Кругобайкальская железная дорога: за кадром, или воспоминания непутёвой походницы. Часть вторая




Новые города, дороги и природу я любила всегда. Сколько себя помню, я всё время мечтала исследовать мир от суровых берегов Гренландии до островов Огненной Земли. Когда в мою жизнь вошли туристический рюкзак и тёплый спальник, моя любовь уже находилась на той стадии развития отношений, когда вместо физической близости приходит другая – эмоциональная. Её невозможно было потрогать, проанализировать или измерить её глубину. Она просто появилась и заполнила собой все дыры, через которые до этого момента дули ветра со всего света.

Постигая все тонкости философии туризма, я часто натыкалась на громкие заявления о том, что походы – это не только испытания на прочность и выносливость, но и мощная духовная перезагрузка. Якобы разум очищается от мыслей, давая возможность на некоторое время освободиться от гложущих тебя проблем и переживаний. Так вот: всё это полная чушь! Никогда и нигде раньше мой мозг не работал так, как во время этого пешего путешествия. В голове было столько мыслей, что можно было написать целую книгу. И это было невероятно круто! То, что ты можешь думать, ходить и чувствовать – и есть счастье в чистом виде.



Двигаясь по железной дороге вдоль побережья Байкала, я вспоминала, как впервые взяла в руки книги Керуака. Его "Бродяг Дхармы" я прочитала раньше знаменитой "На дороге" и, очарованная магией передвижений с рюкзаком за плечами, буквально взахлёб изучала такие новые для себя понятия, как автостоп, альпинизм и походная жизнь. Мой друг, медик по образованию, настоятельно не рекомендовал мне увлекаться Керуаком. Я знала, что он имел в виду.

«Король битников», пытаясь найти себя в этом мире, злоупотреблял алкоголем и экспериментировал с наркотиками – псилоцибином, марихуаной, бензедрином… Самые известные его книги, в том числе, мои любимые, были написаны не без их пагубного влияния. Алкоголь и психоактивные вещества, порой были для Керуака движущей силой, помогающей ему творить за пределами собственного сознания. И даже увлечение буддистскими практиками не смогло остановить разрушающее действие, оказываемое на него этими ядами. К тому же у Керуака во время его учёбы в университете были проблемы с законом из-за несообщения полиции об убийстве, совершенном его приятелем. Одним словом, на роль идейного вдохновителя Керуак подходил меньше всего.

Да что там Керуак! Взять хотя бы кумира XX века – Владимира Высоцкого, песни которого стали настоящим гимном туризма. Известно, что он выкуривал по пачке сигарет в день и страдал алкогольной зависимостью на протяжении многих лет. Из тяжёлых состояний, когда отказывали почки и возникали проблемы с сердцем, врачи выводили Высоцкого с помощью наркотических веществ. Так на смену алкоголю пришли морфий и амфетамин, которые актёр вскоре стал принимать постоянно.
И всё же, не смотря на пагубные пристрастия и нездоровый образ жизни этих талантливых людей, мне нравились их мысли. Я наслаждалась керуаковской любовью ко всему живому и повторяла, словно мантру, строчки из песен Высоцкого, представляя себя дикой и свободной, вечно скитающейся по пыльным дорогам мира.



Вот так, размышляя о литературе, творчестве, природе и той волшебной силе, что заставляет наши сердца биться чаще в ожидании чего-то нового и неизвестного, я очень быстро добралась до станции, где должна была сесть на поезд.

Впереди темнели крыши деревянных домов, на берегу стояли лодки, но людей видно не было. Времени до отправления у меня было много, а потому я решила спуститься вниз и искупаться в Байкале. Озеро оказалось холоднее, чем я ожидала. Прикосновение холодной воды к разгоряченному телу вызвало у меня настоящий восторг! Байкал и вправду наполнен волшебством. Кристально чистая вода смывает всё: усталость, сомнения, тревоги и страхи.

Вдоволь наплескавшись и насладившись солнечными бликами на озёрной глади, я оделась и не спеша пошла к пункту своего назначения. Сверившись с расписанием, я решила скоротать время за книгой и стала подыскивать подходящее место.



Пока я осматривалась вокруг станции, во дворе близстоящего дома появился парень и, поздоровавшись, спросил куда я иду. Я настолько обрадовалась встрече с незнакомым человеком, что сразу же рассказала ему кто я, почему одна, куда держу свой путь и откуда пришла. Улыбнувшись, он пригласил меня войти. Вот так я и попала в лагерь альпинистов...

