Король Гор

Вот, нашел давнее интервью с Великим Альпинистом. Не думал, что сохранилось. Дело было в мае в 2003 году в Непале.

Рейнхольд Месснер уже давно является живой легендой среди альпинистов и путешественников всего мира. Он первым покорил все четырнадцать восьмитысячников мира и взошел на высочайшую точку планеты в одиночку и без кислорода. На торжествах в столице Непала Катманду по случаю пятидесятилетия покорения Эвереста он дал эксклюзивное интервью “Вечерке”.



— Вы занимаетесь политикой ...как альпинист. Считаете, что горы нуждаются в защите?
— Мы находимся сейчас практически у подножия вершины мира. Можно сказать, что в Азии расположены самые важные горные массивы планеты. И поэтому большая часть ответственности лежит на жителях этого региона.
Если мы идем на восхождение — неважно где, возникает вопрос, как мы покоряем горы. Пятьдесят лет назад, пока Хиллари и Тенцинг впервые не взошли на Эверест, казалось, достичь его абсолютно невозможно. Это был первый шаг на вершину мира. Сегодняшний фестиваль призван показать, насколько важны горы для всего мира, не только для альпинистов.
Но с тех пор горы изменились. Нет, они все той же высоты, ветры такие же сильные и холодные. Но сегодня покорить Вершину гораздо легче, так как есть все необходимое оборудование, кроме того, мы практически все знаем о Горе. Но дело не только в альпинистских проблемах.
Сейчас важно понять, особенно для Азии, что горы не стоят в одиночестве. Они окружены культурами, религиями, народами, которых огромное множество. Важно уважать и беречь сохранившиеся древние ценности. Мы должны знать и понимать их, собираясь в ту или иную страну для покорения горных вершин. То есть я подхожу к другому важному вопросу — политической ситуации в регионах.
Альпинизм сегодня предполагает наличие базы для туризма в регионе. Без туризма большинство альпинистов не смогли бы осуществить задуманное. Например, Альпы, откуда я родом. Если бы там не был развит туризм, то многим людям пришлось бы оттуда
уехать. Альпы не смогли бы тягаться с глобализированным миром, с его индустрией, современным сельским хозяйством. Мы были вынуждены заняться этим бизнесом, чтобы выжить. То же самое сделали здесь, в Гималаях.
— Что препятствует развитию туризма в Азии?
— Надо признать, что во многих странах есть сложные политические проблемы. Например, проблема Кашмира между Индией и Пакистаном. Одно из красивейших мест в Азии не может развивать туризм! Что сейчас происходит в Непале: за последние тридцать лет туризм стал основой экономики Непала, но маоисты сделали все, чтобы люди стали опасаться приезжать сюда. Агрессивные политические группировки, в том числе и маоисты, не поняли, что нет смысла биться за маленький кусок власти, гораздо важнее бороться за неразделенный мирный Непал. Это трагедия.
Есть и социальный аспект. Я уважаю Хиллари не только за то, что он нашел в себе силы организовать экспедицию на Эверест и первым покорить вершину со своим напарником шерпой Тенцингом Норгеем. После покорения сэр Эдмунд потратил полжизни на помощь шерпам. Теперь этот народ благодаря ему один из самых счастливых в Непале. Альпинисты всех стран, воспринимая опыт Хиллари, должны стремиться отдать что–то взамен стране, в которой прошли, возможно, самые прекрасные годы их жизни.
Но, повторяю, только мирный Непал, мирная Азия могут привлечь туристов со всего мира. Только тогда священные горы будут притягивать альпинистов.
— Какая из покоренных вершин для вас самая важная?
— Наверное, это был Нангапарбат — мой первый восьмитысячник. Но я покорял разные вершины и проходил комбинированные маршруты: сюда входят высотные и технически сложные восхождения. Кроме того, пересек несколько пустынь в Африке и других частях мира. На данный момент я занимаюсь политикой, работаю как член парламента своей страны, являюсь владельцем альпинистского музея. Живу в горах. Я — фермер (смеется), у меня даже есть сорок яков. То есть главное мое увлечение сейчас — изучение основ жизни людей в горных условиях.
— За пятьдесят лет после покорения Эвереста альпинизм сильно изменился? Изменилось ли отношение людей к горным восхождениям?
— К сожалению. Многие думают, что покорение Эвереста можно купить. Но они могут купить только подъем на Эверест. А быть занесенным на Гору ничего не значит. Многие говорят: “Поднимете меня на Эверест, я его тоже покорю”. Такое восхождение вообще не имеет смысла.
Когда я приехал сюда впервые тридцать лет назад, встретил других альпинистов. Мы познакомились, делились друг с другом информацией, опытом, подружились на долгие годы. Здесь, на фестивале, они с гордостью носят медаль покорителя Эвереста. Мне же это безразлично и неинтересно. Для меня неважно даже, что кто–то поднялся на Гору. Важно то, как он это сделал, какой опыт он получил, а это возможно, только если он в полной мере подвергся испытаниям колючим ветром, высотой. И его не тащили двадцать шерпов вверх и вниз. Я смог первым покорить Эверест без использования кислорода, но это не единственный восьмитысячник, на который я взошел таким способом. Моя философия заключается в том, что человек способен покорить вершины без технических средств, то есть возможности человека не должны ограничиваться техникой.
— Вы считаете, что дух альпинизма исчезает?
— Вовсе нет. Новое поколение восходителей глубоко понимают его. Вы можете встретить таких людей везде — в Америке, России и у вас в Кыргызстане. Я восхищаюсь школой советских альпинистов и ее продолжателями.
— Мы очень надеемся, что наши горы тоже войдут в вашу жизнь. Поверьте, ничего подобного вы не видели. Ждем вас!

Эгамберды КАБУЛОВ, Лера НИКОНОВА
специально для “ВБ”.
Катманду, Непал.
6
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.