Моя большая узбекская свадьба

По западным отрогам Зеравшанского горного хребта пролегает кратчайший путь, соединяющий древние города Самарканд и Шахрисабз. Поднимаясь на высоту 1650 метров над уровнем моря, дорога эта настолько узка, извилиста и во многих местах опасна, что движение по ней автобусов и минивэнов запрещено. Но вместе с тем это одна из самых красивых дорог Узбекистана. При ясной погоде с нее открываются фантастические виды на лежащий окрест горный массив.
Но в середине ноября значительная часть пути покрыта таким густым туманом, что приближающуюся машину можно заметить только по дальнему свету фар или пронзительному сигналу, когда она находится уже в паре метров от тебя.


Дорога через перевал Тахтакарача


Преодолев перевал, на расстоянии примерно 80 километров южнее Самарканда в стороне от дороги через хлопковые поля можно увидеть множество беспорядочно разбросанных глинобитных строений. Это кишлак Чукун.
Его не найдешь на Google Картах. Хотя он не так уж и мал - около тысячи домов. А это уже несколько тысяч человек - семьи в сельских районах страны весьма многочисленны.
Сколько лет стоит он на этом месте не знают даже местные жители. Один из них, весьма уважаемый в этих местах фотограф по имени Садек, на минуту задумался, а потом, махнув рукой в сторону старой мечети, сказал: "Она еще при моем прадеде была. А до него, говорят, уже 500 лет стояла. Выходит - кишлаку лет 700, не меньше..."
И я охотно ему верю - для Узбекистана это не так уж и много. Ведь история самих Самарканда и Шахрисабза насчитывает более 2700 лет.

Идея этой поездки возникла неожиданно. Я был застигнут врасплох и не имел ни малейшего времени на раздумье. Как теперь понимаю - к счастью. Исроэл Элмурадов, житель Чукуна, тихий, слегка застенчивый человек лет шестидесяти, несколько лет строил под Москвой дом моему другу Роману. За это время они настолько сдружились, что Исроэл пригласил его на свадьбу своего старшего сына Максуда. В Узбекистане ноябрь - месяц свадеб. В это время тысячи мужчин, уехавших весной на работу в Россию, возвращаются домой. За несколько месяцев они в состоянии заработать немалые по местным меркам деньги, чтобы обеспечить свои семьи до следующего сезона, или открыть собственное дело, или сыграть свадьбу.

В любом обществе свадьба - дело весьма затратное и хлопотное. Но в такой, мягко говоря, небогатой стране, как Узбекистан, это чувствуется особенно остро. И тем не менее любая семья здесь старается не ударить в грязь лицом. Вековые, тысячелетние традиции не позволяют.

Мужчины складывают руки для молитвы, звучит протяжное: "Бисмиллях Ир-рахман Ир-рахим". Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного...



 

Приготовления начинаются затемно. В 3 часа утра мужчины собираются во дворе дома жениха и начинают готовить плов. Утренний плов - обязательная и крайне важная часть традиции. Во дворе установлены два больших тандыра, на которые сверху ставят огромные казаны. Женщин рядом нет. За разговорами проходит время. Наступает рассвет. Плов готов. Мужчины складывают руки для молитвы, звучит протяжное: "Бисмиллях Ир-рахман Ир-рахим". Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного...

В доме Исроэла на приготовление плова ушло 225 кг риса и были забиты две (!) из трех, имевшихся в хозяйстве коров. На мой вопрос как можно было решиться на такие расходы, последовал ответ: "Ничего, последняя корова скоро отелится. Все хорошо будет."
Гостей будет около 400 человек. По восточным меркам это не очень много. Так, средне. Но каждого нужно угостить горячим, пропитанным ароматом специй пловом. Законы гостеприимства остаются незыблемы на этой древней земле.

Ничего, последняя корова скоро отелится. Все хорошо будет.




И, конечно же, напоить душистым зеленым чаем с примесью горных трав. Десятки видавших виды небольших чайничков занимают свое место на столе, покрытом каплями утренней росы.



Все события этого утра в семье Элмурадовых разворачиваются сразу за домом на картофельном поле, с которого совсем недавно собрали урожай. На дворе уже довольно холодно, ночью температура опускалась ниже нулевой отметки. В воздухе висит утренний туман и деревья роняют на мокрую землю последние ярко-желтые листья.

Несмотря на наши просьбы дать поспать еще немного после весьма насыщенного событиями предыдущего дня, нас с Романом разбудили около половины седьмого. Утренний плов ни в коем случае нельзя пропустить! Справедливости ради надо сказать, что за три дня в Чукуне было всего два раза, когда нам отказали в том, о чем мы просили. Это был первый.



К 7 утра появляются первые гости. Они по очереди подходят к Исроэлу (на переднем плане в синем халате), обнимают его и, как бы незаметно, кладут в руку небольшую сумму денег. В среднем что-то около 20 российских рублей. Все свадебные расходы эти подношения, конечно, не компенсируют. Но хоть что-то. Внешний вид большинства приглашенных совсем не праздничный: посидев за столом 20-30 минут гости расходятся по своим делам. За первой партией приходят следующие и так все приглашенные мужчины. Все это время женщин совсем не видно. Они ждут своей очереди, когда никого из мужчин во дворе не останется и только для них снова будут накрыты столы.
"А как проходит праздник у женщин? Так же спокойно?" - спросил я одного из старейшин семьи. "Нет, что ты! Весело! Поют, танцуют. Очень весело празднуют!" - "А можно остаться, посмотреть?" - "Нет, дорогой. Никак нельзя. Женщины должны быть одни." Это был второй и последний раз, когда нам отказали в нашей просьбе.



