Нигер. Ч 27. Султан Доссо и его дворец. Заповедник жирафов. Заключение

Предыдущая часть - Нигер.Ч-26. Из Зиндера в Бирни Н-Конни. Дворец султана Маради

Бирни Н-Конни, в котором нам в последний день пребывания в стране довелось ночевать, ничем ярким не запомнился. Город находится в юго-западной части Нигера, на территории региона Тахуа, вблизи границы с Нигерией, на расстоянии приблизительно 420 километрах к востоку от столичного Ниамея. В переводе с языка народа хауса, Бирни Н-Конни обозначает "старая крепость Конни". В настоящем никакой крепости здесь нет. Город известен жестокой резнёй, которую в 1899 г. устроили французы. Если верить африканским историкам, в посёлке было убито почти всё мужское население.

Трасса идущая из Ниамея возле Бирни Н-Конни раздваивается. Одна дорога уходит на северо-восток в сторону Агадеса (мы по ней ехали). Другая следует на запад в сторону Зиндера. По ней мы как раз вернулись, замкнув кольцо по стране. Отель Бирни, где нам довелось остановиться, в очередной раз порадовал. Решив, что принимающая сторона нас попросту дурит, я осмотрел номера. Увы, все они оказались одноместными с одной большой кроватью. Мы с моим товарищем Вадиком, решили ничего другого для себя не искать. Обругав судьбу злодейку, мы разместились в Бирни.

Надо отметить, что путешествие по Нигеру всех нас довольно сильно измотало. Ближе к концу нервы у народа оказались на пределе. Причины для этого, естественно, были. В Зиндере двое наших ребят, как и все, вселились в одноместный номер. На одной кровати они спать не захотели, и потому по неосторожности ночью один наступил на другого, устроившегося на полу. Здесь ребята уже не выдержали, и много хороших слов гиду высказали. Али их куда-то отвёз, но что там был за отель, не скажу.

Как плюс нашего Бирни, отмечу большую сувенирную лавку. Очень сожалею, что не купил длинный оригинальный меч водабе (70 евро). Подумал о сложностях вывоза, не взял, теперь жалею.



Сразу после завтрака вся наша колонна устремилась в Ниамей. К концу путешествия устали не только мы, но и машины. Водители ночью ремонтировали колёса. Что-то у них там до конца не получилось, и потому запаски были не у всех джипов. По пути нам предстояло посмотреть городок Доссо. Далее намечался визит в заповедник жирафов. Кто-то из моих попутчиков не захотел в Доссо, кому-то были фиолетовы жирафы.

К вечеру нужно было попасть в аэропорт. Покрыть за день 420 км., по местным меркам задача серьёзная. Если проколется колесо — появляется шанс опоздать на рейс. Одна наша машина ушла в Ниамей рано утром. Разделяться подобным образом крайне неблагоразумно, но умны все, как правило, задним умом. На тот момент ребята хотели побыстрее попасть в нормальный отель. Когда ты грязный как чушка, такое желание законно и вполне понятно. Их водитель не там свернул и чуть было не отвёз их в братскую Нигерию. Позже мы очень удивились, увидев, как их джип нас догнал, ибо полагали, что они уже в Ниамее.

Надеясь на русское Авось, я вместе с попутчиком Сергеем и с ещё одной женщиной, решили побывать и там и там. Я руководствовался тем, что Нигер мне понравился. Проколется колесо — значит мне судьба здесь остаться.

 

И всё же нервы были на пределе, причём не только у меня, но и у нашего водителя.



Останавливались мы редко. Только если в особо интересных местах, либо ради колоритных персонажей.



При этом сама трасса порадовала. Асфальт оказался хорошим. Примерно к 12 часам мы попали в Доссо, через который ранее уже проезжали. Город находится в юго-западной части Нигера, в 140 км. от столичного Ниамея. Это центр доколонниального королевства Доссо, земли народа Джерма.

Ещё по первому разу мне запомнился необычный по африканским меркам памятник, где сидящий на коне воин, замахнулся на врага копьём.



Отмечу два момента.

1. Образование государств в Западной Африке совпало с появлением европейцев. Последние завезли в Африку лошадей, изменив баланс в пользу тех царей и князьков, кто хотел с ними сотрудничать. Фульбе оказались народом наиболее передовым. Они создали кавалерию, которая стала громить соседей.

