Медвежьи истории: уроки выживания в Арктике

Любой школьник знает, что символ Арктики – это белый медведь. И маленькие девочки и взрослые тетеньки приходят в умильный восторг при виде пушистых «ми-мишек» и маленьких медвежат. Но жизнь в дикой природе диктует жестокие законы, и мультяшные Умки в реальности являются крупнейшими наземными хищниками.

Мне повезло дважды побывать в Арктике: в 2012 году – на Земле Франца-Иосифа, а в 2017-м – на Шпицбергене. И вот что я записала в своих дневниках о встречах с белыми медведями. Объединила их в один репортаж, чтобы картинка арктической жизни была полнее.

16 августа 2012 г. Архипелаг Земля Франца-Иосифа. Экспедиция на теплоходе Ortelius


Всю ночь мы шли на север, к острову Рудольфа. Наша цель – достичь льдов, то есть приблизиться к 82-й параллели. Утром в 8:00 нас разбудили к завтраку, и я сразу поднялась на капитанский мостик посмотреть, где мы и как там обстановка за бортом. За ночь картинка полностью поменялась: на смену вчерашнему шоу из солнца, голубого неба, белых клубящихся облаков и искрящейся воды пришли туманно-белое небо, голубые льдины, свинцовая вода. Только я собралась было пойти поесть, как народ, собравшийся на мостике, увидел медведя прямо по курсу корабля.



Все прилипли к окнам, кто-то побежал на палубу, в том числе и я, с камерой и биноклем. Мишек было даже два: как определили наши гиды, это медведица с медвежонком-подростком, даже возраст назвали – примерно 20 месяцев. Мама держалась чуть поодаль, а медвежонок сидел на небольшом ледяном бугорке, и все это на большом ледяном поле.



Потом мама пошла дальше, а медвежонок остался сидеть, думать. Мы развернулись и подошли к нему поближе, развернулись кормой. До него оставалось метров 50. Он спокойно сидел, смотрел в нашу сторону. Мы несколько минут постояли и двинулись дальше.



После завтрака я опять на мостике. И тут началось: сначала появился один медведь, а буквально минут через 10 мы увидели, что на льдине лежит еще один. Вся морда в крови, кровь на снегу. Поначалу мы решили, что он кого-то съел и теперь довольный отдыхает. Но когда подошли ближе, то нигде не увидели останков добычи – только кровь. В бинокль увидели, что на морде у медведя глубокие шрамы, ухо сильно повреждено. Значит, это его кровь, собственная? С кем-то дрался? За добычу? Определили, что это самка. У самки голова примерно такой же ширины, как шея, а у самца она более узкая. Поэтому, кстати, радиоошейники для наблюдений за перемещениями медведей ученые надевают только на самок: с головы самцов они соскальзывают. Еще одно визуальное отличие – рыжее пятно под хвостом самки. У самца его нет.

Наша медведица лежала не вставая: наверное, ей было очень плохо после битвы. Мы решили, что какой-то медведь отобрал у самки добычу. Очень ее жалко! Гид, Андрей, сказал, что, скорее всего, медведица выживет: у медведей случаются кровавые разборки.



Через 10 минут мы увидели еще одну медведицу, с двумя медвежатами в возрасте примерно 8 месяцев. Потом еще одного медведя, минут через 15 – еще, потом опять самку, потом еще и еще, и еще. Вот уже 18:00 по корабельному времени, и к этому часу мы встретили больше 20 медведей, включая медвежат.

 

Одной из наиболее выразительных в этой серии наблюдений была встреча с медведицей, которая проявила большое любопытство и подошла совсем близко к кораблю. Поначалу она спокойно дремала, поглядывая на наше судно, а мы тем временем обошли вокруг ее льдины с другой стороны, встали на дрейф, и в этот момент медведица двинулась к нам.

 

Наверное, наш корабль накренился вперед, оттого что вся толпа ринулась на нос и свесилась со своими «фотопушками». [i]



Минут 10 медведица позировала нам, а потом спокойненько повернулась попой, встала в неприличную позу, будто давая понять, что мы ей абсолютно безразличны, и степенно пошла назад, к своему бугорку на льдине.



Вообще, нам очень повезло с медведями: такая концентрация животных объясняется тем, что мы находимся на кромке больших льдов, и здесь действует правило «экотона» – на границах природных зон наблюдается наибольшее биоразнообразие. Медведи встречаются с частотой раз в 15-20 минут: только я усядусь писать заметки, как опять доносится «Oh, bear!», и снова надо бежать смотреть и фотографировать. Но и к медведям привыкаешь: от первых двух встреч я была в диком восторге, потом уже реагировала поспокойнее. Но, конечно, когда самка подошла близко к кораблю и мне удалось ее снять, моему счастью не было предела! В таких встречах нужно только соблюдать одно главное правило: ни в коем случае ничего не кидать животному. Я видела кадры, на которых рабочие ледоколов бросают медведям банки со сгущенкой. Отчасти поэтому медведи проявляют такую доверчивость и подходят близко к судам, а ведь это может обернуться конфликтом животных и людей.

