Нигер. Ч - 21. Долгая дорога из Агадеса в Зиндер

Предыдущая часть - Нигер. Ч - 20. Агадес и его жители

Чаще всего в путешествиях насыщенных событиями теряется чувство времени, отчего кажется, что ты в данном месте пребываешь уже год, если не два. Вот так было и в то утро. На восьмой день я попросту забыл, сколько времени нахожусь в Нигере. После завтрака нам предстоял переезд в Зиндер, и я воспринимал это как что-то вполне обыденное.



В справочнике сообщалось, что дорога из Агадеса в Зиндер первые 150 км. хорошая, но далее идут колдобины. Верно говорили древние — не верь написанному. Рытвины и ямы начались сразу, как только мы выехали из города. Водители всей колонной сошли с трассы, встав на обочину. В салонах началась тряска с подпрыгиванием, которая на протяжении всего маршрута, то пропадала, то вновь появлялась. В некоторых случаях болтанка начиналась неожиданно, подобно зоне турбулентности во время полёта.

Как я уже писал, арка, обозначающая въезд в Агадес, находится за несколько километров от города.



По всей видимости, отцы Агадеса рассчитывают, что их детище дорастёт до арки. При таких темпах рождаемости это может случиться лет через 15-20. Ну а пока арка, хотя и стоит, автомобили под ней не проезжают. Дорога там уж больно разбитая. Её начали делать, под самой аркой асфальт положили, а дальше бросили. Въезжая и выезжая, машины стараются идти по обочине. Чуть дальше нам встретился большегрузный трейлер, хорошо засевший в песок. Накатанная грунтовка поднималась в горку и далее был поворот. Дальнобойщик не справился с управлением, больше нужного свернул в сторону, где и засел.

На помощь бедолаге пришли собратья по профессии. Человека три-четыре откапывали песок из под трейлера..... руками. Скажу честно, подобное я видел впервые. У наших ребят была лопата, но останавливаться мы, при всём желании, никак не могли. Впереди колонны шёл джип с военной полицией, который нас сопровождал или попросту конвоировали. Под чутким руководством служивых остановки мы совершали крайне редко.

За окном тянулась Её Величество пустыня. Мы вроде как ехали, на отдельных участках скорость была приличная, за окном же ничего не менялось. На плоской выжженной от солнца земле убогий кустарник чередовался с такими же несчастными травами, где зацепиться глазом за что-то нестандартное было попросту невозможно.



И вдруг, как истинное чудо, на однообразной дороге словно мираж замелькало скальное образование. Это была единая ровная плита, нависавшая над пустыней. Дорога слегка вильнув, поднялась на плато. Спасибо одной настойчивой девушке. Именно она уговорила водителей сделать остановку. В рекламных буклетах по Нигеру, которыми нас снабдила принимающая сторона, был сфотографирован здешний останец в форме цветка.



Я уж думал, что мы на него попросту посмотрим с дороги и поедем дальше. К счастью женщины сумели уговорить неуступчивых вояк, и те с неохотой выделили нам 30 минут на прогулку.



К северу от Агадеса расположено плато Аир. Думаю, все эти скальные образования, парящие над пустыней, относятся именно к Аиру.



А там кто знает?... Нигер для геологов до сих пор остаётся если и не белым пятном, то во всяком случае местом мало изученным.



Плато представляло собой единый массив из песчаника. Этот материал достаточно мягок. Что уж тут за такая за традиция, но на скалах можно было видеть множество надписей.



Своё имя царапать я не стал, и к каменному грибку тоже не полез.

 

Между природными красотами и этнографией я всегда выбираю последнее. По другую сторону от дороги прочно застряла в средневековье маленькая деревушка. В запасе оставалось 15 минут, и я решил туда дойти.



Как выживают несчастный туареги? Об этом ведает только Аллах!



Заходить в их жилище, когда в доме нет мужчин, нельзя.



Теоретически, если рядом с обычным жильём раскинут шатёр, кочевники-мужчины в доме присутствуют. Но, так как они не показались, напрашиваться в гости я не стал, ибо знаю заранее всё то, что мог бы там увидеть... Зато девчонки, из этой Богом забытой деревушки, наверняка будут вспоминать, как вдруг ни с того ни с сего появился белый чудик и подарил им одежду....



Возвращаюсь назад.



Рассаживаемся по машинам и едем дальше. Дорога более менее наладилась, во всяком случае, на грунтовку мы уходили не часто.



Двигаться по пустыне тяжело. Её однообразие угнетает, и потому невольно думаешь, скорее бы показалось человеческое жильё... Однако, когда к таковому мы подъезжали, из-за обилия мусора было ещё более не комфортно.



