Нигер. Ч - 24. Квартал Зенгу. Посещение музея-библиотеки

Предыдущая часть - Нигер. Ч - 23. Старый город. Визит к султану

По первым двум рассказам о Зиндере у читателя могло возникнуть ощущение, что город представляет собой одну большую деревню. Это не совсем так. Город раскинулся между двумя руслами вади и состоит из трёх резко отличающихся друг от друга частей. Центральная старается выглядеть по-современному.



Здесь расположены частные вилы и административные здания. С разных сторон к центральной части примыкают африканские кварталы Бирни и Зонго.
Наши водители план города не знали, но, по просьбе страждущих, завезли нас в некий общественный центр, где продавалось пиво. Приобретя билет, сюда может прийти любой желающий, дабы искупаться в бассейне, и далее, посидев за столиком, попить пива.

 

На момент нашего визита мы оказались единственными посетителями. Мои товарищи кроме пивасика ничего не нашли, и потому далее всей колонной из 8 машин, мы заехали в бар. Спиртное в магазинах Зиндера не продаётся, но, как оказалось, нигерцы любители выпить. Соответственно, для нарушения закона придуманы лазейки. Одной из таковых является этот бар. Желавшим горячительного, пришлось стоять в очереди. Хочется отметить, что бар располагался в довольно необычном месте, разделяя территорию с выпирающими из песка валунами.



Как я уже писал, в конце 19-ого века горд, трудами султана, горожан и рабов, спрятался от возможного врага внутри цитадели. Где и как возвышались её стены, в настоящем мало кто знает. Подобно водовороту, мы кружили по Зиндеру, отчего я потерял понимание месторасположения его кварталов.



Отдельным файликом в память мозга легла воинская часть, снимать которую было строго запрещено. Как утверждают официальные справочники, на территории Зиндера памятником колониальных времён служит четырёхугольная башня с зубчатыми стенами, окружённая нагромождением скал. Это бывший французский форт. Теперь он носит имя Танимуна, того самого султана, что казнил Каземажу, а после пал погиб в бою с французами.

В настоящем крепость занимают военные. Для посещений форт закрыт. Получается, рядом мы проезжали раза два-три.



Что-то похожее на башню я видел, но сфотографировать, увы, не сумел. Во второй половине дня нам показали Деревню мастеров.

 

Это такой небольшой посёлок, где трудятся ремесленники, здесь же продавая свои сувениры. Смотреть там особо нечего, как и покупать...

 

Следующим местом осмотра должен был стать музей. Его точного месторасположения я опять-таки не подскажу, но, по моим мироощущениям, он находится в квартале Зенгу.

Зенгу — квартал торговцев и ремесленников. Историческое название "зонго" для всех городов означало "пристанище чужеземцев": чужакам не разрешали селиться в центральной части города. Раньше здесь раскидывали свои шатры караваны туарегов. Ныне в Зенгу живут хауса, перешедшие на осёдлость туареги и фульбе, торговцы-арабы, а также выходцы из других африканских стран.



Это самая оживлённая часть города, где находится пёстрый и шумный рынок, на который с октября по январь свозят урожай арахиса. В Зенгу много знаменитых зиндерских ремесленников, славящихся изделиями из тисненой кожи, верблюжьей и козьей шерсти.


Когда мы заехали на территорию большого рынка, мне подумалось, что с музеем вышла накладка.



Однако нет, чуть в стороне, обделённый вниманием, не вписываясь в окружающую действительность, скучал одиноко стоящий домик. Это и был музей. Его соседство с шумным базаром, казалось весьма необычным. Оценить задумку, мне довелось чуть позже.



Думаю, никому не придёт в голову сравнивать Московский Кремль с рисунками древнего человека в какой-либо пещере. И первое и второе являются элементами искусства. При этом, на каждом этапе развития человечество пользовалось техническими новинками своей эпохи. Соответственно, воспринимать что-либо необходимо через призму времени.

В 18-19-ом веке большой вклад в развитие российского общества внесли просветители. Тут и писателей можно вспомнить, и художников, и литературных критиков, и просто людей, учивших крестьян грамоте. Директора данного музея можно смело назвать просветителем своего народа. Изначально это был и не музей вовсе, а общественная библиотека. Музей появился потом, стараниями директора. Впрочем, начнём по порядку.

Наш гид Али в этом месте до нас не был, и потому, куда мы едем, объяснить толком не мог. Когда я переступил порог домика, я попросту не понял, куда попал. Прямо по центру зала оказался расквартирован квадратный постамент, дополненный свисающим с потолка самолётиком неизвестной конструкции.



Возле стен размещались стеллажи с хаотично расставленными книгами. Над ними на посетителя со всех сторон смотрели рисунки, созданные в стиле наивной живописи.



