Нигер. Ч - 6. Из Ниамея в Тахуа. Народы Сонгай и Джерма

Предыдущая часть - Нигер. Ч - 5. Круиз по Нигер-батюшке

На третий день пребывания в стране нам предстояло отправиться в то место, где проходит фестиваль Геревол. Самобытная культура любого народа ни коим образом не может сохраниться возле крупного города, тем более если он является столицей. По-большому счёту все африканские города чем-то похожи между собой. Их достопримечательности весьма условны. Соответственно, если перемещаться по Африке из одной столицы в другую, тут и там закладывая на страну по 2 и даже по 3 дня, это называется - смотреть аэропорты.

Увы, что в Африке, что в Азии, дабы познакомиться с что-то уникальным, не тронутым глобализацией, нужно потратить на дорогу в один конец минимум 2-3 дня. При этом сами дороги, естественно, разбиты, и не всегда отличаются разнообразием. Вот и приходится трястись в машине, в ожидании чего-то нового и необычное. Подобными мыслями я успокаивал сам себя...

Переезд из Ниамея в Тахуа длинною 550 км. оказался за всю поездку самым долгим и самым утомительным. И тем не менее про этот день и про саму дорогу хочется рассказать.

Если внимательно посмотреть на карту Нигера, то можно отметить, что он некоторым образом похож на Россию. В силу климатических условий у нас и у них сильнее развита западная и южная часть страны, тогда как Север и Восток и у нас и у них остаются малонаселёнными. Почти вся территория Нигера расположена в пустыне Сахара и лишь 20% заселено. В свою очередь, трассы проходят по тем местам, где живут люди.



Наш путь лежал на Восток по главному нигерийскому шоссе, которое связывает столичный Ниамей и второй город страны Зиндер. Однако в итоге нам нужно было попасть в район Агадеса, и потому возле города Бирнин-Конни предстояло повернуть на север, доехать до города Тахуа и там заночевать. На словах всё просто и понятно, тогда как в пути мы провели более 10 часов.

После выезда из столицы за окном потянулась полупустыня: скучная, однообразная и примерно одинаковая. Чахлые кустарники чередовались друг с другом. Иногда появлялось что-то похожее на саванну. Если попадалось на пути дерево, то оно обязательно было увешано гнёздами ткачиков.



Но ни первое, ни второе, ни третье совершенно не меняли общую картину ландшафта.

Напомню, что по Нигеру я путешествовал в составе туристической группы из 20 человек. Соответственно, из Ниамея мы вышли колонной из 9 джипов. Туристы в Нигер приезжают не часто, и потому наши водители не имели опыта совместного передвижения в колонне. Впрочем, это отдельная тема. Не будем забегать вперёд.

Остановки на этом перегоне мы совершали не часто. Одной из таковых стала вполне обычная деревушка, предположительно народа Сонгай.



Почему предположительно? Сказывались проблемы с переводом. Ну а мне местные, когда я начал с ними общаться, на мой вопрос об их национальной принадлежности, что-то вразумительное промычали лишь при слове "Сонгай".

Сонгай (сонгой) — народ у южной окраины Сахары, живущий по берегам реки Нигер от района г. Дженне на северо-западе до места впадения реки Сокото в реку Нигер (в Республике Нигер, Мали, Буркина-Фасо, Нигерии, Бенине). Говорят на сонгайских языках, условно относимых к нило-сахарской макросемье. По религии — мусульмане-сунниты. Численность — около 4,5 млн.

В Средние века сонгай создали государство Сонгай, достигшее расцвета в XV—XVI веках. Сонгай традиционно занимаются земледелием (рис, сорго, просо) в сочетании с разведением скота и рыболовством, в городах — ремёслами и торговлей.


Сонгай земледельцы, и потому их быт и культура от аналогичных народов Западной Африки мало чем отличается.



У многих здешних народов женщины помечают лицо короткими татуировками.



Если ты местный, в этом случае разобраться кто есть кто, труда не составит. Мне же приходилось постоянно спрашивать обо всём гида и водителя. Первый кроме ломаного английского мало что знал. Второй меня попросту не понимал.

Напомню, что печально известная Сахельская засуха 1968-1974 г. принесла народу Нигера неисчислимые бедствия. Половина населения страны находилось под угрозой голодной смерти. К власти пришли военные. Они остановили действие конституции. запретили политические партии. Подобное положение сохранялось вплоть до 1989 г.