Последний посёлок округа Агадес запомнился дотами, оборудованными на въезде и выезде. Соседство с неспокойной Ливией чувствуется. Нигерская армия к отражению агрессии готова.

Присмотревшись к солдатам, можно было понять, что таковые собраны из чёрных районов страны. Ни одного ярко выраженного туарега я не заметил. Когда говорят, что это только Советская власть перетасовывала население, не верьте. Подобное, дабы гасить межэтнические конфликты, практикуется почти во всех странах мира, где есть к этому предпосылки.

В следующий округ охрана с нами не поехала. Но это, наоборот, придало чувство спокойствия.



На трассе стали попадаться машины, причём не только обязательные для этих мест грузовики, но и частные легковушки.

 


Если из Ниамея в Агадес мы двигались на северо-восток, то теперь из Агадеса в Зиндер наш путь лежал на юго-восток. По мере продвижения стали проявляться изменения ландшафта. Чахлые поля с просо, напоминали полки, которые вышли воевать, но уже знают, что заведомо будут разбиты. В любом случае, как же приятно после голой пустыни зацепиться взглядом за раскидистое дерево.



Подходило время обеда. Заприметив зелёные кроны, наши водители свернули к ним. Повар начал стругать салаты. Водители, помогая, принялись расставлять раскладные стулья. Не помню, где и когда я пил воду в таких огромных количествах. Жара стояла неимоверная. Мои спутники рассредоточившись, спрятались в тени деревьев. Я же, понимая, что с пустыней мы скоро так или иначе распрощаемся, решил прогуляться.



Естественная растительность полупустынных саванн сильно страдает от выпаса скота. Наступление пустыни в этих местах, это не только потепление климата, но и результат многовековой деятельности человека. Из века в век пасущийся скот истреблял дикорастущие злаки, травы и колючие кустарники. Козы объедают листву редких деревьев, которые после этого часто погибают. Травы после дождей возрождаются, но не успевают закрепиться. Их сразу уничтожают стада приводимые кочевниками.

По мере роста численности скота и особенно в засушливые годы в этой части страны уже с середины февраля не хватает кормов: пастухи рубят деревья, ветви и кора которых идут на прокорм животным. Деревья и кустарники к тому же единственный вид топлива у жителей саванн. Их вырубка, а также интенсивный выпас скота ведут к уничтожению растительности саванны и наступлению пустыни на юг. Этот процесс принял угрожающий характер в последние десятилетия.



Закон пустыни: где есть растительность и особенно деревья, там есть вода. Так было и в этом случае. Найдя натоптанную тропинку, я побрёл по ней и вскоре вышел к колодцу, рядом с которым отдыхало небольшое стадо верблюдов.



Завидев чужака, животные насторожились. Большой самец, являвшийся вожаком, демонстративно поднялся и направился ко мне. Я решил, что далее идти мне не стоит. Верблюд тоже остановился. Какое-то время мы проверяли нервы друг друга. Победил я! Самец продемонстрировал подопечным, что ситуацию он контролирует, после чего, подобно курсу биткоина, упал на прежнее место.

В российских деревнях ещё совсем недавно можно было видеть колодцы, где ведро с водой поднимали при помощи журавля. Средняя их глубина метров 10-15. В пустыне грунтовые воды расположены на более низком уровне. Я подошёл к колодцу, заглянул в его чрево — и просто обомлел. Вода сверкала метров на 30 ниже поверхности, если не больше. Ограждение было чисто символическим. Мне вспомнилось, что в Африке козы и бараны периодически падают в колодцы.

Естественно они погибают, туши в воде начинают разлагаться, и далее скважину необходимо чистить. Логичен вопрос, почему не сделать нормальное ограждение? Увы, жара порождает лень-матушку, и та диктует людям свои правила жизни.

В общем, щекотать нервы, высчитывая бетонные кольца, по которым можно определить глубину колодца, я не захотел. В небе, надрывно крича и яростно горлопаня, кружили похожие на сорок птицы. Я начал за ними наблюдать, после чего понял происходящее. Собравшись в стаю, хищники кружили над деревьями, на которых располагались гнёзда ткачиков. Мне стало интересно. Подхожу к ближайшей акации.



Среди её колючих веток, словно игрушки на ёлке, были развешаны гнёзда. Я пригляделся, прислушался, и тут до меня донеслось робкое: пи-пи-пи...



На ветке в пределах вытянутой руки сидела и дрожала от страха маленькая птичка. Сверху кричали хищники, желая её напугать и выманить на открытое пространство. Я замер. Птаха напряглась ещё сильнее. В её жалобных попискиваниях ясно слышалось: не спугни, отойди... Медленно-медленно я дал задний ход. Это позволило ткачику остаться в укрытии.

