Китобои и их промысел на Чукотке. Реалии жизни!

В конце июня 2018г. мы с фотожурналистом их г. Владивостока Юрием прилетели на Чукотку на 5 дней еще до поездки на Камчатку с целью заснять и показать как происходит традиционный китобойный промысел на этой земле. Прямо с аэропорта г. Анадырь мы отправились в с. Лорино.

Добыча китов запрещена законом почти во всех странах мира, но для некоторых северных народов сделано исключение. В мире действуют международные квоты на отлов китов - 135 китов чукотско-калифорнийской (серых китов) популяции за сезон. А для Чукотского автономного округа — не более 60 серых и 5 гренландских китов.

В соответствии с международной конвенцией по добыче китов, в России охота на китов разрешена только чукчам и эскимосам для личного потребления. Добыча китов ведётся морзверобоями, проживающими на восточном побережье Чукотки в с. Лорино.

Квота распределяется по чукотским населенным пунктам. Поселок Лорино - главный центр китобойного промысла. Считается, что в Лорино с давних времен живут самые опытные охотники. Сезон добычи май - ноябрь. В настоящее время традиционный промысел на территории региона осуществляют девять территориально-соседских общин морских зверобоев. Этой деятельностью на Чукотке заняты около 350 охотников-промысловиков. Все, что делают охотники почти точно соответствует тому, как тысячи лет назад добывали кита их предки.

Сначала нам не разрешали сначала их снимать. Целых два из пяти отведенных дня мы пытались уговорить. Нам говорили, что киты драчливые, что они могут забодать головой лодку с охотниками и даже перевернуть её. Говорили, что дважды киты нападали на их лодку. Один раз раненый кит поднырнул под них и ударил в днище лодки головой. Чукча взмахнул руками и показал, как охотники вылетали из лодки в холодную воду.
В итоге их бригадир согласился, но при условии, что мы будем соблюдать все их условия. Видео снимать запретили.

Охота на китов для них — не приключение, а порой единственный шанс выжить.

Один охотник нам рассказывал: было время, когда чукчи забыли, как добывать китов.

Долгое время их добывали одни китобойные суда. Они привозили китов к берегу, и чукчи занимались только разделкой исполинских туш. Пришло время — и чукчам вновь пришлось взять в руки оружие и стать охотниками.

Начинается всё с расстановки сил: лодки рассредотачиваются по заливу. Утром, в районе шести часов, в залив зашли киты, охотники на берегу заметили их в бинокли.
Мы услышали призывной клич от одной из команд, заметившей кита. Все лодки моментально устремляются к ним.
Морские охотники территориально-соседской общины села Лорино готовятся к выходу в море. Они всегда охотятся командой для своей безопасности. На них одеты спасательные жилеты, но некоторые пренебрегают этим.



В море следят за китом. В лодке всегда по двое человек сидит: один человек управляет лодкой, другой - участвует в охоте.



Охотятся современные морзверобои практически так же, как их предки: на небольших лодках, которые легко могут перевернуться от удара хвоста среднего кита. Единственное новшество в этом деле — моторы японского происхождения вместо вёсел. Для охоты нужны определённые инструменты, которые, кажется, вросли в тела китобоев так, что ничто не в силах им помешать: ни погода, ни алкоголь в крови, ни судьба. Гарпуны имеют ту же конструкцию, что и тысячи лет назад: орудия лучше за это время не придумали.
Лучший морской охотник территориально-соседской общины села Лорино Эдуард Рыпхиргин затачивает специальный разделочный нож, а гарпун лежит рядом с ним. Сам гарпун прикрепляется к деревянному шесту. Шест выскакивает, когда охотник дергает за веревку, и гарпун остается торчать в теле кита.

 

Гарпунер Александр Долгодушев во время охоты в Беринговом море следит за серым китом, чтобы не потерять его из виду.



Серый кит, почувствовав опасность, стремится уплыть от них подальше. Выдыхая воздух, он выпускает высокий фонтан из своего дыхала.

 

Но со скоростью быстроходной моторной лодки охотника серый не может совладать, как бы он не старался. Его довольно таки быстро настигли.
Догнав кита, гарпунер Александр Долгодушев ловким движением своей руки нацеленно метнул в кита свое оружие

 

Но первая попытка оказалась не удачной: гарпун не проткнул толстую кожу кита. Как говорят: "Первый блин - комом"!
Тогда гарпунер предпринял вторую попытку.

 

На радость Александру, этот бросок пробил кожу кита и застрял в его жировой прослойке.
Он быстро начал бросать привязанные к толстому канату буйки на воду.
Его товарищи на другой лодке одновременно стали окружать кита...





...и подойдя к нему ближе



стали добивать своими гарпунами



От боли серый кит резко нырнул в воду, показав нам свой огромный хвостовой плавник.

 

Потом через несколько минут он всплыл, чтобы вздохнуть воздуха, после чего кит сразу устремился в сторону берега вместе с буйками, привязанными с помощью веревки к гарпуну, торчащему в его в теле.





