Над пропастью во льдах – День второй




<<< День первый
Всю дорогу я ощущала себя космонавтом! Мало того, что под ногами пейзажи космические, да я в лагере в “скафандре” (огромной куртке) хожу, так ещё и ручка шариковая перестала писать! Только у них от отсутствия гравитации, а у меня – от отсутствия тепла: чернила в пасте, как и солнцезащитный крем, превратились в камень.

Что вы чувствуете при слове “холод”? Наверное, сразу начинаете вспоминать ощущение немфортности, которое возникает при относительно низкой температуре окружающей среды, вызывающей зябкость всего тела или отдельных его частей. Так вот этим утром было ОЧЕНЬ ХОЛОДНО. Кажется, теперь я поняла, что имеют в виду иностранцы, когда говорят: “Ну, всё понятно! Ты ж из России, вот тебе и не холодно!” ツ



Холодно – это состояние окружающей среды, при котором крышка термоса, будучи открытой на морозе всего один раз, намертво примерзает к нему: попавшие на кромку термоса пары моментально схватываются льдом и “приклеивают” крышку к сосуду со спасительной горячей водой. Холодно – это температура окружающей среды, при которой солнцезащитный крем густеет до такой степени, что извлечь его из тюбика можно лишь разрезанием последнего!



Всю дорогу я ощущала себя космонавтом! Мало того, что под ногами пейзажи космические, да я в лагере в “скафандре” (огромной тёплой куртке мужа сестры) хожу, так ещё и ручка шариковая перестала писать! Только у них от отсутствия гравитации, а у меня – от отсутствия тепла: чернила в пасте, как и солнцезащитный крем, превратились в камень. Хорошо хоть карандаш есть – он нигде не подводит! ツ



С утра Байкал приветствовал всех холодным рассветом и вырывающейся из Ольхонских Ворот сармой. Вспоминая вчерашний вечер, костёр на таком ветру разводить даже не пыталась. Горелка бы тоже не спасла – в этой одноместной палатке греть воду небезопасно. Вообще, в любой палатке включать горелку не рекомендуется. Но эта однушка настолько низка и узка, что я её ласково называю “второй спальник”. ツ И беру исключительно в зимние походы – в ней спать гораздо теплее!



Наспех побросала вещи в рюкзак, пока их не разнесло ветром по Большому морю, и покатила по льду, решив позавтракать, как только укроюсь от ветра. С грустью лизнула пахнущую вчерашним ужином вилку, а та прилипла к губам! Благо, температуры дыхания, которое исходило из пока ещё тёплого тела, хватило на то, чтобы безболезненно оторвать вилку от губ. ツ Зубы чистила, наковыряв немного мятной пасты с крышечки тюбика, а щётку обтёрла о снег.



Шла в надежде найти укромное от ветра местечко и заварить кашку и чай. Но так за весь день и не нашла его. Жила одними сухими перекусами, заедая хрустящие хлебцы льдом – термос отказывался делиться горячей водой со мной.



Разумеется, противиться ветру было бессмысленно: он с бешеной скоростью гнал меня в сторону Листвянки. Если верить навигатору, то в отдельные порывы ветра моя скорость передвижения на коньках достигала 40 км/ч! Уровень адреналина просто зашкаливал! И это была ещё не та настоящая сарма, которой так славится Байкал. Настоящая сарма выкорчёвывает деревья и переворачивает корабли – что ей стоит унести стоящего или лежащего на льду человечка, которому даже не за что зацепиться?! Унесёт прямиком в открытое море, да скинет в какую-нибудь становую трещину – и поминай, как звали… А у меня была лишь так, сарминочка – лёгкий отголосок ветерка, вырывающийся из аэродинамической трубы Сарминского ущелья…



Теперь я понимала, почему южная сторона Ольхона такая “лысая” (нет ни одного деревца), а на фото со спутника его прибрежная зона представляла собой огромный кусок чистого льда – удивляюсь, как таким ветром и лёд-то не сдуло?! При отсутствии порывов ветра моя скорость контролировалась толканием палок и снижалась до разумных пределов. А вот разогнанные ветерком санки неслись всё с теми же 30-40 км/ч, на полной скорости обгоняя меня по “соседней полосе”: разворачивали спиной по направлению движения и норовили тем самым лишить равновесия на идеально гладком льду.


