Непал. Про горы, друзей и большое счастье маленьких людей




Что можно ожидать от маленькой горной азиатской страны после трех лет путешествий по Европе? Разве что разруху, грязь, беспорядочный трафик и путешествие лет так на сто назад. Люди часто покупаются на предрассудки. Вот и мы, дорогой читатель, ждали отчасти чего-то такого от страны, которая только-только пережила разрушительное землетрясение. Горы горами, а про людской быт, который нам так интересен, интернет пестрил именно этим. Но, разве это может остановить? Привыкшие ломать для себя разного рода стереотипы, мы полетели.

Планируя путешествие, мы решили использовать только местный общественный транспорт, питаться там, где едят местные, в горы ни портеров, ни гидов не брать. Вот и по прилету в Катманду, мы принялись искать, так называемый, local-bus, для того, чтобы доехать в центр города. Груженые рюкзаками, мы без проблем нашли англоговорящего студента на остановке, который помог остановить нам нужный автобус. Мы буквально влетели в битком набитую старую индийскую маршрутку, в которой часть пассажиров висело в дверях вместе с кондуктором. Наши рюкзаки здесь, казалось, мешали всем, но местные широко улыбнулись, поприветствовали и принялись искать нам свободный уголок, где можно хотя бы присесть. Пыль, шум, беспорядочные сигналы водителей – все это впечатляло, но главную роль в этом шумном театре играли люди. Яркие и улыбчивые, они создавали праздник на узких улицах обветшалой столицы. И каждый встречный улыбался, мы отвечали тем же и слышали такое теплое «Намасте!». О да! «Намасте, страна великих гор и счастливых людей, мы прибыли!», - так и вырывалось изнутри.

 

Первая наша непальская дружба началась с отеля. Это был небольшой и недорогой бутик-отель в центре города, в тихой подворотне. Персонал отеля - молодые ребята, лет 18-20 от роду, которые приехали из маленьких деревень на учебу в столицу. Милейшая девушка Суджита встретила у входа, с интересом расспросила откуда мы, пожелала нам хорошего отдыха и рассказала про то, что девиз Непала «Приезжай гостем, уезжай другом». Ее коллега, напевая незатейливую песню, проводил нас до апартаментов. Расположившись в номере, я решил в одиночку осмотреть город. Спустился вниз и расспросил Суджиту о том, как можно добраться от отеля до нужных мне мест. Параллельно узнал о том, что она здесь зарабатывает на оплату своей учебы в университете. Девушка работает в отеле без выходных по восемь часов, а в остальное время пытается учиться, и у нее это получается. «Что же мы знаем о тяжелой жизни, на которую постоянно ссылаемся?», - подумалось мне. Закончили разговор на том, что я попросил ее не называть меня высокопарно мистером, а лишь просто по имени, улыбнулись друг другу напоследок, и я вышел исследовать Катманду.



Расхаживая по улицам на окраине туристического района я любовался бытом местных жителей, небрежным фастфудом, разбросанным повсюду, коровами, ищущими пропитание возле мусорок, многочисленными мастерскими, в которых кипела деятельность и, конечно, улыбчивыми детишками, которые в форме на английский манер возвращались из школы и все, как один, улыбались тебе. Спустя полчаса я набрел на покосившийся старый домик, на углу которого сидела бабушка в желтых одеждах. Начал ее фотографировать, и она с каждым щелчком затвора расплывалась в улыбке. Какие же они яркие, лучезарные, эти непальцы! К нам подъехал на байке ее внук, который рассказал, что бабушке 83 года, она живет тут, и все в этом духе. Парень поблагодарил меня за фото, которые я ему тут же предложил прислать. Обменялись контактами, я пошел дальше. Зашел в один из многочисленных магазинов, которые, к слову, в Катманду находятся в каждом доме, поинтересоваться местным пивом. Продавец вкратце рассказал мне про ассортимент и спросил, откуда я. Я ответил и тут же попросил его поведать о себе. Он рассказал про свою жену, с которой тут же познакомил, показал фото дочки, которая ходит в школу. Вечерело, пора возвращаться в отель. Ребята из отеля приветствовали меня прямо на входе. В разговорах о жизни и культуре мы провели с поваром Сабином и его коллегой Бимсеном, кажется, еще половину ночи. Ребята, к слову, живут в том же отеле, где и работают.