Но его судьба уже была определена.
Заметив его, охотники сразу устремились к киту. Началась настоящая погоня!

 

 

И вот, когда кит совсем ослаб, у охотников появилась возможность вплотную к нему подплыть и началась подготовка добытого серого кита для транспортировки к берегу. Все, дело сделано. Кит под контролем. Местные жители на берегу со всего села Лорино ждут возвращения охотников с добычей. В итоге охотниками было поймано два кита за день.

 

Голова серого кита. Нижняя челюсть его вся обросла морскими ракообразными - морскими "желудями". Виден также китовый ус, через который кит после заглатывания процеживает морскую воду, оставляя только зоопланктон и мелкую рыбу. Красное пятно на голове у кита - это его кровь!



Хвостовая часть серого кита:



Председатель территориально-соседской общины морских охотников села Лорино Чукотского района Алексей Оттой сообщает на берег об удачной охоте.



Если уж бегемота нелегко тащить из болота, то кита и подавно. Чтобы достать кита из воды техника. Охотники привязали один конец стального каната к грузовому автомобилю марки ГАЗ, а второй конец привязали к хвостовому плавнику животного и попытались вытащить его, но ничего не вышло. Он забуксовал в песке.

 

После этого они привязали веревку к гусеничному экскаватору. Взревев от натуги трактор медленно вытащил добычу на берег. Это самый кульминационный момент. На берегу уже скопился народ. Кто точит нож, подобранной на берегу галькой, кто курит, а кто и просто внимательно наблюдает за процессом. Все ждут отмашки бригадира охотников, означающую конец буксировки. Рука бригадира взмыла вверх - всё, табань. Тут же, с двух сторон, лёгкой трусцой к киту подбегают люди и потом начинается разделка кита.





Чтобы оценить размеры выловленных двух серых китов ниже представляю вашему вниманию их фотографии для масштаба.



После поимки представителями ТИНРО-Центра производится обязательный замер длины кита.



В данном случае размер кита оказался 12 метров (слева), а другого кита - 10 метров (справа). Они не взвешивались.



Все местные жители села Лорино участвуют в разделке двух добытых серых китов и даже дети.
Идет процесс подготовки: затачиваются ножи, напоминающие хоккейные клюжки...



...намечаются места на туше животного, где будет производиться резка.





Начался процесс уже самой разделки туши. Сначала отделяется жировая ткать кита - мантак по-эскимоски. Мантак состоит из двух неразрывных частей: кожи и сала.

 

Потом разрезаются все части тела: отделяются плавники и вынимаются внутренние органы кита.





Плавники жители Чукотки в пищу не используют. Они просто выбрасывают их в море, также как и внутренние органы кита, от чего оно окрашивается в багрово-красный цвет.





В процессе разделки активно участвуют и дети охотников. Они не брезгуют отвратительным видом внутренностей кита.

 

Процесс разделки идет полным ходом. Охотник поймал кураж!

 

 

Разделка кита закончилась.



Мантак - жировая ткань кита, также как и мясо собирается в разные емкости: ведра, бидоны, тазы, грузят на грузовые автомобили и т.д. и уносится жителями на заготовку. Они ее солят, вялят, делают колбасу и хранят в подвалах - естественных холодильниках из-за вечной мерзлоты.
Мантак также едят и в сыром виде. Ими используется в пищу и китовый ус серового кита и его кожа.
Голова добытого кита достаётся только тому охотнику, который первым загарпунил в море кита. Это правило.

 

Каждому жителю села Лорино официально разрешено унести мяса и мантака столько, сколько захочет и сможет. Продажа китового мяса у них запрещена.

 

Весь процесс разделки одного кита редко когда длится больше часа. Оставшуюся часть туши пускают на корм песцам и собакам.

Чукчи сами себя никогда не называют зверобоями. Такое название им дали русские, возможно, я точно не знаю. Сами себя они называют только охотниками. И в посёлке услышать можно только: «Пошли на охоту».

Я думаю, что пока серые киты охраняются российским и международным законами, китобойный промысел для коренных народов Чукотки всегда будет важной особенностью их жизни, ведь без этого им не выжить в этом суровом климате. Жители Чукотки умеют жить в гармонии с природой, т.к. они берут ровно столько, чтобы не нарушить этого хрупкого экологического равновесия. И нам, жителям европейской части России, необходимо также к этому стремиться.
6
Читайте также
Комментарии
Максим Ершов
1
Потрясающий репортаж! Спасибо за труды!!! Сурово конечно, но такова правда жизни.

На Сахалине мне довелось видеть китёнка, который по каким-то причинам выбросился на берег. Впечатление было таким, словно это лежит маленькая подводная лодка.
Туша уже начала гнить. Там и мишка своими когтями отметился и птицы клевать пробовали...)))
Pavel Voronkov
0
Интересно. Статья напоминает произведение в стиле стимпанк :)
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.