2. Металл на Чёрном континенте впервые научились обрабатывать на территории соседней Нигерии. Железный наконечник наносил раны более серьёзные, нежели деревянный. Технические новинки, для народов их применяющих, создали возможность для расширения территории, проще говоря — для экспансии.

Покружив по центру, водитель высадил нас возле главной мечети. К сожалению она была закрыта.

 

Не желая терять время, мы направились во дворец султана под названием — Джермакой. Слово в переводе обозначает — король джерма. Дворец представлял собой бетонную коробку, разукрашенную орнаментом орнаментом. Можно сказать, увиденное походило на резиденцию правителя Маради. Единственное отличие, бросавшееся в глаза, дворец оказался огорожен серьёзным забором, и у ворот висел национальный флаг.

 

Заглядываю внутрь, но гид меня одёргивает. Заходить на территорию самостоятельно — нельзя. Тут появляются разнокалиберные, запутавшиеся в прошлом и в настоящем, царедворцы и, как в лучших королевских традициях, приглашают во дворец.

Ребята были настолько любопытны, что о них стоит упомянуть отдельно. Первый, в спецовке, походил на садовника, либо на ещё кого-то, выполняющего чёрную работу. Рядом с ним чинно и неспешно ступал сановник, закутанный в белоснежные одежды. Два охранника султана своим внешним видом абсолютно не сочетались. Один, с резиновой дубинкой, был одет в милитаризированную форму чопа, другой, в красно-зелёных балахонах, походил на актёра кино.



Это был четвёртый дворец из тех, что мне удалось посетить в Нигере. Кто-то может сказать — да что там, все африканские царьки живут примерно одинаково. Увы, нет, царьки, как и их подданные, как и их королевства, как и их дворцы, друг от друга отличаются, причём чаще всего довольно основательно.



Миновав ещё одни ворота, перед закрытой дверью снимаем обувь и далее оказываемся в просторном зале, где на наше счастье работает сразу несколько кондиционеров. Как оказалось, мы, совершенно того не ожидая, попали в зал приёмов, на аудиенцию с султаном Доссо.

Идея меблировки зала была примерно такой же, как и у султанов Агадеса и Зиндера. Правитель восседал на троне у самой дальней стены, тогда как по бокам зала стояли кресла. Слева от правителя, не в креслах, а на полу, размещались безмолвные служки. Визирь доложил султану о гостях из России. Тот кивнул, доброжелательно улыбнулся, на хорошем английском предложив подойти поближе.



Народ джерма в соседнем Мали известен с 16 века. Первые упоминания о джерма на территории Нигера относятся к веку 18-ому. В 1750 году один из аристократов джерма, по имени Абубакар, из своего клана Тагуру основал государство Доссо. Удивительное дело, но фульбе, покорившие в начале 18-ого века множество соседних народов, султанат Доссо не уничтожили, а просто переподчинили. Признав над собой власть фульбе, правящая династия осталась на троне. В настоящем аристократия Доссо пользуясь покровительством султана, в правительстве страны занимая влиятельные позиции.

Поприветствовав монарха, мы ответили на его пару-тройку дежурных вопросов, после чего Его Высочество разрешил использовать себя в качестве фотомодели.



Перед нами сидел умный и живой человек, обладающий чувством юмора, понимающий, что всё вокруг не более чем декорация. Прямо пред ним на журнальном столике чернел кожаный портфель, набитый под завязку. Кто-то из моих спутников спросил, не отвлекаем ли мы Его Высочество от дел? Тот улыбнулся, ответив, что дела подождут.



Нам было предложено познакомится с музеем. Один из служек выступил в качестве экскурсовода.



Впрочем, всё было и так ясно. В углу зала можно было видеть лёгкие копья и очень старый, скрученный от времени щит. С этим оружием воевал и охотился кто-то из основателей династии. На стене висел дорогостоящий меч, явно кому-то из султанов подаренный и фотографии. Царедворцы стали объяснять, кто и где изображён. Надеюсь, читатель не будет меня ругать, но имён предков нынешнего султана я не запомнил и даже не старался.

 

В самом дальнем углу на полу покоился боевой барабан, который я по невнимательности чуть было не пнул ногой, чего делать категорически нельзя. Во времена не столь давние, в барабан били, объявляя войну.



Чуть сбоку находилось ложе монарха, где он действительно спит. Прочная железная кровать, заправленная на европейский манер, оказалась двухместной.