Нас приветствует доброжелательный мужчина в национальном костюме. Знакомимся. Выясняется, что это директор музея. Его слова Али переводил Диме на английский, тот доносил информацию до нас.



Школьное обучение в Нигере ведётся на французском языке, соответственно, большинство книг на французском. Библиотека бесплатная. Прийти сюда и набраться знаний может любой желающий. А вот чтобы заманивать народ, её специально поставили рядом с рынком.

Что касается картинок и всевозможных поделок, всё это создано трудами директора. Ему очень хочется просвещать земляков, хочется, чтобы люди знали своё прошлое. Именно по этой причине энтузиаст воссоздал историю города в картинках, глядя на которые всё становится понятно.



На первой, основание султаната Дамагарам. Рядом маленькая деревушка с круглыми домиками. В 1809 г. она получила официальное название — Зиндер. Здесь имелись источники, поэтому Зиндер, стоящий на перекрёстке торговых путей, начал быстро развиваться.



В 1813 году султан Зиндера пошёл войной на врага и победил его. На картинке изображены сражающиеся между собой воины. Речь тут, по всей видимости, идёт о королевстве анимистов, трофейная дверь которых в настоящем украшает дворец султана.



Шли годы, главный город султаната Дамагарам креп и развивался. Кто-то из правителей умирал, кто-то заступал на престол.



В 1856-1857 годах в Зиндере была построена крепость. На картинке показано, как султан осматривает ворота.



В 1898 году в Зиндер приходит капитан французской армии Мариус Габриэль Каземажу.



На следующем рисунке с ним и с его товарищами расправляются люди султана.



Это случилось 5 мая 1898 года.



30 июля 1899 года Амаду дан Танимун в бою с французами терпит поражение. Далее французы, и их подручные сенегальцы, устраивают для султана ловушку. Поймав, надевают на голову мешок и казнят мучительной смертью.



На следующем рисунке, в городе установлена власть, символом которой является трёхцветный французский флаг. Сторонникам бывшего султана приходится бежать.



За попытку мятежа в 1906 году колонизаторы арестовывают правящего султана (дан Баса).



Далее вплоть до 1922 года на троне сидел их регент. До обретения независимости, Зиндером успели поуправлять ещё два султана. Наконец в 1960 году в стране появился Президент.



Официально с властью султанов было покончено. Народ же ещё долгое время оставался (и остаётся) тёмным. На стене музея можно посмотреть вырезки из газет и журналов. Одна из таковых рассказывает про женское обрезание. С подобным мракобесием Зиндерский просветитель при помощи наглядной агитации борется. На этом направлении ему помогают различные гуманитарные миссии. Но я лично не уверен, что его лекции и картинки, а также их агитация, дают какие-либо результаты...



В любом случае, директор с таким ажиотажем делился с нами историей своего родного города, что я его невольно зауважал человека. На мой вопрос, помогает ли музею султан, либо городские чиновники, ответ был отрицательным. В России с 1997 года ежегодно проходят награждения премией В.С.Высоцкого "Своя колея". Здесь примерно такой же случай. Человек, сея разумное, доброе, вечное, идёт по жизни своей колеёй.

Единственное, я стал спрашивать директора, почему он не изобразил на картинках ту знаменитую распрю, что случилось в отряде французов. Он ушёл от ответа, объяснив, что это произошло не в Зиндере.

На правах автора нарушу хронологию событий, дабы поведать о позорном деянии колонизаторов.


* * *

В ноябре 1898 года из Дакара вышла французская экспедиция. В её состав входило 50 сенегальских стрелков, 20 сипахов, 30 переводчиков, а также 400 человек вспомогательного персонала и 800 носильщиков. Возглавляли экспедицию девять офицеров-европейцев: капитан Поль Вуле, его адъютант Жюльен Шануэн, лейтенант артиллерии Поль-Жюль Жоаллан, лейтенант Луи Пето, лейтенант морской пехоты Марк Палье, медик и три унтер-офицера. Экспедиция была отлично вооружена винтовками, пулемётами и артиллерией. Целью экспедиции было завоевание бассейна озера Чад и объединение всех французских территорий в Западной Африке. Одновременно с ней с севера в этот регион двигалась экспедиция Фуро-Лами, а с юга — экспедиция Жантиля.

В какой-то момент экспедиция разделилась. Шануэн повёл большую часть людей по суше. Вуле отправился по реке и достиг Томбукту. Носильщики первого отряда заболели дизентерией. Более 100 человек умерло.
Шануэн, испытывая трудности с обеспечением продовольствием, стал грабить лежавшие на пути деревни и приказал стрелять во всякого, кто попытается бежать. Жюльен Шануэн был сыном генерала Шарля Шануэна, ставшего вскоре министром обороны, поэтому считал, что ему позволено всё.

В январе 1899 года колонны воссоединились. В экспедиции в этот момент насчитывалось около 2 тысяч человек — гораздо больше, чем можно было прокормить, поэтому, несмотря на то, что они находились на территории, контролируемой Францией, войска Вуле начали грабить, убивать и насиловать.