Несколько десятков гостей располагаются под вместительным тентом, установленном прямо на бывших картофельных грядках. Его не один час собирали накануне несколько человек. Сдача в аренду таких тентов, а также мебели в ярких несколько аляповатых чехлах, - весьма прибыльный бизнес в это время года.



Небольшой стол накрыли для местной детворы: от самых маленьких и до подростков. Здесь, судя по розовым шапочкам двух карапузов, гендерный принцип соблюдался не столь строго.

 

Отдельно от всех остальных на свежем воздухе под открытым небом поставили стол для самых уважаемых гостей: родного брата хозяина дома (второй слева), старейшин кишлака и нас с Романом. Свежайший плов с желтой морковью, нутом, черным перцем, зирой и нежнейшим мясом. Горячая мягкая лепешка. Необыкновенно сладкие дыня, арбуз, виноград и хурма. Множество маленьких тарелочек с нутом, корейской морковкой и бог весть с чем еще. И, конечно, потрясающе вкусный зеленый чай, который самым дорогим гостям здесь наливают только на 2-3 маленьких глотка, чтобы успеть выпить его пока горячий. А потом подливают снова, и снова, и снова...



Здесь же занял свое почетное место вот такой колоритный дедушка. Бывший директор местной школы был, пожалуй, самым нарядным из всех гостей в своем ярко-синем халате. По словам местных жителей, достигнув весьма солидного 85-летнего возраста, он стал очень набожным: свято соблюдал все предписания ислама и не позволял себе пить ничего крепче чая. "Хотя раньше был нормальным человеком", - задумчиво заметил один из гостей.



Спустя некоторое время со стороны дома слышится шум голосов, а затем воздух разрезает гулкий и хриплый, похожий на рев оленя во время гона, звук карная. Ему вторят отбивающие ритм ударные. Это часть гостей, которым нет необходимости срочно куда-либо идти, начинают веселье. К ним присоединяется несколько женщин. Один из старейшин с задорной улыбкой начинает танцевать, не взирая на весьма почтенный возраст. Музыканты - друзья Максуда. По местным обычаям в таком ответственном деле, как свадьба, исключительно важны взаимные помощь и поддержка хозяев торжества и наиболее близких семье людей. На практике это означает, что если твой друг приехал к тебе на своем автомобиле и оплатил еще 2 машины для свадебного кортежа, то и ты, когда он будет жениться, должен обеспечить его гостей таким же числом автомобилей. Если он привел двух музыкантов, от тебя будут ждать того же.



А в это время в соседнем приземистом домике, где собрались несколько женщин, продолжаются свадебные приготовления.



Лола, избранница Максуда, живет в соседнем кишлаке. Когда мы приехали за девушкой, чтобы забрать ее из отчего дома, она выглядела вполне по-европейски.
После небольшой прогулки и фотосессии в парке одного из местных домов отдыха, мы возвращаемся домой. И становимся свидетелями еще одного местного обычая - принятия девушки в дом мужа.

 

Из сухих стеблей хлопчатника на заднем дворе разводится костер. Максуд выносит на руках из машины Лолу, завернутую с ног до головы в расшитый яркими узорами то ли халат, то ли одеяло. Перебросив девушку через плечо, он трижды обходит с ней вокруг пылающего костра под улыбки и аплодисменты гостей и громовые звуки карная, а затем уносит ее в дом. Все, теперь Лола стала новым членом его семьи.

Для самых близких родственников и друзей торжества продолжились вечером. Здесь уже не было особого национального колорита. За столами сидели не только мужчины, но и женщины. Хотя у тех и других были отдельные столы. А молодые парни и девушки, сходившие с ума под забытые уже у нас хиты конца 80-х - начала 90-х годов прошлого века (вот куда надо ехать на гастроли "Ласковому маю"!), все-таки держались отдельно друг от друга.

А на третий день нам устроили королевские или, учитывая специфику места, эмирские проводы. На протяжении более чем двух часов, что мы сидели с Исроэлом и другими мужчинами его рода за столом, Лола в сопровождении своей тетушки заходила к нам каждые 20 минут. К слову сказать, женщины из ее семьи - тетя и бабушка - провели минувшую ночь за занавеской в комнате молодых. Иных подробностей не было, но факт остается фактом. Традиция...

 

Каждый раз девушка была в новом наряде, иного цвета, чем предыдущий. Украшения тоже всякий раз были другими. Приподнимая фату, она несколько раз молча кланялась всем находившимся в комнате мужчинам, и так же молча уходила до следующего раза.
Затем такая же долгая церемония состоялась на пороге дома. Все это время взгляд девушки оставался совершенно безучастным, глаз она почти не поднимала.



И только на прощальной фотографии в окружении женщин из обеих семей она позволила себе легкий намек на улыбку.

К слову сказать, узбекские бабушки - одно из самых светлых впечатлений от этой поездки. Не говоря ни слова по-русски, они проявляли к нам такие теплые искренние чувства, как будто мы были их родными внуками! Начиная от встречи в доме Лолы и заканчивая последними минутами нашего пребывания в Чукуне. Тогда они все разом опустились на колени прямо на землю и привычным движением сложили перед собой руки, прося для нас благословения в дорогу: Бисмиллях Ир-рахман Ир-рахим... Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного...
11
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.