Кругобайкальская железная дорога: за кадром, или воспоминания непутёвой походницы. Часть третья




Всё тело болело как после сильного удара. Я медленно расстегнула спальник и с большим трудом приподнялась на локтях. Поставить палатку на бетонной плите было не самой лучшей идеей, а после предыдущей ночи, проведенной на мягкой траве, казалось просто издевательством над уставшим организмом.

Мишка уже не спал. Пожелав ему доброго утра, я вылезла из нашего укрытия и осмотрелась. Вокруг царила полная тишина. Байкал успокоился и перестал разгневанно разбивать свои волны о каменистый берег. Сейчас он был спокоен и молчалив, и лишь редкие крики чаек нарушали его безмятежный сон. Но не только озеро преобразилось за эту ночь. В непроглядной тьме под устрашающие звуки ветра и холодным дождем Мишка как-то умудрился отыскать камни и установил растяжки на палатку. Теперь наше походное жилище выглядело как настоящая защищенная крепость. Ну, а я в очередной раз убедилась в том, что, если устала и хочу спать, то даже сильный шторм не сможет меня разбудить. Я тут же представила Мишку настоящим супергероем, спасающим в разъярённую бурю себя, меня и нашу палатку, и улыбнулась. Хорошо, что мы все-таки встретились и продолжили путь вместе. Без него я бы, скорее всего, запаниковала и свернула с маршрута.



Собрались мы на редкость быстро. Нам предстояло совершить марш-бросок до порта Байкал, нашей конечной остановки, и оттуда переправиться на пароме до Листвянки, где мы хотели прогуляться по набережной и увидеть исток Ангары.

Расписание паромов мы не знали, поэтому нужно было постараться делать как можно меньше остановок для отдыха и двигаться чуть быстрее, чтобы успеть на последний рейс. Однако идти в этот день было намного сложнее. На смену дождю и ветру пришла невыносимая духота. Солнце слепило глаза и раскрашивало тело красной краской, прожигающей чуть ли не до самых костей. Туннели, защищавшие от жары и дарившие немного прохлады, появлялись редко. За несколько километров пути мы не увидели ни одной постройки, а я так мечтала вновь найти какое-нибудь интересное место.



В прошедший день в паре километров от нашего ночлега мы обнаружили старое заброшенное сооружение с высокой башней и тут же отправились его исследовать. Найденная нами кирпичная постройка была похожа на часть замка, где в сказках держали под замком принцесс, которых охраняли огнедышащие драконы. Спустившись по каменной лестнице, заросшей травой, к башне, принцесс и драконов мы, конечно, не обнаружили, зато почувствовали себя настоящими охотниками за древностями. Скорее всего, когда-то это была водонапорная башня для заправки паровозов водой. Великий и мудрый Байкал открыл нам портал в забытый мир прошлого и рассказал о времени, когда по железной дороге активно ходили поезда, а на западном побережье прекрасного озера кипела жизнь. Сейчас в башне живет лишь ветер, а природа постепенно отвоевывает у людей назад свои владения.



Пока я шла, погрузившись в свои мысли, Мишка даром времени не терял и занялся сбором грибов. Ночной дождь оставил их после себя в огромном количестве, но запрятал в тайные места. Я с удивлением и интересом наблюдала за тем, как мой спутник скрывался среди высоких деревьев, возвращаясь с очередной сыроежкой в руках. В сборе грибов я ничего не понимала и едва ли смогла бы отличить поганку от шампиньона. Честно говоря, все мои навыки выживания сводились к большому и круглому нулю. Я только и умела, что определять время по цветкам цикория, да варить суп из одуванчиков. Но это вряд ли бы мне пригодилось для выживания в дикой природе. Мишка же знал о грибах всё, благодаря чему на обед у нас был потрясающий суп с сыроежками.



Я ждала привала, как зарплату после отпуска. Когда мы спустились к озеру, я, забыв про свою усталость, побежала прямиком к Байкалу. Прикосновение холодной воды к обгоревшей на солнце коже немного облегчило мои страдания. Это был самый долгий наш отдых за весь день – мы просидели в тени деревьев около двух часов и, набравшись сил, снова отправились в путь.