Любопытство распирало, но я не осмелился спросить царедворцев о личной жизни Его Высочества.... Зато, видя наш искренний интерес, они стали рассказывать про оружие. Кто из предшественников когда и каким оружием охотился и с кем воевал. Главным историческим врагом навсегда остались французы. Прадед нынешнего монарха дрался с ними около года, но выгнать со своей земли не смог.

 

Султан Доссо оказался довольно современным и разносторонним человеком, без каких-либо религиозных заморочек. В юношеские годы султан обучался во Франции. Хотя он и не был в России, про достопримечательности Москвы и Санкт-Петербурга знает. Султан частично знаком с русской литературой, за противостоянием России и США следит, про Крымские события и про Донбасс информирован. Ради справедливости отмечу, на более сложные вопросы ничего конкретного Его Высочество ни о нашей литературе, ни о политике так и не сказал.

Наш визит подошёл к концу. Прощаемся с монархом. Желаем ему царствовать подольше, а народу джерма, управляемому столь мудрым королём, процветания и благоденствия! Выхожу, мысленно переваривая впечатления, но тут выясняется, что экскурсия на этом не закончена. Стражник предлагает следовать за ним.



Проходим через коридор и попадаем в старый дворец, в тот, где изначально султаны жили и откуда они своим народом управляли. Визирь показывает генеалогическое древо правителей Доссо. Рядом в углу, на небольшом постаменте инкрустированный под золото, возвышается трон. Сбоку ещё одно эксклюзивное кресло. К сожалению, кто сидел подле правителя, так и осталось невыясненным.

 

Судя по обстановке, король Доссо обладал довольно внушительной властью, но этот зал и трон, вовсе не являлись официальными. Главный зал представлял из себя необычный домик, который лет тридцать назад, дабы сберечь историческое наследие, накрыли каркасом.



Попав внутрь этой двойной шкатулки, я был поражён сохранившимся духом времени! Основным элементом композиции являлся деревянный трон, с резными пантерами в виде подлокотников и с поднявшимися в стойку змеями, исполнявшими роль каркаса. Датированный 1905 годом, трон в зале попросту господствовал. Рядом робко стояло низкое и маленькое деревянное креслице. Глядя на него, мне невольно вспомнились детские стульчики с откидной крышкой, под которые ставился горшок. Подобный контраст был создан специально, чётко обозначая где и у кого власть.



Зал оказался квадратным и небольшим, но потолок его был непропорционально высоким. Самое интересное, внизу со всех сторон в стенах имелись вырезы, по форме похожие на стоящие фаллосы и торчащие копья. Первых было меньше и один из таковых находился как раз за троном. Можно представить, как сюда заходили подданные султана, ничего в жизни кроме своих лачуг не видевшие, и как их поражала обстановка. В настоящем дворец и музей Джермакой признаны кандидатами на вступление в объект Всемирного значения ЮНЕСКО.



Под самый конец нашей экскурсии выяснилось, что дети султана не вылезают из Франции и сам он бывает там по несколько раз в год. А вот сын визиря, по словам общавшегося с ним Сергея, учится в Москве в военной академии. Очень жаль, но Сергей поздно мне об этом сказал. Иначе я бы взял у отца телефон сына и выяснил бы более подробно: и про дворец, и про султана, и про сам город Доссо.



Увы, как и во времена СССР, кто из африканцев побогаче, тот едет в Париж, кто победнее — в Москву. Друзья, представьте ситуацию: раздаёт возле метро рекламные буклетики молодой темнокожий парень (москвичам подобные сценки знакомы). Кто он? Понятно, что студент, что подрабатывает. И тем не менее, приехать учиться, что к нам, что ещё куда-то, имеет возможность не каждый. Эти ребята у себя на Родине так или иначе из себя что-то представляют.

В прошлые годы в российских СМИ часто рассказывалось, как такой-то африканский студент не может вернуться на родину, ибо там произошёл переворот и его родственники.... Впрочем, не будем развивать эту тему. У нас своих проблем хватает.



На выезде из города наша колонна окончательно раздробилась. Повар каждому туристу раздал по два сандвича. Желая посмотреть на жирафов, мы отделились от товарищей и направились как можно быстрей в сторону Ниамея.



До заповедника добрались за час. Въезд в него оказался недалеко от трассы. Сафари принимающей стороной было забронировано. Отмечаемся в журнале, куда записываем паспортные данные.



Возле основного домика располагался такой же круглый, но чуть меньших размеров.



Возле оного я впервые увидел дорожные знаки, обозначающие переходящих дорогу жирафов, их черепа с рожками, а также длинные берцовые кости.