***

Парни занимались промышленным альпинизмом – избавлялись от потенциально опасных валунов и камней со скал, предотвращая их падение на железную дорогу и головы проходящих по маршруту туристов. В общем, совмещали приятный отдых на Байкале с общественно полезным делом. Они ждали инструменты, которые должен был доставить как раз мой поезд, поэтому временно бездельничали – ловили рыбу, купались в озере и следили за беременной кошкой, которую назвали Каштанкой.

Кто-то, наверное, посчитает меня безрассудной – одна в компании бородатых татуированных мужиков чёрт знает в каком уголке нашей огромной планеты. Но в этом вся я. Сколько себя помню, мне всегда удавалось находить приключения там, где их не должно было быть в принципе. Пять лет назад, разъезжая на автобусе по побережью Балеарского моря, я пела на испанском «Besame mucho» для американских туристов, которые в благодарность пригласили меня вместе с ними насладиться музыкой волшебного фонтана на площади Испании. Тогда, стоя на холме Монжуик, любуясь видом вечерней Барселоны и самой настоящей феерией воды и света под национальную музыку импульсивных каталонцев, я поняла, что в моей голове произошла маленькая революция, лозунгом которой стали самые важные слова в моей жизни: "Наблюдай, чувствуй, двигайся, познавай мир, живи". Путешествия стали для меня лучшей формой образования и самопознания, а потому я снова и снова отправлялась в путь, как только предоставлялась возможность. Однажды, заглушая очередной приступ периодически накатывающей на меня дромомании, я отправилась ночью исследовать новый город. Возвращаясь на рассвете назад автостопом под уморительные рассказы про аквариумных рыбок, я ощутила в себе невероятную силу. Всё, абсолютно всё в этом мире стало для меня возможным. Я могла не спать всю ночь, могла мчаться за тысячу километров только ради того, чтобы снова затеряться в череде незнакомых мест и людей, могла остановиться на площади и начать танцевать. Я могла, распахнув руки, обнять весь мир! И это было самым удивительным и волнующим открытием...



Тёплая волна воспоминаний разлилась по всему телу, неся с собой чувство безопасности. Я была уверена, что мне ничего не угрожает – как будто сама вселенная распорядилась так, чтобы я оказалась именно в этом месте и в это время.

Альпинисты напоили меня чаем, накормили собственноручно собранными ягодами, и уже через пятнадцать минут мы болтали обо всём на свете.

Роман, тот самый парень, что позвал меня скоротать время в их скромном убежище, оказался тем ещё бродягой – в одиночку ходил из Томска к острову Вайгач, забирался на вершины гор и даже встречался с медведем. Судьба частенько сводила меня с интересными людьми. На моём пути встречались и люди-маяки, и люди-звёзды, и люди-костры. Но вот люди-взрывы, которые одним своим существованием делают мир ярче, многограннее, будоражат, встряхивают, заражают одержимостью, напоминают, что жить надо на полную катушку, сочно и до хруста, встречаются крайне редко. Такие люди идут наперекор системе или рутине – не важно, главное, они движутся и увлекают за собой.

Я старалась как можно лучше запомнить каждое слово Ромы, чтобы в дни, когда однообразие начинает поедать тебя изнутри, знать, что в любой момент ты можешь всё изменить. В конце концов, пока наши истории живы в чьей-то памяти, мы никогда не умрем.

Три часа в компании парней пролетели незаметно. Напоследок альпинисты накормили меня наивкуснейшим борщом, приготовленном на костре. Пока готовился кулинарный шедевр, я заворожено смотрела на языки пламени и думала о том, что практически любая еда, приготовленная на природе, приобретает особый, ни с чем не сравнимый вкус.

Отобедав и поблагодарив парней за теплый приём, я направилась к остановке, куда должен был придти мой поезд. Когда через сорок минут поезд так и не появился, я начала беспокоиться и решила позвонить на горячую линию РЖД, чтобы уточнить расписание. После того, как я назвала место своего нахождения, доблестный сотрудник крупнейшей транспортной компании в мире долго молчал, затем попросил описать, что я вижу вокруг себя, а потом и вовсе бросил трубку.

Осознав всю комичность сложившейся ситуации, я расхохоталась. Всё, что было в моём рюкзаке, так это спальник, пачка макарон, сухое молоко, козинаки и куча бесполезных вещей. Неплохой старт для выживания в условиях суровой сибирской природы, не правда ли? Однако в полной мере испытать на себе жизнь в диких условиях мне всё же не удалось – спустя ещё минут тридцать послышался звук приближающегося поезда, и через пару мгновений я уже была на пути к пункту своего назначения.



