Казахская авантюра. Удивительный Мангистау

Пятая глава рассказа посвящена полуострову Мангистау. В первой главе я рассказал о пути в Саратов и о встрече с моими попутчицами Ольгой и Светой, о казахской границе и о ночёвке в лагере команды эндуристов «Offroad People» в Уральске. Вторая глава о знакомстве с Актюбинскими гаишниками и бескрайними степями, о «Дороге смерти» на Аральск и «Кораблях пустыни». В третьей главе рассказ об одном единственном дне пути от Аральска до Акбасты о казахском гостеприимстве и о море, которого почти нет. Четвёртая глава о самом бездорожном участке нашего маршрута, через песчаные дюны и непролазную грязь, от аула Акбасты до Бейнеу через Бозой. Новая глава будет посвящена некоторым достопримечательностям плато Мангистау, до которых мы успели дотянуться.



Накануне вечером мы заселились в придорожную гостиницу «Астана» в Бейнеу. Спать на кровати было непривычно: хоть она и была старой и скрипучей, но просыпаться отчаянно не хотелось. Сказывалась усталость от «грязевых ванн» нескольких прошлых дней. Оля встала пораньше и умчалась в город, она хотела хоть как-то подлатать свой разбитый кофр. Мы же со Светой все утро вычищали и отстукивали от мотоциклов килограммы грязи.

Не став дожидаться Олю, мы составили список покупок и поехали в посёлок. 8 мая в Казахстане – предпраздничный день, большинство магазинов закрыты. Из всего списка мы смогли купить только воду, пластырь и эластичный бинт… Нам предстояли долгие пробеги по трассе, а Света осталась без ветровика, попытки подобрать что-нибудь взамен провалились с треском. Идеальным вариантом была бы строительная защитная маска, но такими аксессуарами в Бейнеу, похоже, не пользуются.



Заскочили на рынок. Света осталась у мотоциклов, а я пробежался по рядам. Ничего полезного не нашёл, но очень жалел, что не взял фотоаппарат. Все прилавки были завалены свежими овощами и фруктами! И это в начале мая! В то время, когда в моём родном Екатеринбурге ещё даже картошку не садили! Я, конечно, знал, что сельскохозяйственный сезон в южных широтах начинается раньше, но, когда столкнулся с этим изобилием за копеечные цены, был удивлён.

Второе удивление было неприятным. Все время, пока мы передвигались по городку или ходили по магазинам, я чувствовал на себе липкие взгляды каких-то проходимцев. Если раньше мы спокойно могли оставить мотоциклы и все вместе зайти в магазин, то в Бейнеу кто-то из нас всегда оставался на улице. Неприятные, почти враждебные лица, хотя, может, мне показалось. Когда я уже вышел с рынка и возвращался к Свете, ко мне сзади подъехала машина в упор и водитель долго и протяжно надавил на клаксон. Я отпрыгнул в сторону, а машина проехала мимо. Казалось бы, ничего такого, но я шёл по тротуару, отделённому от проезжей части забором! А когда машина проехала мимо, то прямо на ходу открылась задняя дверь и женщина в годах на всю улицу что-то мне проорала. Казахского языка я не понял, но трехэтажный отборный русский мат не оставил сомнений о смысле сказанного.



- Ничего себе Франкенштейн! – сказал я, увидев кофр Дакара, когда мы встретились с Олей.
- Всего 2000 тенге и можно ехать! – ответила она.


Ремонт заключался в том, что поверх трещины наложили ржавую полоску жести и стянули оба края кофра кучей саморезов. Дешёво и эффективно, время покажет, насколько долговечна эта конструкция.



Чем выше поднималось солнце, тем жарче становилось. Только скорость на трассе и встречный ветер могли дать ощущение прохлады. Оставалось лишь заправиться. АЗС  на выезде в сторону Шетпе либо не работали, либо продавали саляру, газ или 80й бензин. BMW любят 95й, но такового не нашлось… 92й был только на двух заправках, на одной из них сливался бензовоз, а на другой был длиннющий хвост из машин. Около сорока минут мы медленно поджаривались в ожидании своей очереди на заправку, но тем приятнее было вырваться на почти идеальный асфальт трассы.