 

В машину к нам подсел рейнджер, и мы покатили по грунтовке. Национальный парк, где квартировали жирафы, представлял собой череду зелёных кустов и песчаных проплешин.



Через двадцать минут рейнджер наконец нашёл жирафов, радостно предъявив нам своих подопечных. Это была семья из трёх самок с тремя малышами. Впрочем, видя таких длинных стропил, называть их малышами крайне сложно. Учуяв опасность, мамашки напрягли свои длинные шеи и направили взоры на нас. Дети спрятались за их телами. Мы фотографировали, стараясь не спугнуть, и всё же жирафы, как и предполагалось, ушли.

 

Желая заработать на хорошие чаевые, рейнджер туда-сюда направлял нас по местности. Кроме жирафов никто более в парке не живёт. По словам рейнджера, в его хозяйстве 16 особей. Два самца имеют гаремы, но со своими семьями постоянно не живут. Как и положено в таких случаях, животные гуляют по территории свободно. Ну а если кто-то из туристов захочет получше познакомиться с ними, в парке имеется лодж, куда жирафы приходят на водопой.

После часа покатушек, когда джип наш чуть было не закопался в песок, решено было возвращаться. Второй жирафьей семьи мы так и не нашли. В плане знакомства с африканскими животными Нигер не самое удачное место. Лететь сюда, ради одних только жирафов, не стоит. Здесь людям есть нечего, и потому животных давным-давно истребили.



На подъезде к столице стали появляться "дорожные рабочие", показывающие, как они засыпают ямы. Справа и слева замелькали изрытые карьеры, где добывают красную глину, пригодную для изготовления кирпичей. На дороге замелькали встречные машины. Слава Богу, мы вернулись в цивилизацию!



После этнографических деревень, Ниамей показался светским и вполне культурным городом. Конечно взгляд выхватывал элементы деревни, но при этом можно было видеть богатые авто, множество мотоциклистов и нарядней одеты женщины. Всё подряд в Ниамее, в отличие от других городов Нигера, уже не сфотографируешь. Воинская часть в центре окружена стеной с колючей проволокой. Вдоль одной из основных улиц тянется забор аэропорта.

Как позже выяснилось, наши товарищи, приехав на полтора часа раньше, получили ключи Гранд он и в Африке Гранд только к нашему приезду. Принимающая сторона напоследок решила слегка отжать и потому с большой неохотой поселила нас в отель. Смыв дорожную пыль, я сходил в город, где купил сочных ананасов и, как выяснилось в Москве, отвратительных апельсинов. Нигер страна пустынная. Фрукты здесь либо свои, не самого лучшего качества, либо привозные. Последние вовсе не дёшевы.

Вылет на Родину состоялся обыденно и без происшествий. Единственное, мы собрали чаевые для нашего гида Али, но уехали в аэропорт без него. Али оказался неприспособленным к жизни человеком. Его роль, как гида, была настолько скромной, что мы о нём, сидя в автобус, попросту забыли. Жаль.

Водителям повезло больше. Прощаясь, мы поблагодарили их чаевыми. И тут хочется слегка вернуться назад. За пару часов до этого, в момент одной из остановок в национальном парке, я и мои спутники достали приготовленные сандвичи, решив перекусить. Без чая сухой хлеб в глотку не лез. Кое-как пропихнув в себя по одному сандвичу, три оставшихся мы отдали водителю. Мама дорогая! Я давно не видел столь голодных людей!!! Мужик не ел, он, подобно питону, заглатывал пищу. Получается, парень с нами ездил, всё это время недоедал, а мы об этом даже не догадывались.

Ещё раз напомню, Нигер страна интересная, но крайне бедная. Уровень грамотности населения не более 20%. Это одна из самых молодых стран мира. Средняя продолжительность жизни 47 лет. Половина населения — дети младше 15 лет.

Зато нигерцы дружелюбны. Мне навсегда запомнилось, как люди вставали и приветствовали нас, когда мы проезжали мимо их круглых домиков. В памяти остались четыре дворца, глинобитные мечети, грациозно сложенные женщины хауса, красавцы водабе и их надменно жующие жвачку верблюды. Хрупок наш мир, и что будет через год-другой с Нигером, никто не знает.

P.S. За организацию этой поездки автор выражает благодарность туристической компании Глобус-Тур (globustur.spb.ru) и её директору Егуповой Марине Александровне!
8
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.