 

Два последующих дня мы посвятили достопримечательностям Катманду. Пользуясь исключительно местными старыми тук-туками и микроавтобусами мы вовсю погружались в быт местных. Склонившись в три погибели мы помогали бабушке затащить тюки в тук-тук, которая жестами и улыбками пыталась объяснить нам что-то, в «микрике» придерживали местного выпивоху, который расселся возле двери и так и норовил выпасть. К слову, все, что происходило вокруг достопримечательностей, радовало нас даже больше, чем они сами. Площадь Дурбар, например, так и не восстановили толком после землетрясения. Все обставлено лесами, везде разбросаны осколки кирпичей, туристам о прошлом величии напоминают лишь многочисленные фотографии. Индуистский храмовый комплекс Пашупатинатх от стихии пострадал явно меньше. Он считается самым важным в мире храмом Шивы, поэтому ежедневно здесь можно видеть тысячи паломников, которые совершают подношения, находясь на противоположном от поминальных костров берегу реки Багмати. Все мы с детства знаем, что индуисты как-то иначе относятся к смерти, нежели православные, не скорбят, улыбаются. Вот и я с интересом вглядывался в лица, пока не встретил двух женщин истошно плачущих впереди поминальной процессии. Этот звук пронесся по моим венам аж до кончиков пальцев. Религия религией, а потеря близкого для всех что-то значит.

 

Следующими пунктами были две буддистские ступы. Это священные полусферические сооружения, культовые для исповедующих буддизм. В Боднатх мы попали днем и застали съемки непальского фильма. Он мало чем отличался от знаменитых болливудских шедевров: песни и пляски, только у подножия ступы. Несколько десятков девушек пытались синхронно исполнить незатейливый танец, но, получалось у них это явно не очень. Устав следить за этим процессом, я решил пройтись вокруг ступы и поснимать людей. Мое внимание привлекла маленькая девочка, которая вгрызлась в мандарин и большими глазами смотрела на меня. Я сделал пару кадров, после чего подошла ее мама и попросила бутылку воды. Не денег, а просто воды. И это не первый случай. Здесь люди, если и хотят чего-то от туриста, то это, в основном, еда. Бывают, конечно, и откровенные попрошайки, но это, скорее, исключение из правил.

 

Вечером мы оказались у второй по популярности ступы в Катманду – Сваямбунатх. Храмовый комплекс находится на окраине города, но добраться до нее пешком из центра не составляет труда. Ступа расположена на вершине горы, здесь вечером можно наблюдать отличные закаты с видом на постепенно засыпающий Катманду. Но, в тот вечер нам не сильно повезло с погодой, над городом была обширная дымка. Зато обезьян было хоть отбавляй. В комфортную для себя температуру они бегали повсюду, катались на проводах, кричали. Часам к семи вечера у ступы начали собираться монахи, которые отдыхали у подножья храма, мило улыбались и пытались починить старую проводку от вечерней подсветки ступы. Мы еще не понимали, что спустя полчаса нас ждет нечто особенное. Спустившись по неосновному пути, мы пошли в сторону главного входа и увидели множество огней. Около тысячи человек, половина из которых монахи, собрались у подножья горы с большими подносами, наполненными свечами для проведения ритуального обряда - Пуджи. Прогуливаясь с фотоаппаратом между светящихся рядов, я делал, вероятно, один из самых красивых своих фоторепортажей. Один из монахов, который медленно и методично разжигал лучиной свечи вместе с ребенком, предложил присоединиться к ритуалу. Мы начали в четыре руки разжигать свечи, но с каждым дуновением ветра все наши труды сводились на нет. Снова и снова. Напряжение внутри росло, а у монаха ни одна лицевая мышца не двигалась. Все такое же умиротворенное выражение лица. Он рассказывал, что такой ритуал люди проводят каждые три дня, собираясь здесь вечером. И никакие новости, телевизоры, газеты не могут помешать этому. «Какие же они счастливые в своем одновременно простом и глубоком мире», - думал я, возвращаясь темными переулками в отель.

 

На следующий день мы выехали в Покхару. Семь часов в пути все теми же местными автобусами дались не просто. Уставшие, мы добрались до отеля, где нас встретили хозяева и любезно напоили соком. Покхара разительно отличается от Катманду – очень туристический и чистый город, европейского вида отели, богатые дома, большое количество ресторанов с европейской кухней, гламурные бутики. Все это не сильно радовало, поскольку мы безумно влюбились в Катманду. Радовали люди. Рассказав менеджеру в отеле, что мы хотим пойти в трек без гидов и портеров, мы услышали одобрительное: «А почему нет?!». Биджал, так его звали, сам не против попутешествовать. Он помог нам с организацией маршрута, дал контакты владелицы одной лоджии для нашей первой остановки, подсказал, где купить местную сим-карту, и дал свой номер на случай ЧП. Помимо этого, нам бонусом достались треккинговые палки, которые мы обещали вернуть. Вечером второго дня в Покхаре мы провели с ним время у отеля в долгих разговорах про историю и культуру Непала, да и просто про жизнь в наших странах.

