Нигер. Ч - 22. Дворец султана Дамагарам

Предыдущая часть - Нигер. Ч - 21. Долгая дорога из Агадеса в Зиндер

Перед Зиндером на дороге пошло оживление. В одном месте мы видели стоящие у обочины бензовозы. От нечего делать, я принялся считать. Дошёл до 50, и далее сию математику отбросил. Откуда идут столь мощные колонны, сказать сложно. Тут рядом и Ливия, и Нигерия. А вот куда? Ответ ещё более сложный... Зиндер — перекрёсток дорог. Здесь встречаются "дорога единства", соединяющая столицу с восточными районами и пути ведущие из Сахары в Нигерию.

После умиротворения пустыней городская суета казалась чем-то непривычным. Наша колонна растянулась. Водители город не знали, и друг друга из вида упустили. Наш джип остановился возле хлебной лавки. Удивительное дело, в Африке, везде где отметились французы, они подсадили народ на свои длинные батоны.

Наш драйвер вышел из машины и принялся судорожно звонить, узнавая дорогу. Тут слышу, откуда-то раздаётся, усиленная динамиками, страстная зажигательная речь. Громче, громче, ещё громче... К нам приближается парень с тележкой, и с установленным на ней репродуктором. Возле него образуется толпа. Думаю, многие помнят фотографию, как советские люди слушают на улице выступление Молотова о начале войны. Вот и здесь была примерно такая же картина. В Зиндере, а может и в самом Нигере, намечались какие-то выборы. Уличный глашатай ездил по городу с тележкой и агитировал за своего кандидата, транслируя его выступление.

Какое-то время водители искали друг друга, а после уже отель. Наконец, все на месте, кроме двух джипов (об этом я писал в предыдущей части). Получаем ключи, расселяемся по номерам.

В Зиндере, если сравнивать с Агадесом, на порядок больше зелени. Здесь влажный тропический климат: зима без осадков, а летом дожди. Примерно также как в Ниамее. Увы, безусловный минус — комарики. В санузле можно было видеть экзотическую гадость, типа мокриц. Их было не много, и репелленты против них были установлены не в комнате, а именно в ванной.

Ночь прошла спокойно. Стоит отметить, что сам отель оказался на удивление приличным. С первыми лучами солнца, поднявшись на крышу, я принялся осматривать город.



Отель втиснулся между вполне приличного вида особняками. "Зиндер-Сити" шумел где-то в стороне. Здесь же обитал безмятежный дух нигерской Рублёвки.



После завтрака по плану у нас был намечен дворец султана. До исторического центра города мы ехали не более 5 минут. Выходим на широкой песчаной улице, где нет и никогда не было асфальта.



Машины сюда практически не заезжают. В качестве транспорта снуют трудяги ослики,



а также повозки с зебу. Опять-таки отмечу, что в Агадесе горбатых зебу в качестве тяговой силы не используют. В Агадесе горбатые зебу экзотика, а в Зиндере совсем не видно верблюдов.

 

Дворец султана являл собой колоритное здание с рельефными украшениями, построенное всё из той же глины и соломы. Фасадом он выходил на площадь, образованную пересечением трёх улиц. Когда-то, подобно нашей Ордынке, они были продолжением ниамейской и нигерийской трасс.



Справа от резиденции монарха, отражая солнечные лучи, сверкает лёгкой желтизной главная мечеть города, соединённая с небом голубыми куполами и минаретами. На мой вопрос, когда она построена? Гид Али отвечает: "Старый! Очень старый..."

 

Возле резиденции толпится народ. Кто-то просто стоит и смотрит. Другие, наоборот, пришли по делу. Их цель — попасть на приём к Его Высочеству. Справа от входа небольшая пристройка типа канцелярии. Прежде чем идти к султану, необходимо побеседовать с секретарём.



Зиндерский "Песков" определяет, допустить ходока до шефа или отказать.



Если ответ положительный, проситель садится возле входа, рядом со стражниками, на специальную низенькую скамейку.



Напомню, в Агадесе охранники были весьма суровыми и напряжёнными. Оно и понятно, о себе даёт знать соседство с Ливией. Здесь же секьюрити казались умиротворёнными. Охранники и всевозможные служки своей яркой цветастой одеждой напоминали то ли католических кардиналов, то ли детских аниматоров, каждый из которых должен был показать какой-то номер на дне рождения.



Пресс секретарь объяснил, что Его Высочества пока нет, но он может скоро приехать. Поэтому нам нужно погулять по городу минут сорок. После допустят во дворец. Быстро обрастаем детворой. Ребятня сопровождает нас по близлежащей улице до городского рынка.

 

Самый первый павильон, расположенный у входа, оказался мясным. В Центральной и Западной Африке очень редко где существует такое понятие как холодильник. Животное, с упоминанием имени Аллаха, забивается, и мясо почти сразу поступает в продажу. Удивительное дело, но на центральном базаре Зиндера существует служба санитарного контроля. Об этом говорили большие печати, подобно синякам на теле, щедро проштампованные на тушах.

