.



Ещё в Москве принимающая сторона нас всех предупредила, дабы мы взяли с собой колбасы, либо мясные консервы. В Ниамее нам даже вернули определённую часть денег. Думаю, мотивировали они это тем, что всевозможные местные сыры и колбасы, долгое время пролежавшие на жаре, могли оказаться некачественными.

Одним словом, принимающая турфирма решила кормить нас нейтральными салатами. Все были предупреждены, и потому каждый с собой в качестве дополнения что-то взял. Я же, распробовав местное мясо, жевать салаты ни коим образом не хотел, тем более что сидеть нам в этой гостинице предстояло не менее двух часов. Я решил незаметно выскользнуть за ворота, дабы прогуляться по городу, тем более что жаровню с мясом мы проезжали. Таковая располагалась относительно недалеко.

Увы, незаметно уйти не получилось. Ворота оказались закрыты. А когда я озвучил своё желание, гид категорически замахал руками. Сошлись на том, что меня пойдёт сопровождать один водитель.



Абалак, как и Тахуа, является городом встречи разных народов.



В прежние времена здесь проживали фульбе и туареги.



В настоящем в Абалак переселяются чёрные народы с юга.



Сказать, что Абалак город для фотографа колоритный, это значит ничего не сказать. Я, со своим сопровождающим, шёл по центральной его улочке.



Народ меня приветствовал, я им отвечал, постоянно щёлкая фотоаппаратом.

 

Когда образовался Абалак? Никто точно этого не знает. Подобные места возникали в качестве стоянки для караванов. Абалак — город на границе Сахеля и Сахары. Он лежит вдоль южного края сухой равнины и окаменелых речных долин, которые составляют каменистую пустыню — азавах.

 

По моей оценке, в городе живёт не менее 20 тысяч человек. Абалак находится примерно посредине между Ниамеем и Агадесом. По словам моего сопровождающего, здесь имеется две школы.



Не уверен, что в Абалак ходят какие-то автобусы либо маршрутки, ибо народ обученными движениями забирался на крыши грузовиков. В итоге мы пришли к жаровне. Я заказал две порции мяса, после чего мы сели под навес.



Предвкушая пиршество, к столу стали слетаться мухи. Когда подали еду, мне пришлось одной рукой мух отгонять, другой наполнять рот.

Интересный момент, я поставил одну тарелку к себе, другую придвинул сопровождавшему меня водителю. Так нет же, парень полез в мою тарелку. Я возмущаться не стал. В итоге мы совместно опустошили вначале мою порцию, затем его. Тут нужно пояснить, что народы Востока и Африки, когда трапезничают, принимают пищу из одного блюда. Если подать кому-либо отдельно, это значит — отделить от сообщества.

Забегая вперёд, отмечу, что через три дня мы вновь останавливались в Абалаке. Я опять попросился на прогулку. Сопровождать меня было поручено полицейскому. Тот с европейцами общается чаще и потому ел из своей тарелки. (Кто не понял, поясню, что подобное я описываю не в плане брезгливости — интересны традиции и устои других народов).

После перекуса я попросил водителя, дабы он показал мне что-то интересное. Мы направились к мечети. К сожалению она была закрыта.



Побродив по кварталам, я решил возвращаться. Изысками архитектуры Абалак не отличается. Хотя, без всякого сомнения, город посреди пустыни это уже чудо. Свои интересные моменты здесь есть, просто их нужно заметить.

 

Например, если где-то деревья без разбора опиливают и выкорчёвывают, то здесь особо ценные виды стараются сохранить. От коз, от осликов и от верблюдов деревья огораживают металлической конструкцией, либо они растут в больших глиняных горшках.



Только я успел подумать про верблюдов, как сразу передо мной появился целый караван.



Погонщики куда-то вели своих подопечных. Большие "корабли пустыни" шли чётко и с достоинством. На малышей же больно было смотреть. Маленькие верблюдики были привязаны к своим мамкам. Не приученные к строю, они визжали и голосили, не понимая, что, дабы верёвка тебя болезненно не дёргала, нужно прижиматься к телу родительницы.



Чуть дальше меня заметили дети, и стали приветствовать. Я подошёл к ним. Это дало возможность сфотографировать их мам и пап.

 

Городом управляют туареги. Десять лет назад эти места, как и Тахуа, были затронуты туарегским восстанием. Нынешняя ситуация показалась мне спокойной, и тем не менее иностранцев стараются держать за высоким забором.



Увидев меня, ко мне стали приставать со своими сувенирами два торговца. Я же посоветовал им направиться в гостиницу. После обеда мои попутчики накупили у них всякой всячины, ну а я, в качестве комиссии, у одного из них выпросил брелок.



Выезд из города был назначен на 16 часов. С этого момента мы стали ждать охрану, и в итоге минут через 30 отправились дальше. Каким бы ни был Абалак, и тем не менее на его территории живут люди. Мы же, отъехав от города совсем чуть-чуть, оказались в самой настоящей пустыне.



Грунтовка змеилась вправо и влево. Глинистая почва только-только оправилась от дождей. Влага здесь просто так в почву не уходит. Она собирается в низинках, давая жизнь всевозможной зелени и мелким кустарникам. В одном месте довелось видеть участок, засеянный просо. Побеги были щуплые и низкие, и тем не менее из земли злаковые пробились.



Во время остановки меня познакомили с новым колоритным персонажем. Это был глава деревни, в которую мы направлялись на Геревол. В его движениях и в осанке чувствовалась власть. Мужчина специально сел к нам в одну из машин, дабы показать дорогу.



Сказать по-правде, я очень плохо представлял себе его вотчину под названием Тадис. Часа полтора мы тряслись в джипах, по абсолютному одинаковой местности. В итоге, когда за окном джипа выросла целая роща акаций, я сразу понял — тут что-то должно располагаться. Так оно и получилось. Вскоре показались люди, причём не один-два, это был самый настоящий лагерь кочевников: с шатрами, с костерками, с быками, с осликами и конечно же с верблюдами.

Мне представилось, что весь этот стан кочевников является частичкой большого войска, выступившего в поход. Мы ехали и ехали мимо лагеря, а он всё не кончался и не кончался. Азарт от необычного зрелища распирал. Хотелось выскочить из машины и поскорее начать фотографировать....

Наконец вся наша колонна остановилась. Водители принялись выгружать матрасы и палатки. Было понятно, что мы здесь ночуем. Светового дня оставалось не более чем на 30-40 минут. С одной стороны времени действительно было мало, с другой — именно сейчас солнце давало самый лучший свет. Я попросил сопровождавшего нас офицера о разрешении на фотосессию.



Вначале он не хотел позировать, но после, когда подключились женщины, согласился. Позже я неоднократно имел возможность убедиться, что военные Нигера фотографируются крайне неохотно.

Вооруженные силы Нигера включают армию, военно-воздушных силы, жандармерию и республиканскую гвардию.

[/i]Армия насчитывает 8000 человек пехоты — 2 парашютных роты, 9 механизированных рот, 4 легкие бронетанкпраовые бригады. Военно-воздушные силы имеют 10 самолетов. Жандармерия насчитывает 2700 человек, а республиканская гвардия — 4000 человек.
В стране есть 10 французских военных инструкторов, а США обучают офицеров. Нигерские военные обучаются бесплатно во Франции, Китае, Германии и в Алжире.[/i]



Впрочем, на тот момент мои мысли занимали дела куда более мирные. Я был впечатлён лагерем кочевников, и потому вместе со всеми, как можно быстрей, направился к ним.

Следующая часть - Нигер. Ч - 9. Первый день Геревола
6
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.