Возле посёлка Сай-Отес остановились, чтобы принять решение. Изначально мы хотели посетить урочище Тузбаир, но впереди чернела туча, а вместе с ней огромная вероятность вляпаться в непролазную грязь. В общем, мы решили не испытывать судьбу и поехать дальше, в сторону моря. Подсознательно мы уже были готовы к тому, что придётся корректировать планы из-за задержек в пути, вот и случилась первая корректировка.

 

Только представьте, едем мы по ровному, как стол, плато Устюрт и вдруг, в паре сотен метров впереди, прямо из-под земли выезжает фура! Сначала я решил, что мне просто показалось, что фуру я не видел из-за зноя над дорогой, но следом появилась легковая машина, потом ещё грузовик! Совершенно неожиданно мы подъехали к перевалу Маната. На спуске с плато прорубают широкую дорогу, обнажая сотни слоёв меловых отложений. Стены – как слоённый пирог, каждый слой – это сотни лет жизни моря. Обрывы плато, местные их называют «чинками», расходятся неприступными стометровыми стенами с севера на юг. Вид просто нереальный, так сильно это отличалось от всего того, что мы успели посмотреть до. Мы словно попали в другой Казахстан.

 

В Шетпе, прямо на въезде встали в хвост очереди на заправку. Головы водителей, как стрелки компасов повернулись в нашу сторону. Мы уже привыкли к роли мишеней для взглядов, но в этот раз все было как-то не так.

- А вы что, на газу? – спросил водитель ближайшей тачки через открытое окно, – это газовая заправка.

Посмеялись, выспросили дорогу до бензиновой заправки и поехали дальше. Наконец, стало понятно, почему у Ларгусов (второй по популярности марке машин на полуострове Мангышлак после Toyota Hilux) запасное колесо лежит сверху на крыше. Сначала я думал, что это для удобства, если проколешь, то не нужно разбирать весь багаж, оказалось проще – на месте запаски там ставят газовый баллон.

 

Около придорожной кафешки мы наткнулись на уже знакомые нам мотоциклы. «Offroad people», правда, в сокращённом составе из восьми человек. Они заваривали раму одному из мотоциклов. Встреча была неожиданной и оттого ещё более приятной! Мы расстались с этими бесшабашными эндуристами чуть более недели назад и с тех пор проехали больше двух тысяч километров, а они всего около тысячи, но из этой тысячи всего шестьдесят по асфальту! С одной стороны, я позавидовал мужикам, они захватили по пути очень интересные места, с другой стороны, порадовался, что с ними не поехали, иначе где-то там, в «интересном месте», и остались! У кого-то сожгли сцепление, меняли прямо в поле, у другого двигатель «стуканул» и его эвакуировали на попутной фуре, а ещё один в темноте сиганул с обрыва, лишь чудом и пилот, и мотоцикл остались целы!

Офроудовцы звали нас ночевать куда-то загород, но девчонки настаивали на гостинице, пришлось подчиниться большинству. До хостела нас проводили местные парни на приоре, они просто спросили, куда нам надо, и повели. Как только мы припарковались у ворот, сразу уехали, мы ни поблагодарить их не успели, ни попрощаться!

Удовольствие нормально помыться под горячей водой и поспать на мягкой кровати обошлось нам в 3000 тенге.

Утром Ольга проснулась с головной болью, а Света с болью в левом запястье. У меня так бывает по возвращении домой. Тело стоически переносит все тяготы и лишения в пути: терпит пока я, мокрый до нитки, еду целыми днями, когда ем чёрт знает где и чёрт знает что, сплю на земле, мёрзну или изнываю от жары. Но стоит только вернуться домой, в цивилизацию, к горячей воде и мягкой постели – на следующий день я просыпаюсь разбитым и больным. Думаю, что с девчонками случилось что-то подобное, усталость накопилась и сплющила.

Хотел посмотреть сувениры какие-нибудь, но по случаю празднования Дня Победы все магазины закрыты. Стартовали только ближе к обеду.



Первой точкой на этот день у нас значилось поле шаровых конкреций. Что это такое я понятия не имел, но название интриговало. Сразу от Шетпе по правую сторону от дороги начинается горная гряда Западного Каратау. После степных равнин смотреть на горную цепь очень приятно. Ну, по правде говоря, называть эту гряду горами было бы нескольким преувеличением, тем не менее это самая высокая возвышенность на всём полуострове.