 

И тем не мене, хотя рынок и принадлежит султану, глупые мухи ему не подчиняются....



Чуть в стороне от входа стояла неприглядного вида стела, где выбиты только даты 1848 — 1948. На этом месте, вплоть до окончательной отмены рабства в Нигере (1948 г), можно было, как козу или верблюда, купить человека! Не любят, ох как не любят африканцы вспоминать подобное, стараясь полностью свалить рабство на колонизаторов.



Отведённое время заканчивается. Нужно возвращаться во дворец. "Возвращаться во дворец"? Теперь, когда я нахожусь в Москве, фраза звучит как нечто совершенно экзотическое. Однако в Зиндере, и мухи на мясе, и дети попрошайки, и женщины торговки, переносящие грузы на голове, как, впрочем, и султан, и его дворец — всё это составляло единое целое, неразрывно связанное друг с другом...



Возле повидавших многие виды ворот, нас приветствует один из служителей Его Высочества. Разуваемся, заходим внутрь. Гид Али обращает моё внимание на потолок. Большая его часть закрыта циновками, и тем не менее конструкцию из палок, соломы, глины и поперечных балок, оценить успеваю. Самое интересное под потолком это всевозможные калебасы с магическими амулетами от сглаза, а также гнёзда, прилепленные с помощью птичьей слюны рядом с магией.

Враг, замышляющий недоброе, через ворота не пройдёт и под амулетами обязательно себя проявит. Впрочем, это дела небесные. Из земного отмечу, что сам проход оказался с изгибом. Переступив порог, попадаешь в некое узкое пространство, и далее тебе необходимо повернуть вправо. Подобное задумано специально, чтобы во дворец не ворвалась вражеская конница.

Многое из увиденного так и осталось для меня непонятым. Например, возле входа располагались какие-то служки султана.



Каждый из них выполнял свою особую роль. Это были вовсе не нищеброды, а по местным меркам вполне успешные люди. Во всяком случае, у одного из таковых, сидевшего первым возле ворот, на левой руке блестели часы.



Из полутёмного коридора попадаем во внутренний двор, с четырёх сторон закрытый стенами от посторонних глаз. Султан традиционно собирает здесь своё ближайшее окружение. И если при нападении через главные ворота во дворец прорвалась бы вражеская пехота, на открытом пятачке она становилась хорошей мишенью для стрелков. Впереди, пробоиной в обороне, зияет единственная открытая дверь, слева, справа и сверху украшенная национальным орнаментом.



В 1813 году султан Зиндера отправился в поход на анимистов города Мерия. Разгромив неверных, он казнил короля, забрав из его дворца входную дверь. Глядя на последнюю, невольно представляется сколь жалок был побеждённый правитель.



Над дверью, чтобы не украли победу, висит что-то непонятное, но явно магическое.



На входящего внимательно смотрит портрет действующего Президента республики Нигер. Он тоже, подобно амулетам, охраняет покои султана.



От мыслей отвлекают пресс секретарь и управляющий дворцом. Последний указывает на небольшую комнатку, активно жестикулируя. Как позже выяснилось, небольшой помост в комнатке сооружён не просто так. Здесь по пятницам всевозможные слуги облачают султана в праздничные одежды. После этого, в сопровождении стражи, он выходит к народу и следует в мечеть.



Вся наша толпа из 20 человек движется по узкому коридору, и тут прямо перед нами возникает красивый домик. Из соседней двери выходит приличного вида парень. Время приближается к 11 утра, однако, глядя на него, понимаешь, что он только-только проснулся. Что тут сказать? Золотая молодёжь остаётся таковой даже в Африке. Это был один из сыновей султана, не имеющий права на трон.



Управляющий показывает старый вход на конюшню, заставленный всевозможными раритетными сёдлами, колёсами и барабанами.



Вернувшись к личным покоям султана, он начинает рассказывать.



Когда-то давно здесь возникла маленькая деревушка. На том месте, где мы находимся, стоял домик вождя деревни (управитель назвал его королём).
Ислам при посредничестве арабских купцов проникал сюда постепенно, но к 12 — 14 веку правоверных уже было много. В 1731 году вожди народа канури во главе с перешедшим в ислам Малламом Юнусом, основали первый султанат. Вначале он был вассальным государством империи Канем-Борно, давно к тому времени прошедшей пик своего развития.

Собрав войско, Юнус завоевал соседние царства. В 1736 году столица султаната была перенесена в Дамагарам — маленькую деревушку народа хауса. Получив в 1809 г. официальное название Зиндер, поселение активно развивалось. Однако люди, по отношении к городу, по прежнему употребляли слово Дамагарам. В последующем название перешло на весь султанат.

Расцвету султаната способствовало его удачное месторасположение. К середине XIX века Дамагарам вобрал в себя 18 государств. Первым европейцем посетившим Дамагарам стал Генрих Барт (1851 г). К концу XIX века в Центральную Африку начали проникать и закрепляться французы и англичане. Успеху европейцев во многом способствовала раздробленность африканских государств и их постоянная война между собой.