***
Незащищенные одеждой участки тела горели. Я шла в длинных штанах, рубашке с рукавом три четверти и тонкой шапке и всё равно чувствовала обжигающие лучи солнца. Мишка шёл впереди и постоянно оглядывался назад, проверяя, иду ли я или уже лежу поперёк рельс, проклиная всё на свете. Солнце медленно поджаривало меня, как костер святой инквизиции обвиненную в колдовстве женщину. Делать остановку, чтобы немного передохнуть, было бессмысленной тратой времени – впереди не росло ни одного деревца, тень от ветвей которого укрыла бы нас от невыносимой жары. Нам оставалось пройти совсем немного, но силы были на исходе.

- Галя, я нашёл! – радостный голос Миши вытянул меня из потока мрачных мыслей.
- Что? Что ты нашёл?
Мишка уже мчался ко мне, держа в ладонях горку ярко-красных ягод смородины.
- Пойдем, там целый куст! И есть, где спрятаться от солнца!

Я ускорила шаг. Сначала грибы, теперь ягоды – зачем я только тащила в рюкзаке столько еды?! Природа щедро одаривала нас своими дарами, нужно было только уметь разглядеть её волшебное гостеприимство.

Немного отдохнув, мы двинулись дальше и уже через несколько сотен метров увидели впереди порт Байкал. Я не верила своим глазам. Мы шли к нему пять долгих дней и в конечном итоге достигли своей цели.



Перед входом в посёлок мы обнаружили источник, рядом с которым был установлен деревянный крест. Наши запасы воды давно опустели, а пить воду из озера вблизи населенного пункта мы не рискнули. Найденный родник стал для нас настоящим чудом. Я, словно обезумевшая, побежала к нему и с жадностью стала пить прохладную воду. Как оказалось, местные считают источник священным и верят в то, что вода из него лечит от ангины. Ручей, или как его называют «серебряный ключ», не замерзает даже в самые суровые морозы и всегда помогает любому, кто в нём нуждается.
Вдоволь напившись чудесной воды, мы зашли в порт. В давние времена здесь жили эвенки. Они слагали легенды о величайшем озере в мире и жили в гармонии с природой. История же самого посёлка начинается позднее. Порт стал активно развиваться в период строительства Транссибирской магистрали, что отразилось на его внешнем виде. Дорог в городском понимании этого слова в порту Байкал нет. По сути, главной улицей является железная дорога. Общий вид посёлка – это резкий контраст ухоженных современных построек с запущенными и разваливающимися старыми домами, прекрасных видов природы с ржавыми кранами в порту. Здесь никто никуда не спешит. Жизнь течёт размеренно и ровно. Но именно эта оторванность от «цивилизации» большой земли делает посёлок по-своему неповторимым и атмосферным местом.

Погуляв немного вдоль порта, мы отправились к паромной переправе и уже через несколько минут плыли по прозрачным водам Байкала в Листвянку.

***
Листвянка оказалась полной противоположностью порту Байкал. Шумный, заполненный огромным количеством туристов посёлок выглядел гораздо более благоустроенным, но вместе с тем чужим и излишне пафосным.

Сойдя на берег, мы спустились к пляжу, где провели несколько часов. Пока Мишка изучал карту Листвянки, я любовалась Байкалом, соединяющимся на горизонте с небом. Это был невероятный, фантастический пейзаж. Я словно очутилась на краю света, где слились воедино две стихии – вода и воздух.



До центра Листвянки нужно было пройти ещё порядка четырёх километров. В посёлке оставаться надолго мы не планировали – хотели вернуться в порт Байкал и отправиться оттуда в Слюдянку, чтобы своими глазами посмотреть на здание железнодорожного вокзала, единственное в России сооружение, целиком построенное из белого и розового нешлифованного мрамора. Последний паром уходил через два часа. Чтобы успеть на рейс и сэкономить время, мы решили разделиться. Я вместе с рюкзаками осталась около пирса, а Мишка налегке помчался в центр, чтобы взять что-нибудь к ужину.

Я достала книгу Ремарка, которую несколько раз пыталась почитать перед сном лёжа в палатке, но так её и не открыла. Я не могла отвести взгляд от могучего Байкала, не могла перестать смотреть на прозрачную воду и едва заметные волны. Озеро пленило меня своей красотой, и я, как глупая девчонка, влюблялась в него всё больше и глубже.

