Место, где ничего нет




Идеальная геометрия форм. Миллионы лет мельчайший песок лениво перекатывается по плоскому соляному плато, день ото дня оттачивая и без того совершенные линии песчаного панно древнейшей на планете пустыни Намиб. Глядя на то, как подвластный горячему дыханию ветра нежнейший песок неторопливо преображает дюны прямо на глазах, невольно погружаешься в транс…



Пару сползших со склона бархана песчинок едва заметит даже самый внимательный зритель. Но время неумолимо движется вперёд, и эту пару сбежавших крупинок тут же догоняет вторая, чтобы вместе породить новую дюну и, возможно, навсегда изменить жизнь вокруг.



Когда-то давно здесь бурлила жизнь: воды реки Цаучаб (Tsauchab) питали крупный участок земли. Но кочующие по пустыне пески, намереваясь перейти эту реку вброд, не рассчитали своей мощи и полностью перекрыли доступ воде. Палящему солнцу ничего не мешало тотчас выпарить остатки влаги, превратив некогда цветущие оазисы жизни в царство немого песка и сухих озёр.



Торчащие из иссушенной земли скелеты акации непоколебимо стоят уже восемь сотен лет! И простоят ещё столько же, пока сюда однажды не вернётся вода.



Но и этих шалостей ненасытным пескам пустыни Намиб всегда было мало. Обезвоживая один участок земли за другим, они продолжают свой путь к океану, уверенно ступая в него своей широкой песчаной ногой.



Каждый километр приближения к берегу отмечается резким падением температур, что, казалось бы, должно смягчать суровый климат песчаного моря Намиб, но на деле лишь сгущает тучи у его берегов: продиравшиеся сквозь густые туманы шхуны то и дело садились на мель у постоянно меняющихся африканских границ.



А выбравшихся на берег смельчаков ждала суровая смерть на самом краю безлюдной пустыни: гнетущий зной и десятки километров высочайших дюн на планете по пути к источникам пресной воды.



Берег скелетов стал последним пристанищем сотен кораблей и тысяч людей, останки которых обрели вечный покой среди безмолвных песков.


Eduard Bohlen – один из самых известных пленников пустыни Намиб, севший на мель чуть больше века назад, ныне окутан песками в полукилометре от берега (фото из интернета – на велосипеде к нему по рыхлому песку, увы, не добраться).




"Место, где ничего нет" – именно так переводится "Намиб" с языка африканского народа нама. Но так ли это?



Провожая очередной закат в компании неразговорчивых мумий застывших сотни лет назад верблюжьих акаций, ты отчаянно прислушиваешься к миру, чтобы уловить какой-нибудь пустынный мотив. Хоть один шумок! Но его всё нет… Вокруг царит лишь оглушающая тишина. Ты не сдаёшься и продолжаешь вслушиваться, наивно ожидая, что вот сейчас, да-да, прямо сейчас из щели расколовшейся от засухи земли польётся стрекотание редкого африканского кузнечика, но природа нема. Она словно выжидает. Ждёт, когда последний лучик солнца, ласково скользнувший по волнам песка, простится с Намибом до утра. Именно в этот момент и оживает вся пустынная жизнь.



Намиб – крайне засушливое, но всё же не самое безжизненное место на Земле.


Миниатюрная антилопа дикдик


Разве можно в необитаемой пустыне засыпать под убаюкивающий смех разгуливающих у палатки гиен, а просыпаться от разбойного нападения шайки бабуинов, пытающихся угнать велосипед?!


Велосипед отвоевать удалось. Ну, во всяком случае, бОльшую его часть))


Разве можно считать безжизненным место, на берегу которого нашла приют одна из самых многочисленных колоний морских котиков в мире?!



Пустынные львы, саванные слоны… Эволюция здесь шла своим ходом, вынуждая животных приспосабливаться к жизни в самых непригодных для них условиях!



Что касается людей, то и им нашёлся уголок в щебнистой пустыне у кромки песков, выгодно отличающийся наличием единственной непересыхающей реки Кунене (Kunene).


Epupa Falls – граница с Анголой


Несмотря на обилие воды в реке, коренное население химба расселилось далеко за пределы досягаемости источника пресной воды, так что доступ к ней остался довольно условным.



Потихоньку проникающие в отдалённые племена отголоски цивилизации ещё не способны вытеснить вековые традиции местного населения. Вода – слишком ценный ресурс для обитающих посреди пустыни жителей, поэтому расходовать её могут только на еду и питьё. Пожалуй, это единственный народ в мире, представители которого никогда не принимали хоть какой-нибудь душ. Несмотря на это, кожа даже самых пожилых женщин так же нежна, как и кожа младенца, ровно как и запах – все они источают аромат топлёного молочка. :)



Защищая голову от солнца и грязи, женщины племени химба покрывают её слоем смеси из масла и красной глины, которой каждое утро натирают и всё своё тело, и даже используют при строительстве жилья!


Ночёвка в диком племени химба


Пейзажи пустыни Намиб поистине уникальны: соляные плато с мумифицированными оазисами жизни и выветренные скалы, щебнистые пустоши и переливающиеся всеми оттенками красного барханы, плавно утопающие в бушующем океане дюны и уже ставшие частью пейзажа заржавевшие останки кораблей. Испепеляющее солнце и удушающая жара, горящий под ногами песок и иссушенная земля – казалось бы, созданы все условия для отсутствия жизни на ней. Но такое ли оно безжизненное, как может показаться на первый взгляд, это "место, где ничего нет"?..





11
Читайте также
Комментарии
Наталья Щербатюк
Потрясающе!!!!
Анастасия Янгирова
Спасибо!
Артем Никитин
Читать ваши репортажи - одно удовольствие! Отличный репортаж, отличные фотографии!
Анастасия Янгирова
Спасибо! :)
Александр Яровиков
Офигеть, крутота
Анастасия Янгирова
Спасибо! :)
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.