 

Ещё издали моё внимание привлёк блеск золота на одной из вершин. Чем ближе мы подъезжали, тем яснее я видел золотые купола над белыми стенами. «Да ладно, – думал я, – откуда здесь православный храм?» До последнего был уверен, что на горе стоит церковь, даже большие белые буквы «Адай-Ата» на повороте не убеждали. мало ли как здесь могут называть храм? К тому же я уже знал, что «Ата» в конце названия обозначает гору, то есть на русский можно перевести как «Гора Адай».

 

Что такое на самом деле «Адай-Ата» мы узнали только когда поднялись по гравийному серпантину на самый верх. Мемориальный комплекс с мавзолеем рода Адай на горе Оптан-Тау. Оказалось, что «Ата» в казахском языке может означать ещё и старейшину или главу рода, а гору нередко называют «Тау».

 

Оптан-Тау всегда играла важную роль в жизни племён Мангышлака. На вершине стояла застава и огромный сигнальный костёр, который зажигали, если приближались враги. Пламя костра было видно очень далеко, и дозорные на других заставах передавали сигнал тревоги дальше. К моменту, когда враги подходили к поселениям, уже собиралась достаточная сила, чтобы дать бой. И сейчас на вершине стоит огромная чаша, в которой зажигают огонь в дни национальных праздников. От дверей мавзолея открывается вид на плато, даже синюю полосу моря видно вдалеке, но ни одной захудалой рощицы.

 

К полю шаровых конкреций ведет много дорог. Самый первый поворот мы пропустили, потом, по грунтовке выбрались на покатый склон холма, на котором и были эти самые конкреции. Тяжело описать, что же они из себя представляют тому, кто их не видел, но я попробую. Представьте себе огромного ребёнка-великана, который сидит на берегу озера и лепит шарики из песка и глины, а потом складывает их на горке. Некоторые получаются лучше, и они почти круглые, другие, раскалываются и крошатся, тогда видно, что внутри некоторых ракушки. И таких вот «куличиков» на склонах сотни, если не тысячи, учёные до сих пор не пришли к единому мнению, как появились шаровые конкреции.



Следующий пункт нашего маршрута назывался «Упавшая земля». Очередное название, не несущее для меня никакой смысловой нагрузки. Я ведь только точки вбивал в навигатор, а все места находила Оля. Каждая новая точка – это открытие для меня, повод удивиться или восхититься тем, что вижу. Хорошо путешествовать, не имея «шор» чужих впечатлений. Отсутствие ожиданий, что обязательно увижу то-то и то-то, не даёт эффекта разочарования, если вдруг ожидания и реальность не очень-то совпадут. Так, в этой, казалось бы, продуманной, поездке и воплотился для меня дух авантюризма: новое место – новое мини-приключение.

 

Ещё издалека моё внимание привлекли какие-то руины. Мы оказались посреди поляны диких маков у разрушенных стен. Наверное, когда-то тут были клумбы. До точки оставалось метров триста, а впереди была все та же степь, никакой иной «земли» видно не было, тем более «упавшей». Мы устроили небольшой фотосет мотоциклов среди маков в лучах заходящего солнца.

 

Чисто, для очистки совести решили проехать эти триста метров и убедиться в ошибке координат. Чем ближе была точка, тем шире открывались мои глаза, я даже привстал на подножках, чтоб лучше видеть. Коварство плоскогорья сыграло с ними очередную шутку. «Упавшая земля» открылась нам внезапно и сразу. Огромный карстовый провал с почти круглым обрывом, километров десять в диаметре! Ощущение, что по земле прошлись громадной киянкой, разломав и искрошив поверхность. Целыми пластами осколки громоздились где-то далеко внизу, глыбы породы, окрашенные пурпурными отблесками солнца, сложились в гигантский лабиринт с потайными ходами и галереями. Мы, очарованные, стояли на обрыве и ловили последние лучи светила, скрывающегося за морским горизонтом.



На ночлег встали тут же, на краю плато. Ясное небо зажигало первые звёзды, а лёгкий бриз давал отдых после знойного дня. Для полноты картины не хватало только ужина у уютного костерка. Я пробежался по склону и набрал сухих веток.