Часа через полтора появился Мишка. Ужин у нас в этот день был просто королевским – два омуля горячего копчения – фирменное байкальское лакомство. Кусочки наивкуснейшей сибирской рыбки просто таяли во рту, а запах копченостей распространялся на несколько метров.

Мы расположились рядом с паромной переправой и с большим удовольствием наслаждались трапезой. Кроме нас никого из людей не было, но я отчётливо слышала какое-то шуршание неподалеку. Заглянув в нишу между бетонными плитами и деревянными досками, я обнаружила там чёрного как уголь зверька. Учуяв запах рыбы, он выполз из своего укрытия в надежде получить немного рыбки. Я отломила кусочек омуля и поднесла к нему. Бесстрашное животное подбежало ко мне, выхватило заветное лакомство и устремилось назад. Это был баргузинский соболь. Я читала о них в книге о природе Байкала, пока мы ехали на поезде в Иркутск.


Дикий зверёк привёл Мишку в полнейший восторг. Он подкармливал его, осторожно гладил по спинке, пока тот быль увлечён рыбой, и даже умудрился его поймать. Однако, соболь так просто не сдался. Искусав Мишке пальцы, он вырвался и спрятался в одной из ниш пирса. Правда, ненадолго – через пару минут маленький дьяволёнок снова кружился около нас, выпрашивая кусочек аппетитного омуля.
Тем временем в воздухе запахло дождем. В один миг спокойный и тихий Байкал превратился в разъярённого и неуправляемого зверя. Начинался шторм. Когда мы заходили на паром, дождь уже вовсю заливал палубу, образуя огромные лужи. Я оставила рюкзак под навесом, где укрывались от дождя практически все люди, переправлявшиеся в порт, а сама, надев дождевик, осталась. Я снова почувствовала себя капитаном корабля, отчаянным моряком, которого не пугают ни сильный ветер, ни высокие волны. Я находилась один на один с разбушевавшейся стихией, и мне это безумно нравилось.

***
Прибыв в порт Байкал, мы узнали, что «Мотаня», на которой мы должны были попасть в Слюдянку, отправлялась в три часа ночи. Чтобы люди, ожидавшие поезд, не мокли под дождём, охранник гостиницы, расположенной около станции, разрешил переждать ливень в холле. Гостиница, как оказалось, помимо предоставления ночлега, одновременно выполняла функции вокзала, столовой и мини-музея, посвященного строительству Кругобайкальской железной дороги и истории развития порта.



В течение получаса весь холл наполнился людьми. Усталость обволакивала меня тонкой плёнкой сна. Недолго думая, я достала из рюкзака спальник и, расположившись прямо на полу, решила немного вздремнуть. Засыпая, я слушала, как русский парень пытался обучить американских туристов игре в карточного «Дурака». Удивительно, но у него это здорово получалось.

Посреди ночи меня разбудил Мишка. Мы перебрались в поезд, забрались на верхние полки плацкартного вагона, и я снова провалилась в сон. Ранним утром мы уже были в Слюдянке и любовались уникальным зданием железнодорожного вокзала. Мраморное сооружение, построенное итальянскими архитекторами, выглядело великолепно и действительно стоило того, чтобы посмотреть на него своими глазами.



Позавтракав необычными булочками с черёмухой, которые здесь называют шаньгами, мы взяли билеты и уже через полчаса возвращались по серпантину в Иркутск. Так заканчивалось наше путешествие по Кругобайкальской железной дороге. Путешествие, которое перевернуло мою жизнь, позволив поверить в себя и обрести внутреннюю силу.

Провожая взглядом Байкал, я признавалась в любви удаляющемуся всё дальше и дальше озеру и думала о том, насколько разнообразна и бесконечно прекрасна природа. Каждая травинка, каждый листочек, каждый жучок и каждая пылинка – всё красиво и неповторимо. И у всего есть свой смысл. Нужно только его понять и открыть своё сердце.
7
Читайте также
Комментарии
Максим Никифоров
Классно! Спасибо. Фото только мало, жалко...
Galina Korzhova
0
Спасибо за интерес к моему рассказу) Фотографий на самом деле очень много, просто не хотелось перезагружать текст, а как делать слайды я не сразу разобралась. Но я учту Ваше пожелание на будущее))
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.