Мыс Канин Нос

В снегу морошкового цвета
и в изумрудной листве
пришло к нам северное лето
на ярком солнечном холсте.
Александр Бажанов


Высадки на Канин Нос мы ждали ровно неделю. Последний раз по земле экспедиция ходила в прошлое воскресенье, 22 июля, на Мысе Желания, и очень истосковалась по пешим походам. Капитан долго решал, высаживать ли нас на мысе, прибрежная линия которого испещрена подводными камнями.
В 23:00 последняя лодка причалила к берегу Каниного Носа. Все пять с половиной часов мы шли по пересеченной тундре: пробирались в ивняке, взбирались на холмы, перепрыгивали через овражные реки, карабкались по отвесному каменному берегу.
Художественных книг и репортажей о тундре, как и о Канином Носе, почти не найти. У меня тоже долго не получался связный текст. Для меня ночное путешествие по тундре осталось в памяти отдельными образами, звуками и атмосферой предрассветного затишья и гармонии.

 

***
Арктическая тундра. Мозаика лазурного неба, кустарничков, овражных рек, скалистых изломов и песчаного кряжа. Мы видели тундру…в ночи.

Солнце садилось в одиннадцать. Мы спускались в «зодиаки». Чем ближе к берегу, тем острее ощущали запах дико растущей травы.

По суше мы тосковали неделю. От чего измучили себя и извели капитана вопросами «Когда высадка?» «Скоро высадка?» «А будет ли высадка?»

От пункта назначения - маяка и метео-станции - судно уходило левее, левее, левее. Капитан опасался наскочить на валуны, затаившиеся под водой. В бинокль высматривал барашков - верный признак подводных камней.

Вокруг - закатное небо. Воздух был теплым, ветер - мягким южным.

Как горошины, мы рассыпались по тундровым плакорам, угорам, низинам. Переходили речушки по скользким камням, прорывались в густом ивняке, прыгали с кочки на кочку. Собирали дикую неспелую морошку и спорили, кто дойдёт быстрее.

На сотни вёрст - только мы. Не докричаться. Свистни - тогда обернуться. По пути - следы оленя, волка (возможно), песца. В тундре преспокойно, флегматично и всё непоколебимо. В тишине посвистывает птица.

Тундровый пейзаж однообразен (возможно): холмы, равнина, простые цветы, кустарнички, трава. Но это мечта для ботаников - мозаика биотопов, мозаика трав: ива - осока - мох. Мох - осока. Лишайник - мох.

Тундра бережлива к растениям. Здесь всё низкоросло, чуть зазеваешься - погибнешь от мороза и студёного ветра. Здесь заморозки начнутся в конце лета.

В ночи тундра спит, безмятежно, мирно, вполголоса разговаривая с птицами и волнами…

Шли берегом, по скалам, где в суглинке растёт дикая ромашка. Наш маяк - «Профессор Молчанов» на якоре.

Уходили в закат - возвращались с рассветным солнцем. Линия горизонта неразличима за акварельными разводами цвета лунного камня неба.

С востока солнце освещало море. На западе исчезала луна.

***
Вот такой не-журналистский получился у меня текст о высадке на Канином Носу. Нам повезло, что мы пришли туда ночью, потому что днем от прогретой на солнце почвы шло бы невообразимое испарение, и мы бы стали жертвами тучи комаров. Канинская тундра была очень красива и безмятежна в ночь с 29 на 30 июля. Пусть такой она и останется в этой зарисовке.

Прощаясь с белыми ночами,
привычно думаю о том,
что в Заполярье все начала
идут иль с солнцем, иль со льдом.
Александр Бажанов


Дневники X экспедиции "Арктический плавучий университет-2018"
narfu.ru/science/expeditions/floating_university/2018/dnevniki-ekspeditsii/
1
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.