В 1979 г. правительство Нигера выдвинуло так называемую концепцию развития. Дабы лучше контактировать с народом предполагалось создать систему консультативных органов. В каждом городском квартале, в каждой деревне, в каждом кочевом племени правительство постаралось создать "базовые ячейки развития". В них входили наиболее образованные люди, в обязанность которым ставилось - разъяснение народу политики правительства и помощь в её осуществлении. Думаю, подобное россиянам знакомо.... Показателен ещё и такой момент, что подобная система была рассчитана на пять лет.



Я пытался выяснить, существуют ли в настоящем подобные "базовые ячейки развития"? Когда нигерцам переводили мой вопрос, они попросту не понимали, о чём идёт речь. В любом случае, чтобы шло хоть какое-то развитие, необходимо работать. Чем кроме сельского хозяйства занимается народ, понять сложно. Внутри жилищ кроме циновки, канистр и посуды ничего нет. При этом сами дома (правильней хижины) для данного региона вполне типичны.



Они закрываются не обычной деревянной дверью, а плетёным щитом.



Конические крыши собраны из соломы. Холодов здесь не бывает, и потому основное предназначение круглых глинобитных домиков - укрыть хозяев от жары. Дети и хозяйство - всё лежит на плечах женщин.

 

Мужчины работают редко, и если даже они и выполнят такую чисто мужскую работу, как заготовка дров, то продавать их будут уже не они, а их жёны.



Однако, если верить справочникам, по окончании сельскохозяйственных работ до 49% взрослых работоспособных мужчин из деревень сонгаев и родственных им народов уходят на заработки в нигерские города, либо в Гану, в Бенин, в Буркина Фасо.



От Африки отвыкаешь довольно быстро, забываешь и её правила. Одно из таковых гласит - если что-то даёшь, дари медленно. Первая остановка, подобно первому блину, оказалась неудачной.



Пока я ходил по деревне и фотографировал, набежал народ. Я стал раздавать подарки. Вокруг образовалась толпа. Дети и женщины стали у меня из рук всё выхватывать, а после устроили свару.... Я же вспомнил как нужно себя вести с местными, и далее подобных ошибок уже не повторял. Надо сказать, что шоссе, по которому мы ехали, хотя и является главным в стране, загружено очень и очень слабо.



Встречные машины попадались редко, и я как-то не запомнил, чтобы мы часто кого-то обгоняли.



Первым городом на нашем пути стал Доссо.



Он расположен в 140 км. от столицы и является центром одноимённого региона. Вдоль главной городской трассы сплошные рынки, лавки и мастерские.



На центрально площади запомнился африканский конник с копьём. Монумент поставлен на высокую колонну. Проехали мы мимо него очень быстро, и потому ничего про сам памятник сказать не могу.



На обратном пути мы заезжали в этом городе во дворец короля. Очень жалею, что я забыл спросить Его Высочество, кому посвящён памятник.

Вторая десятиминутная остановка была в ещё одной вполне обычной, но неизвестной деревне.



Народ с интересом нас изучал. Я же кроме жареной баранины, ничего особо не запомнил. Зато мяса я купил аж целых три порции.



Поделился с попутчиками, сам поел и угостил водителя. Между тем обеденное время приближалось, и вскоре вся наша колонна машин свернула с дороги, запрятавшись в кустарник. Повар достал нарезанный салат, фрукты и хлеб. В заключении был чай. Одним словом, еда была простенькой, но сытной.



У водителей обед был примерно таким же, но чуть скромнее. Перекусив, рассаживаемся по джипам и отправляемся дальше. День давным-давно перевалил за экватор, а расстояние мы прошли всего ничего. Виной тому была крайне разбитая дорога. На некоторых участках приходилось видеть такую картину. Местные ребята машут лопатами, показывая водителям, что засыпают ямы. Когда машина к ним приближается, они начинают размахивать орудиями труда в опасной близости от кузова. Их цель - заставить снизить скорость и попросить денег.

Четвёртую остановку за день мы совершили возле городка Догондучи. Он расположен примерно в 300 км. от Ниамея. Над городом доминирует высокая гора, от которой он и получил своё название.



Гид выделил нам полчаса времени, дабы желающие смогли забраться на гору и сверху осмотреть местность. Я подобную возможность не упустил.