В январе 1899 года лейтенант Пето заявил Вуле, что с него достаточно, и покинул экспедицию. Пето отправил во Францию письмо, в котором подробно описал совершённые Вуле и Шануэном убийства.
Из Парижа пришёл приказ об аресте Вуле и Шануэна, во главе экспедиции надлежало поставить губернатора Тимбукту Клобба.

Клобб немедленно покинул Тимбукту, взяв с собой 50 сенегальских стрелков и лейтенанта Октава Менье в качестве своего заместителя. По пути Клобб наткнулся на возрастающее сопротивление местного населения; тем временем Вуле совершил одно из крупнейших убийств во французской колониальной истории, вырезав население Бирнин-Конни.

Клобб шёл по следу экспедиции, состоящему из сожжённых деревень и растерзанных людей, повешенных женщин и зажаренных на кострах детей. 10 июля 1899 года, пройдя около 2000 км, он прибыл в Дамангару (неподалёку от Зиндера).


Клобб отправил к Вуле сержанта-африканца с двумя солдатами, чтобы передать письмо, в котором сообщалось о том, что Вуле смещён с поста руководителя экспедиции. Вуле на это ответил, что у него имеется 600 ружей против 50 у Клобба, и что он немедленно пустит их в ход если Клобб приблизится. Вуле и Шануэн не проинформировали своих офицеров о письме Клобба, и на следующий день отправили их в новые рейды.

13 июля было совершено последнее массовое убийство: в ответ на то, что один из жителей деревни убил двух его людей, Вуле убил 150 женщин и детей. Тем же вечером он написал второе письмо Клоббу, настаивая, чтобы тот не приближался.

Клобб не мог поверить, что другие офицеры или солдаты убьют офицера или допустят его убийство. Он отправился в лагерь мятежников, где и нашёл свою смерть.

Вечером Вуле проинформировал своих офицеров о стычке и, срывая погоны, сказал: «Я больше не француз, теперь я — африканский вождь. С вами я смогу основать империю». Офицеры были не в восторге от этой перспективы, и их настроение передалось солдатам.

В последствии сенегальские солдаты взбунтовались. Шануэн был ими убит. Вуле, пользуясь темнотой, скрылся. Командование экспедицией взял на себя лейтенант Палье.

На следующее утро Вуле попытался вернуться в лагерь, но был остановлен часовым. Вуле выстрелил в него, но промахнулся; часовой в ответ застрелил Вуле. Оказавшийся во главе экспедиции Палье решил закрепиться в Зиндере. Победив местного правителя Амаду, он захватил город 30 июля.

Вскоре Палье отправился из Зиндера с 300 солдатами, чтобы разведать путь к озеру Чад, но был вынужден почти сразу вернуться: взбунтовавшиеся солдаты угрожали убить его, если он не вернёт их немедленно во Французский Судан. В результате было решено разделиться: Палье, врач и два европейских унтер-офицера с 300 стрелками отправились во Французский Судан, а оставшиеся 270 стрелков (согласившиеся остаться в экспедиции ещё на год) перешли под команду Поль-Жюля Жоаллана; бывший заместитель Клобба Октав Менье стал заместителем Жоаллана.

Некоторое время Жоаллан и Менье оставались в Зиндере, ибо места были неспокойными. Наконец, 15 сентября бывший правитель Амаду попал в засаду и был убит, и территория вокруг Зиндера была поставлена под полный контроль французов.
После того, как цели экспедиции были достигнуты, Жоаллан и Менье покинули Чад и в ноябре по реке Нигер вернулись во Французский Судан. Успешное завершение войны позволило участвовавшим в ней офицерам избежать судебного преследования. В отношении Вуле и Шануэна было объявлено, что они лишились рассудка из за жары.


Данные события нашли отражение во французской литературе, в фильмах и даже в спектаклях. И тут возникает вопрос, почему директор музея не стал рисовать на эту тему картинку?

Насколько я видел и знаю, африканцы французов за глаза ненавидят, но при этом всячески ждут от Франции презентов. Вот и здесь примерно что-то похожее. Про Вуле и Шануэна директор рассказывает, но картинку об этом не вывешивает...

* * *

Кому-то из моих спутников и спутниц в музее было не интересно. Зато мы все вместе и по отдельности были любопытны местной детворе. Ребятня, собравшись толпой, ожидала нашего выхода. Вот так, ходишь по Москве непримечательной серой мышкой, зато есть в этом мире места, где ты настоящая белая звезда....



Солнце к этому моменту уже успело спрятаться за горизонтом. Зиндер растворялся в сумерках, но столь интересный день на этом ещё не закончился.

Следующая часть - Нигер. Ч - 25. Скотоводческий рынок
6
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.