Парадокс! В лесах южноамериканской Гайяны мы с рейнджером ходили и выискивали в густой листве птиц. Сверху доносились переливчатые трели, но мы фактически ничего и никого так и не увидели. В пустыне, наоборот, и летающие и ходячие собираются возле воды, поэтому в пустынной местности видишь больше. (Про национальные парки и про всевозможные заповедники речь не идёт — там для птиц и для животных устраивают более сильную кормовую базу.)

Дела небесные настолько меня впечатлили, что, возвращаясь обратно, я не заметил колючую ветку акации, лежавшую на тропинке. Наступил — острый шип пропорол подошву и вошёл в ступню. Боль была резкой и жуткой. При помощи друзей я вытащил деревянный штырёк, обработал рану и всё последующее время, прихрамывая, смотрел под ноги. Вот так! А казалось бы что такого, всего лишь тоненькая веточка...

После обеда мы гнали по дороге и редко где останавливаясь. Исключением стала местность, похожая на заброшенный карьер. Наш водитель вырвался вперёд, и мы попросту ждали здесь другие машины.



Я же в очередной раз отметил, что роль обычной травы и кустарника, способных удержать почву, переоценить сложно. Если защитного слоя нет, ветер и дождь срывают землю похлеще экскаватора.



Ближе к вечеру на дороге вновь стали попадаться так называемые "ремонтники". Видя подъезжающую машину, они изображали работу, показывая, как они засыпают ямы песком. Судя по всему, некоторые водители благодарят ребят мелкой монетой. Иначе они бы просто так лопатами не махали.
Перед Зиндером километров за 150 пустыня трансформировалась в савану. За окном мелькали зелёные поля и глинобитные деревушки.



Возле одной из таковых мы уговорил-таки водителя ещё раз остановиться. Кроме цветущего водоёма смотреть там было нечего.



Казалось бы, вода в этих местах в дефиците, — так не доводите же люди свой водоём до такого состояния! Увы...



На всём маршруте этот перегон оказался самым сложным.



Агадес от Зиндера отделяют 446 километров. Мы должны были преодолеть их за девять часов. На деле получилось двенадцать.



Более того, почти перед самым Зиндером сломались две машины. У одной пробилось одно колесо, у другой два и вдобавок в этому сломалась задняя дверь. Из салона её привязали верёвками. Однако проблемы на этом не закончились. Перестал работать кондиционер. Впрочем, я слегка забежал вперёд.



По темноте ехать не хотелось, и всё же это произошло. Перед городом какое-то время нас проверяли на КПП. Когда всё выяснилось, пропустили. Зиндер оказался городом довольно большим. Какое-то время мы плутали по нему в поисках отеля. Когда нашли, выяснилось, что добралось до него не восемь, а только шесть джипов.

Али стал звонить двум водителям, но они не брали трубки. Позже связь с ними была установлена, однако Али ничего толком объяснить не смог. Что тут было делать? Кто приехал, тот разместился по номерам, после чего поужинал. Впрочем, тут тоже были свои сложности. Организовать ужин удалось с трудом. Официант от большого количества народа впал в ступор. Парень терялся и объяснить ему что-либо было крайне сложно.

Примерно в 10 вечера пришла седьмая машина, и ближе к 11 восьмая. Тут выяснилось следующее. Одна машина помогала второй ремонтировать колёса. После они вместе направились в Зиндер, однако восьмую машину остановили на КПП.

Шедший из Зиндера дальнобойщик заметил как из белого джипа выпали стул и чемодан. Шофёр начал моргать фарами, но остановить встречную машину не получилось. Развернуться трейлер не мог, и потому водитель сообщил о выпавших вещах по рации на городское КПП. Там белый джип остановили. Туристы спохватились чемодана и направились обратно.

Когда подъехали, увидели, как какой-то мелкий кент с чемоданом и со стулом корячится на мотоцикле. Ребята принялись сигналить. Тот наоборот, не останавливаясь, свернул и принялся нарезать винта по полю, где и застрял. Чемодан удалось отбить с трудом, и я лично не уверен, что произошло это без купюр....Нигер страна бедная, и в то же время люди здесь разные. Дальнобойщик чужого не взял, хотя мог. Мотоциклист же упирался до конца.

Впрочем, людей с диаметрально противоположными взглядами на жизнь хватает и у нас. Нормальные россияне в тот вечер наверняка отмечали День туризма где-то в Италии, в Черногории или на Мальдивах.... Ну а про не нормальных, коих непонятно зачем занесло в Нигер, говорить не будем.

Следующая часть - Нигер. Ч - 22. Дворец султана Дамагарам
6
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.