Крымский поход: за кадром, или воспоминания непутёвой походницы. День второй. Набор высоты




А потом горы принимают меня в свою среду и несут меня вверх, спокойно и благостно позволяя мне попирать их ногою и карабкаться по их крутым обрывам. Их спокойствие передается мне, и я иду все выше и выше. Медленно взбираюсь я; торопиться нельзя и незачем; много времени нужно, чтобы одолеть высоту, чтобы привыкнуть к ней, чтобы не закружилась голова от этого дремлющего горного мятежа, чтобы не пресеклось дыхание от этой стихийной молитвы... Вот я уже устал, но с усталостью я не могу и не хочу считаться. Таинственная сила зовет меня кверху. Во мне проснулось некое влечение, как если бы меня захватил мощный довременный подъем, которому нельзя противостоять, — вверх, вверх, все выше, — и только исчерпав последние силы, можно отпасть и отказаться от восхождения... но и тогда в душе осталось бы чувство, будто я постыдно изнемог в великом деле... Нет, это невозможно, надо идти и дойти, чтобы пережить смысл и судьбу древнего восстания, чтобы научиться мятежной молитве гор...
Иван Ильин «Поющее сердце. Книга тихих созерцаний».




- Шесть тридцать. Встаём?
- Давай ещё полчасика?
- Хорошо, но в семь часов – подъём!
Когда Мишка сонным голосом спросил о моём намерении вылезти из тёплого спальника, я уже не спала. Солнце высоко поднялось над горизонтом и обнимало своими лучами неровные верхушки гор. Мне хотелось подольше задержаться в этом чудесном месте, чтобы как можно глубже сохранить его в памяти. Воцарившаяся повсюду утренняя тишина заменила собой вчерашний ветер. Казалось, что мы были единственными людьми на Земле, кому открылась красота крымской природы.

Выйдя из палатки, я окинула взглядом пространство вокруг. Залитое светом озеро искрилось и переливалось, а виднеющиеся вдалеке горы безмолвно возвышались над густым лесом. В этот день нам предстояло набрать высоту в 800 метров и дойти до родника Ай-Алексий, где мы должны были пополнить свои запасы воды.

Быстро позавтракав и собравшись, мы выдвинулись в дорогу. В самом начале подъём был небольшим и почти не чувствовался, но вскоре тропинка начала резко уходить вверх. Каждый шаг давался всё тяжелее и труднее. Мышцы ног ныли и болели. Я ругала себя за пропущенные тренировки и обещала, что впредь буду относиться к ним серьёзнее.

 

Подъёмы в гору казались бесконечными, но спустя некоторое время дорога пошла вниз. Правда, ненадолго. Вся наша тропа состояла из постоянных наборов и сбросов высоты. Идти вверх было нелегко, хотя самым сложным для меня оказались спуски по дороге, усыпанной мелкими камнями. Мишка учил меня преодолевать осыпь плавно и не торопясь, отыскивая твердые точки опоры для ног, но страх проскользить по подвижным камням и сорваться вниз не покидал ни на одну минуту.

 

Для многих путь от озера до родника – обычная лесная прогулка. Для меня же эта дорога стала целым курсом выживания, где рассчитывать можно только на себя и собственные силы. Тропа сильно утомляла. Порой, чтобы перевести дыхание, мне приходилось останавливаться прямо на склоне.

Я ждала обеденного отдыха, как верная Пенелопа своего Одиссея. И когда, наконец, мы встали перекусить, счастью моему не было предела. Однако долгожданная передышка длилась недолго – на небольшой полянке, где мы расположились, Мишка обнаружил клеща. Его страшная находка заставила меня быстро встать, закинуть на плечи рюкзак и снова выйти на тропу.



Злая на всех клещей в мире за упущенную возможность немного отдохнуть и восстановить силы, я зашагала вперёд, отмахиваясь от надоедливой мошки. Удивительно, но чем выше мы поднимались, тем больше её становилось. Она не кусалась, но всё время лезла в лицо, что сильно раздражало.



Через несколько сотен метров мы вышли к роднику, обозначенному на нашей карте, как «Придорожный». Здесь мы провели почти час, пополнив наши запасы воды и вдоволь наевшись сладких ягод кизила, росшего рядом с источником. Пока Мишка выискивал самые спелые плоды, я обнаружила на одном из деревьев небольшой берестяной короб, оказавшийся хранилищем туристических записок. Мы прочли несколько писем, после чего я тоже решила оставить своё послание. Написав пару строчек с пожеланием лёгкой дороги и хорошей погоды всем, кто следует по нашему маршруту, я спрятала листок бумаги в короб и плотно закрыла его крышкой. Может, кто-то когда-нибудь и прочтёт мою записку.

 

Немного отдохнув, мы продолжили свой путь. С каждым пройденным километром пейзаж вокруг становился всё прекраснее и грандиознее. Узкие лесные тропинки сменялись широкой дорогой с поднимающимися из зелёного моря деревьев голыми скалами, а виды моря, открывающиеся с высоты, пробирали до мурашек.

 

Через несколько часов подъёмов и спусков мы добрались до запланированного места ночлега – источника Ай-Алексий. Неподалеку от родника, названного в честь Святого Алексея, Мишка обнаружил туристическую стоянку, где мы и разбили свой лагерь. Ровная полянка, покрытая зелёной травой, идеально подошла для установки палатки. Пока я занималась обустройством нашего ночлега, Мишка готовил ужин на костре. Подкрепившись макаронами с тушёнкой, остаток вечера мы провели за чтением.

 

***

Я ворочалась полночи и никак не могла заснуть. Ноги сводило судорогой, а тело било мелкой дрожью от холода. В конце концов, немного согревшись и совсем измотавшись, я заснула, надеясь на то, что мой озноб вызвала усталость, а не простуда.
4
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.