 

Сегодня мы дошли до 82 град.14 мин. сев. широты. Капитан планирует и дальше крутиться в этом районе, а ночью двинуться на юг, к острову Рудольфа. Благодаря этому плану мы поняли, насколько сурова жизнь в Арктике. Во время ужина капитан объявил по громкой связи, что у нас есть пять минут, чтобы подняться наверх и увидеть развязку утренней истории с раненой медведицей. Все побросали вилки-ножи и рванули на палубу.

[i]Наш корабль как раз проходил мимо льдины, на которой всюду были видны следы крови, а прямо посередине лежала голова медвежонка и остатки его скелета. Над ними расхаживали белые чайки.




В стороне мы увидели взрослого медведя, уходящего вдаль по льдам. А на горизонте, у кромки воды, лежала та самая медведица, с окровавленной мордой. Прямо триллер и детектив какой-то! Теперь наша версия произошедшего изменилась: стало ясно, что медведь-самец напал на медвежонка, мать стала его защищать и сама сильно пострадала, но не смогла отбить детеныша. По пути к северу мы не увидели этой страшной льдины, поэтому не могли понять, что случилось. И вот теперь, сделав круг и вернувшись с другой стороны, мы нашли неопровержимые улики кровавой истории. Андрей сказал, что когда корабль подходил к льдине, самец как раз доедал останки медвежонка, и при виде судна начал уходить. В этом детективе осталось только одно неизвестное: кто же убийца? Ведь этот медведь мог прийти уже на останки, а вот он ли напал на медвежонка, или кто-то другой, – этого мы уже не узнаем.

Вообще, каннибализм – довольно типичное поведение белых медведей (как, собственно, и других видов семейства медвежьих). Но в последние годы ученые отмечают рост случаев нападения взрослых самцов на медвежат и связывают это с неудачами во время охоты на тюленей в условиях таяния льдов из-за глобального изменения климата. Ведь вся жизнь белых медведей зависит от льда, а его площадь в летний период год от года стремительно сокращается и животным становится все труднее добывать себе пропитание.

9 августа 2017 г. Архипелаг Шпицберген. Экспедиция на шхуне Rembrandt van Rejn.


Еще во время завтрака стало понятно, что неподалеку от корабля в море плавает белый медведь. Мы побежали на палубу и стали наблюдать за зверем. Медведь долго плескался, совершенно не проявляя никакого интереса к кораблю и к нам. Снимать на таком расстоянии, в общем, дело бесполезное, хотя мишку было видно невооруженным глазом. Я закончила свой завтрак и опять вышла на палубу. Медведь переместился по другую сторону корабля. Все так же лениво плескался, а над ним суетились чайки и глупыши. Метрах в 300 от него на небольшой льдине отдыхал тюлень, но медведю не было до него никакого дела. Значит, был вполне сыт и пребывал в добром расположении духа.



Потом косолапый решил, что довольно водных процедур, пора перейти к променаду по побережью. А берег был – сплошное нагромождение камней и валунов. Как по нему может ходить самый крупный наземный хищник весом более полутонны, да еще такой медлительный на вид? Но нет, впечатление обманчиво: медведь очень даже ловко передвигался по камням и шел со скоростью нашего корабля, который медленно перемещался вперед, по направлению к большому леднику. Вон какие у него широкие лапищи и крепкие когти – сразу понятно, что зверь этот прекрасно приспособлен к жизни во льдах и на арктическом морском побережье. Кстати, по длинному белому меху и приличной упитанности можно судить, что перед нами молодой, «успешный» самец.



Наше наблюдение продолжалось уже 20 минут. Медведь никуда не спешил, то и дело останавливался, с аппетитом ел мох и какие-то травы.



Временами медведь долго вдыхал воздух, но не от нашего корабля, полного потенциальной еды для него. Он нюхал куда-то вдаль, по направлению вдоль моря – дышал ветром, дующим на него от скал.



Вообще, было очень необычно видеть мишку не на льду, а среди зелени и розовых цветочков. Но летом, при отступлении льдов, это нормально: медведи частично переключаются на наземные корма.

Часа полтора мы зависали над нашим героем, идя параллельным курсом его маршруту. Получилось, что мы наблюдали этакого отдыхающего, ленивого мишку: сначала он наплавался в море, а потом погулял по берегу и закусил в прибрежной «вегетарианской кафешке».
1
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.