К этому моменту Зиндер был единственным городом на территории современного Нигера с населением более 10 тысяч человек. Стратегическим противником султана Дамагарам являлся полководец Рабих аз-Зубайр, создавший на территории современного Чада и Судана радикально-исламское государство. Дамагарам оказался зажат между французами и армией Рабих аз-Зубайра.

Приведу официальную версию тех событий.

В 1898 году капитан французской армии Мариус Габриэль Каземажу провёл три недели под защитой султана в Зиндере. У Каземажу было поручение заключить союз с Рабихом Аз-Зубайром против англичан. Приближение султана было испугано перспективой объединения двух своих основных противников, и в результате Каземажу был убит одной из партий, в то время как другие партии помогли остальным французам бежать.
В 1899 году в Дамагарам прибыли остатки французской военной экспедиции, которой было поручено завоевание современной территории Нигера. Целью миссии в Дамагараме было отомстить за убийство Каземажу. 30 июля 1899 года в 10 км от Зиндера произошла битва при Тирмини, в которой французско-сенегальские войска победили армию султана и затем взяли Зиндер.


Во дворце мне рассказали немного другую историю.



Каземажу, будучи в Зиндере, долгое время не мог попасть на приём к султану. В этот момент государством управлял семнадцатый по счёту султан Амаду дан Танимун. Когда он, наконец принял французов, Каземажу повёл себя высокомерно. Но главное было не это. Офицер начал интересоваться у монарха боевыми возможностями его армии. Африканцы предложили капитану и его спутникам, прийти завтра, пообещав показать оружие.

Когда гости ушли, султан собрал диван (совещание) и начал советоваться с придворными. Испугавшись французской экспансии, они дружно решили — Каземажу и его спутников казнить. Так оно и произошло, но кому-то из французов удалось бежать. Амаду дан Танимун правил после этого не долго. Он погиб в борьбе с французами.

Без всяких сомнений, дворец многократно перестраивался, и тем не менее управляющий указал нам на дверь, закрывающую зал, где Амаду дан Танимун принимал Каземажу. Дверь символически прикрыта камнем. Чужакам вход запрещён.



Нам было предложено, посмотреть зал официальных приёмов. Изящные диваны, стильные шторы и дорогие ковры сразу давали понять куда ты попал. Трон султана располагался на небольшом возвышении возле дальней стены.

 

Это было кресло из той же серии, что и остальная мебель, чуть-чуть получше инкрустированное и дополненное двумя белыми подушками. Нарисованный сверху Коран благословлял султана хадисами. Журнальный столик Его Высочества оказался завален кипой бумаг, которые монарх, с большой долей вероятности, просматривал лично. Мне вспомнилась избалованная принцесса из мультика, с её извечным выбором запятых — казнить, нельзя помиловать.



Нынешний султан Зиндера по счёту 22-ой. Его зовут Абубакар Умару Санда. Он родился в 1950 году. Являясь наследным принцем, на султанат заступил после смерти отца 29 июня 2011 года.



Всевозможные справочники все как один уверяют — нынешние монархи в республике Нигер выполняют роль чисто декоративную. В данном случае всё по своим местам расставляет фотография, где султан Зиндера, во время рукопожатия с Президентом, руку протягивает смелее и дальше, чем явно выигрывает.



После тронного зала, управляющий показал нам тюрьму, правильнее сказать — восемь камер. Окошки с решётками отсутствовали. Двери с узкими щелками, через которые внутрь проникал свет, выходили во внутренний двор. Теоретически заключённые могли видеть, что происходит во дворце. Но от этого им было не легче. Особо провинившимся на порог наливали масло, привлекая скорпионов. Бедолагам оставалось, разве что молиться, уповая на скорую смерть.



Кладовая оказалась более интересной.



Нам показали боевые трубы, призывавшие воинов султана Амаду дан Танимуна на бой с французами, а также его боевой шлем.



Следующим местом экскурсии стал гараж.



В прежние годы султаны Зиндера держали лошадей. В настоящем их заменили машины. Два-три дорогих авто попросту пылились, всем своим видом заявляя о неисправности, тогда как основной автопарк был пусть и не новейшим, но выглядел вполне прилично.

 

На мой вопрос, зачем султану Ягуар, дороги то здесь совсем плохие? подвеску можно разбить за пару недель? Управляющий ответил, что у него ещё один Ягуар есть, а если нужно, можно заменить и Кадиллак...

 

Как и в Агадесе, автомобили монарха не имели цифр. Кто едет, можно было понять по надписи — Султан Дамагарам.



Наш визит подходил к концу, и мне захотелось поставить красивую точку. Дома, на всякий случай, я купил кружку с Кремлём. Я достал её из рюкзака, решив, что если султана увидеть не довелось, пусть из неё пьёт чай мелкий султанёнок, не имеющий права на трон.



Увы, это была ошибка. Через пару часов нам суждено было сюда вернуться....



Следующая часть - Нигер. Ч - 23. Старый город. Визит к султану
6
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.