 

Утром следующего дня мы вышли в недельный трек возле Аннапурны. Это был первый и единственный раз в Непале, когда наше увлечение местным транспортом могло стоить нам жизни. Старенький автобус марки «TATA», который мы выбрали на вокзале из-за того, что он отправлялся раньше, решил заглохнуть на перевале. Водитель, сдавая назад, чтобы уступить дорогу, чуть не увез полный автобус людей в 500-метровую пропасть. Тут запаниковали даже местные. Для Непала беспорядочный и агрессивный трафик в горах - совершенно обычная история. Но, инстинкт самосохранения никто не отменял. Мы прождали полчаса, но все попытки водителя починить «старика» не увенчались успехом. И тут нас «подобрал» другой автобус. Кондуктор широко улыбался и шутил. Он мог это смело делать, потому что именно его автобус мы не выбрали, поспешив отправиться раньше. При этом он не взял с нас ни копейки, довезя до маленькой деревушки Ная Пул – начала нашего пешего маршрута.

Оформив все необходимые пропуска, мы выдвинулись. Первые километры пути казались адом. Мы ни разу не были в треке раньше. 10-ти килограммовые рюкзаки, высота, каменные тропы, палящее солнце – все это заставляло делать остановки каждые 20-30 минут. На одной из таких остановок мы повстречали двух девушек, торгующих прохладительными напитками. Ценник был, конечно, не для нашего кошелька, но, при этом вполне нормальный для этих мест, где все грузы доставляются исключительно носильщиками и, в редких случаях, на ослах. Мы кое-как разговорились на ломанном английском, поскольку девочки знали только базовые фразы из учебника. Одна из них предложила попробовать местные бананы. Я пытался заплатить, но она отказалась. В ответ я преподнес ей в подарок открытку с видом родного Калининграда. Предложил выслать ей ее фотографии, но она сказала, что у нее нет даже телефона. Есть только сим-карта. Мы обменялись номерами, она поинтересовалась, когда мы будем снова в ее деревне, на что я не мог дать однозначного ответа, поскольку не знал, сможем ли мы осилить полный маршрут.



На первую свою ночевку мы прибыли по совету нашего друга из Покхары в деревню Хиле. Там мы остановились в лоджии у девушки по имении Урмила. Она живет в Хиле с отцом, имеет отличное образование, но переезжать в Катманду не хочет, ей очень нравится в горах. Утром перед нашим отбытием Урмила провела экскурсию по деревне и показала особенности быта, как местные тысячелетним способом изготавливают муку из кукурузы. И снова просто по дружбе, без всяких денег. Мы были приглашены к ним на кухню для завтрака, хотя обычно туристы питаются в специально отведенных комнатах, по типу наших столовых. Непальцы возводят лоджии и отели для туристов, но сами ютятся в маленьких комнатах, расположенных обычно на первых этажах. Живут скромно, совсем не как наши владельцы отелей, довольствуются малым. За еду можно не волноваться – все всегда свежее и очень вкусное, да и вообще, все, что касается гигиены, у них в порядке. Отведав вкуснейший завтрак из местных пельменей мо-мо и риса с овощами и соусами дал-бат, я удивился своему телефону. На нем высветилось сообщение от той самой девочки, которая продавала воду на тропе. Сабитри, так ее звали, интересовалась, как мы и где находимся. Ответив ей, мы двинулись дальше. Изумляясь красоте джунглей, мы шли часов по восемь в день до главной точки нашего маршрута – вершины Пун Хилл (3210 м.), с которой открывается великолепный вид на восьмитысячники массива Аннапурна. Путь был абсолютно не страшным, как для новичков. Тропы широкие, вымощены камнем. Из животных страшнее буйволов и ослов мы встретили только однажды кобру, которая пересекала неспешно нашу тропу.