Не могу сказать, что виды сверху просто отпад, и тем не менее место это любопытное и в какой-то мере знаковое. Если верить гиду, до прихода ислама на вершине горы собирались анимисты. В Догондучи часть местных хауса до сих пор придерживается анимистических верований. Город является центром ритуальных встреч духа Бори. Последний привлекает внимание западных антропологов.



После короткой прогулки вновь трясёмся по дороге мимо деревень и посёлков.



Видя что-то интересное, прошу водителя притормозить, дабы сфотографировать. Увы, даже такой простой вопрос решить получалось не всегда. Он попросту нас не понимал. Мне с трудом удалось объяснить водителю, что мы хотим выйти возле низинки, под конец сезона дождей превратившейся в водоём.



Мы в России привыкли видеть реки и озёра под цвет отражённого неба. Здесь же синее небо в коричневых водах ни коим образом не отражалось. Глинистая земля соединилась с водой. Образовалось что-то коричнево-непонятное. И вся эта жижа заполнила собой довольно большое пространство.



Фульбе привели к водоёму своих быков,



овец и верблюдов. Рядом сами встали здесь лагерем. Животные глиняную воду пить будут, тут вопросов нет.



Я же в последствии был очень удивлён, увидев, что примерно в таком же водоёме кочевники наполняли свои канистры. В качестве дополнения, отмечу, что в подобных водоёмах теоретически должны обитать рыбы, которые умеют зарываться в ил и в таком положении ждать сезона дождей, когда грязное и топкое болото вновь станет водоёмом.

На перегоне Догондучи - Бирни Н-Конни трасса проходит в каких-то километрах от границы с Нигерией. Рядом протекает несколько речушек, соответственно, больше зелени и чуть-чуть другой климат. Мой взор невольно привлекали зелёные поля, пусть и не такие как у нас, но всё же зелёные.

Чуть позже мы останавливались возле ещё одной живописной лужи.



Наш визит привёл в замешательство белых цапель. Птицы решили ретироваться. Я же с удивлением обнаружил на воде цветы. Нечто похожее на этих же широтах я видел в Южной Америке. Цветы сияли белизной лепестков, словно невесты в день свадьбы.



Если подобная растительность сохраняется, значит прудик не пересыхает. Скотоводы фульбе, знающие в этих местах каждый куст, используют подобные водоёмы при перекочёвках.



Когда день выразил явное намерение перейти в сумерки, мы совершили ещё одну остановку. Размять ноги хотелось не только пассажирам, но и самим водителям. Гид выделил нам 20 минут, предложив осмотреть деревню народа Джерма.



Не люблю я ходить толпой, ибо в этом случае ничего и никого нормально не сфотографируешь. Увы, так оно и получилось. На одной из площадок женщины отделяли зёрна просо от шелухи и от соломы. Из зерна проса в последствии получают крупу (пшено) и муку. Солома идёт на корм скота.

Джерма народ родственный сонгайям. Они говорят на похожем языке. Изначальной территорией проживания джерма была область вокруг озера Дебу в Мали, откуда во время существования Сонгайской империи они расселились в другие области. В XVIII веке джерма расселились в на территории юго-востока Нигера, где их начали теснить соседние народы (туареги на севере и фульбе на юге). Глава клана тагури джермакой (титул) Абубакар около 1750 г. основал Доссо.



В 1820-х гг. джерма сумели отразить нашествие нигерийцев. Какое-то время они оставались свободными, однако в середине 19-ого века подверглись исламизации.



Джерма активно заселяли новые области в Западной Африке, однако французская экспансия остановила их в ныне существующих границах. В колониальный период французы наладили с ними контакт, и в последующем именно Джерма содействовали им в подавлении восстаний. Если говорить про сельское хозяйство, то оно в Нигере остаётся на самом примитивном уровне. Всё и везде обрабатывается вручную, и руки эти чаще всего женские.



И у Джерма и у Сонгайев, не смотря на общемировой процесс разложения и распада патриархальных семей, сохраняется большесемейная община, чем-то похожая на мини колхоз. Об этом красноречивее всего говорят большие амбары. Зерна туда помещается много, не на одну, а сразу на несколько семей.



Колодец в селениях, как правило, один и пользуется им вся деревня.



Я заглянул внутрь и даже слегка испугался. Ограждение у колодца низкое, туда можно запросто упасть, а глубина его метров 20.