Взгляд назад (на заднем плане виден Ольхон)


Каждый неконтролируемый порыв ветра я старалась пережидать в снегу, или вцепившись в торчащую вертикально льдину. 10 км катка пронеслись незаметно. Начались островки снега. Управляемые одним только ветром волокуши кидало из стороны в сторону (от одного островка снега к другому), постоянно переворачивало и одёргивало меня назад. Обычно это просто снижало скорость передвижения и заставляло прикладывать чуть больше усилий для очередного толчка коньком. Но один раз мчащиеся за мной волокуши встряли намертво.



Натянувшаяся до предела верёвка с силой отбросила меня назад: резиновая вставка в упряжке, конечно, немного самортизировала удар, но упала я смачно. Прямо на фотокамеру и попу. Особенно первую было жалко. Тьфу-тьфу, обе остались целы. ツ



После этого падения я решила больше не рисковать: проехала ещё пару километров на коньках, переобулась, укоротила упряжку и пошла пешком в надежде, что снег когда-нибудь кончится. Но островки снега сменились островками льда – теперь было больше снега, чем льда. А ветер так и не собирался стихать.



Прошла ещё около 20-25 км пешком.



Увидев под вечер, симпатичную бухточку, решила укрыться от ветра прямо в ней. Я отчётливо видела берег – казалось, что до него оставалось не больше километра! Включила навигатор – 5,5 км по прямой…



Но прямой дороги нет! Из последних сил преодолевая одно поле торосов за другим, я всё чаще и чаще поглядывала в навигатор, но расстояние до берега упорно продолжалось держаться в районе 5 км по прямой…


Под вечер Байкал был особо ворчлив и разговорчив. Скала по правую сторону от входа в бухту издавала ужасающие звуки, как будто вмёрзший в лёд у её подножья байкальский Нептун пытался вырываться наружу, со всей силы круша трезубцем крепкий алмазный лёд.



Совершив невероятное усилие над собой, я добралась до земли. Правда, прежде, чем без спроса оккупировать берег, я всё же решила уточнить у местных, могу ли здесь заночевать. Ибо потом объяснять в ночи, что делает палатка на окраине их селения, жутко не хотелось. Заглянув в ближайшие домики, я поняла, что все они заколочены на зиму, и разрешения спрашивать в принципе не у кого. Но тут раздался громкий лай. Оставив вещи на берегу, я направилась на зов собак к самому большому домику посёлка.



Этот дом оказался летней гостиницей. А в зимнее время в нём прожили лишь два работника-смотрителя, Илья и Никита. Ребята сказали, что к ним в бухту часто заходят зимние гости, прячась от бушующих байкальских ветров, но в итоге находят горячий душ. ツ Они не только разрешили мне переночевать в палатке на берегу, но и предложили альтернативный вариант, пригласив в свой хорошо отапливаемый дом.



Первое, что я сделала – это, одолеваемая жаждой, выпила литр холодной воды из-под крана, а потом побежала отогреваться в горячий душ. А чем пузырёк от шампуня хуже солнцезащитного крема?! Он так же прочно вмёрз в пластиковый флакончик и, даже плавая в тазике с горячей водой, отказывался расставаться с ним...
Уже вечером, за ужином, я узнала, что причалила к бухте Ая, что в переводе с эвенкийского означает “благоприятная”, “хорошая” или “удобная” – идеальное место, где можно переждать шторм на Большом море, да ещё и в такой приятной компании! ツ




См также:
Предыстория, дорога и первое впечатление
Кино о походе
Приключения по дням: 1 2 3 4 5 6 7
2
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.