 

Добравшись до Горепани, туристической деревни возле Пун Хилла, мы остановились на ночевку, чтобы, как и две сотни туристов, ранним утром пойти любоваться рассветом с горы. Встав в 4 утра, мы оказались в самой, что ни на есть, «пробке» из людей, пытающихся успеть к вершине. Нас ожидало сплошное разочарование, ведь утро выдалось промозглым, и кроме облака, в котором мы и находились, мы не видели ничего. Вернувшись в Горепани, решили не ждать погоды и двинуться дальше. Собирая вещи, я периодически выходил на балкон посмотреть на небо, надеясь на улучшение погоды. Там я повстречал такого же «неудачника», который только вернулся с вершины. Мы разговорились. Парня звали Рошан. Он пошел в трек вместе со своей будущей женой Пралишей. Выяснилось, что мы одинаково любим футбол, болеем за испанскую «Барселону». Бегло поговорив, мы «заселфились» и договорились при возможности встретиться в Катманду. Вообще, к середине трека мы уже знали многих путников, поскольку все приходили в одни и те же деревни с разницей в несколько часов, делились впечатлениями.



Как и многие, мы в этот день все-таки решились выйти дальше на маршрут и шли все время под проливным ливнем, раз в час отцепляя от ног по 5-6 пиявок. При этом мы дико удивлялись пастухам, которые передвигались вместе со стадами баранов в одних шлепках, и их ноги были изъедены пиявками. Одному из таких отважных парней даже решили помочь зеленкой. Под дождем мы все же успевали любоваться зарослями рододендронов, которые в Непале достигают размеров наших деревьев, и многочисленными водопадами. Ливень был настолько сильным, что на исходе последнего дня в горах у меня вымокла вся фототехника, которую пришлось сушить с помощью подручных средств в доме у местной жительницы в Гандруке. Гурунги, народность, которая живет в этой местности, не сильно отличается гостеприимностью. Место очень туристическое, и они стремятся нажиться на туристах, прося деньги за каждый кадр. Но, помогающая нам бабушка отличалась удивительным гостеприимством. Помогая мне с фототехникой, она параллельно сделала нам чай, дала полотенца, чтобы просушиться. Мы словно были благословлены на хорошее отношение к нам в этой фантастической стране.

 

Заканчивали мы трек как раз в деревушке Биретанти, где живет та самая Сабитри. Перед возвратом в Покхару мы устроили себе два дня отдыха. Я осуществил свою мечту и поснимал настоящий деревенский непальский дом, владельцем которого оказался мужчина по имени Падам. Он близкий друг Сабитри, ему 42 года, они с женой работают ради образования сына, который учится в Катманду в университете. Падам работает гидом и в сезон не бывает по 2-3 месяца дома. Два дня целиком мы провели с ними, исследуя округу и общаясь. Мы с Падамом так прониклись друг другом, что договорились встретиться в Покхаре, поскольку нам нужно было возвращаться в Катманду, а он должен был встречать в Покхаре группу.

 

В Покхаре Падам сделал для нас экскурсию по городу. Мы даже отведали местный фастфуд, которого так боялись в первые дни. Посмотрели на местных фокусников на набережной у озера Фева, отужинали с прекрасным видом на это же озеро. Падам помог нам выбить скидку у местного за сумки из кожи яка, да и вообще был крайне расположен к нам. Прощались мы минут десять, одаривая друг друга комплиментами и обещаниями встретиться в скором времени.

Вернувшись в Катманду мы созвонились с Рошаном и Пралишей, и они предложили нам прогуляться по Патану и Бхактапуру – древнему неварскому городу к востоку от столицы Непала. Ребята относились к народности Невари и решили нас познакомить с их культурой, кухней и историей. Благодаря им, мы провели два замечательных завершающих дня в Катманду. Посетили дворец короля в Бхактапуре, отведали блюда национальной кухни, в том числе знаменитый курд – королевский йогурт из буйволиного молока.

 

В день вылета мы снова встретились с Пралишей, она помогла нам с сувенирами и пожелала удачи. Сидя в аэропорту мы чувствовали, что в Непале у нас осталась точка вечного притяжения. И вот, завершая этот репортаж спустя месяц после поездки, я ежедневно общаюсь с многочисленными непальскими друзьями, благодаря которым я точно стал Непалу другом, ровно так же, как это сказано в их девизе!
9
Читайте также
Комментарии
Натали Ра
1
Михаил! Спасибо за такой чудесный рассказ и фотографии!!! Непал у каждого свой!!!! Я в него влюбилась, благодаря вам, вновь там побывала!
Михаил Михайловский
Натали, спасибо за столь теплый отзыв! Рад стараться!
Алина Алина
0
Очень красочный и информативный репортаж!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.