***

Люди были повсюду. Чуть ли не на каждой нижней полке плацкарта сидело по пять-шесть человек с большими сумками и пакетами. Основную массу пассажиров составляли китайцы в разноцветной одежде, держащие в руках миниатюрные вентиляторы, на которых были прикреплены заячьи ушки. Людей разве что не было только на верхних отделениях для багажа. Представшая перед моими глазами картина вместе с отсутствующим кондиционером напомнила мне фотографии индийских поездов. Как только я зашла в вагон, на несколько секунд воцарилось молчание, а все присутствующие стали с любопытством меня разглядывать. Видимо, туристов с рюкзаками за плечами они встречали не часто. Я сразу же оказалось в центре внимания. Вопросы сыпались со всех сторон – всем было интересно узнать, откуда я, сколько прошла пешком и не боюсь ли путешествовать одна. Кто-то даже поинтересовался, не участница ли я известной передачи «Орел и решка», ищущая дешёвые способы передвижения по Байкалу.

Пока я рассказывала о своих приключениях, от Мишы пришло сообщение. Он уже прошёл порядка тридцати километров и вскоре должен был дойти до посёлка Шумиха, где мы договорились встретиться. «Да, он точно робот!» – пронеслось в моей голове. В то время, как я отдыхала в альпинистском лагере и ждала поезд, он не просто успел пройти запланированное расстояние, но ещё и умудрился добраться до посёлка раньше меня.



«Мотаня» шла очень медленно. В Шумиху поезд прибыл где-то через полтора часа. Выйдя из вагона, Мишу я не увидела. Решив, что он спустился к Байкалу, чтобы меня подождать, я осталась на перроне. Через несколько минут вдалеке появилась знакомая фигура. Заметив меня, Мишка побежал ко мне на встречу. Я так рада была его видеть, словно мы расставались не на один день, а на целый месяц. Встретившись, мы обнялись и пошли искать место для ночлега. Вскоре мы нашли отличный вариант – небольшой поросший травой уступ с удобным спуском к озеру. Пока мы ставили палатку и готовили ужин, я увлечённо делилась впечатлениями прошедшего дня. Миша, наконец-то, признал, что устал, но ещё полночи сидел возле палатки и снимал звёздное небо. В городе такое небо точно не увидишь. Миллионы огоньков, украшавшие ночной небосвод, завораживали своей бесконечностью. Мы сидели на траве, а над нами простирался космос. От подобного зрелища у меня перехватило дыхание, а по телу пробежали мурашки. Настолько сильным было впечатление.

Налюбовавшись звёздами, я отправилась спать. И вот, что я скажу: никакая king-size кровать в пятизвёздочном отеле не сравнится со спальником в палатке, поставленной на мягкой земле!

***

- Галя! Нерпы!
Я резко подскочила, расстегнула спальник и вылезла из палатки.
- Где? Где они?

Подойдя к краю уступа, где сидел Мишка, я увидела её – знаменитую байкальскую нерпу! Сначала вдалеке, так, что была видна только голова, которая выглядывала из воды, а потом тюлень подплыл ближе к берегу и показал кусочек спинки перед тем, как нырнуть. Через пару минут из воды вынырнули ещё три нерпы.



Наблюдения за дикими животными вызвали у меня полный восторг и зарядили бодростью на весь день. Внутри меня было много сил и энергии двигаться дальше. Я, наконец-то, перестала переживать, что слишком медленно иду, расслабилась и просто наслаждалась природой Байкала, в которую влюблялась всё больше и больше.

Время пролетело незаметно, и вскоре начало смеркаться. Мы стали искать хорошее место для того, чтобы разбить лагерь, но со стороны берега был только отвесный склон или кусты с камнями. К тому времени мы прошли порядка восемнадцати километров, и я прилично измоталась. В итоге мы решили поставить палатку прямо на верху бетонного берегового укрепления. А между тем на Байкале начинался шторм. Огромные волны с шумом и воем разбивались о каменистый берег озера, ветер гнул ветки деревьев, срывался дождь. Мы быстро поужинали и забрались в палатку. Я пыталась заснуть, но боль в мышцах ног не давала погрузиться в сон. Вскоре пошёл ливень. Ветер усилился, дуги у палатки начали гнуться от мощных потоков воздуха. Обеспокоившись состоянием нашего убежища, Миша предложил перенести палатку в более безопасное место. Я попыталась встать, но усталость настолько парализовала всё тело, что я даже не нашла в себе силы немного приподняться. Сказав Мишке, чтобы он не волновался, я стала проваливаться в сон, представляя, как дождь смывает нашу палатку в глубокие воды Байкала, прямиком к Бурхану – главному духу озера…
6
Читайте также
Комментарии
Макс Большаков
0
ЗДОРОВО!
Galina Korzhova
0
Очень рада, что Вам понравилось!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.