До прихода ислама и у джерма и у сонгай главенствующую роль в семье играла женщина. В настоящем матриархат приказал, жить долго, и тем не менее позиции слабого пола в семье и в обществе достаточно высоки. Например, сын брата матери в системе родственных отношений занимает более высокое положение, нежели сын сестры отца.

Если мужчина и женщина встречаются на дороге, он первым приветствует её. Женщина - хранительница семейного очага. А так как очаг всегда в доме, то дом принадлежит женщине. При разводе имущество супругов делится в равных долях, но дом чаще всего остаётся за женой.

В наше время многие представители этого народа занимаются не только земледелием, но и скотоводством. Дабы пасти свои стада, они нанимают профессионалов фульбе. В жизни деревенских жителей Нигера много всего удивительного и для нас необычного. Если бы была возможность, я бы изучил деревню народа Джерма более основательно. Предполагаю, что два вида конической амбарной крыши обозначают разные виды хранимого там зерна.



Однако, время поджимало, нам нужно было ехать дальше. Забегая вперёд, скажу, что возле границы с Нигерией земледельцы живут более богато, нежели их собратья на севере Нигера. В свою очередь, в Камеруне у народов Комо и Дупа амбары для зерна были похожие по конструкции, но при этом намного меньше.

У народов сонгай и джерма проводится ежегодно конкурс толстушек - чем толще женщина, тем она красивей. Состязание проводится после сбора урожая. От деревни отбирают одну "самую красивую". Дама усиленно питается, дабы стать самой-самой.... Если женщина победила, слава достаётся не только ей, но и её родной деревне. Это означает, что люди там трудолюбивые и живут они в достатке.

Я неоднократно спрашивал нашего гида, как, где и когда можно попасть на этот конкурс. К сожалению ничего внятного он мне не ответил. Через Бирнин-Конни проскочили уже по темноте. На обратном пути мы в этом городе ночевали, но в тот раз я его совершенно не запомнил. После Бирнин-Конни вся наша колонна повернула на север.



В качестве плюса, отмечу, что принимающая компания "ЗенитТур" не стала жадничать, и рассадила нас по 3 человека в джип. Сидеть вроде как было не тесно, и тем не менее дорога утомила. Хотелось скорее попасть в отель, дабы лечь на кровать и элементарно вытянуть ноги.

Водитель устал не меньше нашего. Я смотрел за ним и, как бывший автомеханник, понимал, что он слегка нервничает. Увы, предчувствия меня не обманули. Миновав очередной пост полиции, через 100 метров мы заглохли. Другие водители возле нас останавливались, но далее все поехали дальше, оставив нас в наступившей ночи на нигерской дороге. Мы пытались спрашивать у водителя, в чём причина поломки. Тот отвечал: "Ок. Ноу проблем."

Ситуация усугублялась тем, что где-то впереди сверкали заревом зарницы. Если в России попасть под дождь это иногда даже и приятно, то в Африке подобное всегда оборачивается большой проблемой. В тропических странах гроза явление природы с одной стороны мрачное и ужасное, с другой возвышенное. Огромная туча, в сопровождении грома и молнии, надвигается прямо на тебя. В некоторых случаях кажется, что она опустится и всей своей массой раздавит землю.... Птицы в такие моменты замолкают, стараясь спрятаться. Аналогичным образом ведут себя и животные.

В городах во время дождя народ укрывается под крышей. С путешествующими дела обстоят сложней. Трассу может попросту размыть, либо водитель может потерять дорогу. Уйдёшь на грунт - завязнешь в грязи. И это будет на долго!

Будучи в Ливии, мне довелось видеть, как пустыня Сахара в какой-то миг превратилась в нечто похожее на море, по которому поплыли вымытые из земли кусты и даже брёвна.

К счастью, примерно через 20 минут вернулась одна из наших машин. Тут выяснилось, что у нас попросту закончилась солярка. Датчик топлива в нашем джипе не работал, а старший заливал во все машины солярки впритык. Каждый на своём месте стремится чуть-чуть отжать. Ничего тут не поделаешь!

Не первый раз вижу, что в западной Африке местные по трассам ночью практически не ездят. Мы же тряслись по колдобинам ещё около часа. Под дождь не попали. Он растерзал землю где-то в стороне. Мы же, сперва догнали свою группу, а после всей колонной въехали в Тахуа. Попетляв по городу, наши водители нашли-таки отель, и это в тот день было ещё одним маленьким счастьем.

Следующая часть - Нигер. Ч - 7. Тахуа - африканская терра инкогнита
7
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.