В тот самый момент, когда крайний луч солнца угас, раздался шакалий вой. Сначала один голос, потом ещё подхватил второй, а потом вся округа огласилась протяжным, слегка клокочущим воем сотен глоток, который многократно усиливало эхо. Я уже слышал такой вой раньше, когда служил в армии на Кавказе, его тяжело перепутать. Шакалы представляют опасность только для раненых или больных одиночек, а нас было трое, мы были бодры и веселы, а ещё от нас пахло костром и бензином.

 

Ночью с Олей снимали звёзды. Где-то далеко на горизонте светились огни Атырау и это был единственный источник света, кроме нашего костерка. Над нами мерцало бесчисленное количество звёзд милкивея. Уже дома я прочёл, что на Жигылгане находят множество наскальных рисунков древних людей, наверное, они тоже когда-то также сидели у костра, готовили пищу, слушали вой шакалов и смотрели на светящиеся точки на небе…

 

Утром, когда мы отъезжали с места стоянки, я резко выкрутил ручку газа, мотоцикл наклонился и что-то загремело… Я обернулся и увидел, как по камням скачет мой кофр, тут же гравитация победила, и я грохнулся на бок. Просто я забыл застегнуть замок, вот кофр и катапультировался. Обошлось без травм и повреждений мотоцикла, но посмеялись все!

 

Утром мы приехали в Форт-Шевченко. По правде говоря, никакого форта там не оказалось, а очень хотелось. Тогда решили прокатиться до порта в Баутино. У причальных стенок стояла пара кораблей, а ещё парочка покоилась там же на дне, а над водой возвышались лишь остовы бортов и проржавевшие надстройки. Никто не собирался доставать из воды эти суда, похоже, они так и будут догнивать почти на берегу.



Рядом, на стапелях, стояло несколько небольших корабликов, из-под тени одного из них ко мне вышли двое мужчин.

- Ты кто? Почему здесь ходишь? – спросил первый из подошедших, с обветренным почти чёрным и сморщенным, как урюк, лицом.
- Я? Турист, из России приехал…
- А паспорт у тебя есть? – вклинился второй, помоложе, но такой же «замученный», – доставай!
- А вы, собственно кто? – я аж в ступор некоторый впал от такой наглости.
- Мы? Мы… Алкоголики… – и оба развернулись и пошли обратно в тень…


Посещение порта и его обитателей оставило гнетущее ощущение, кругом разруха и запустение.

Температура воздуха поднялась до +30 градусов, от духоты и зноя все стали раздражительными. От ссоры нас спас магазин с кондиционером – все немного поостыли, пока закупались продуктами. Оле на телефон пришло сообщение от «Offroad People». Наши друзья устроили днёвку на берегу моря и скинули нам координаты лагеря. Мы решили, что это как раз то, чего нам так не хватало – море и хорошая компания! В корзину с покупками тут же был добавлен коньяк.

 

О! Эта трасса и приятный ветер скорости! Если бы мы не выбрались из города, то я точно с ума сошёл  бы от жары. По моим картам дороги к лагерю не нашлось, мы свернули на грунтовку, чтобы подъехать к точке максимально близко, а там, как пойдёт. И опять мы оказываемся в той самой стихии, для которых были созданы наши мотоциклы! Шикарные виды на уходящие лентой в даль скалы и синее-синее море, прямые участки чередуются с крутыми спусками и подъёмами, и все это по твёрдой и укатанной грунтовке.

Дорога закончилась в полутора километрах до точки, на песчаном пляже. У дюны стояло несколько Ленд Крузеров и целое семейство играло на берегу. Взмахнув рукой, к нам подошёл мужчина. Хоть он и был казахом, но совсем не таким, как мы встречали прежде. Он, конечно, был рад встрече, но был значительно сдержаннее, и одет был по-городскому: бежевая рубашка и светлые джинсы.

- Добрый день! – начал я, – подскажите, как нам дальше проехать?
- Здравствуйте! – ответил мне мужчина без всякого акцента, – а вам дальше не проехать, да там и нету ничего.
- А вы мотоциклистов не видели тут? – спросила Оля.
- Мотоциклистов? Нет, не видел, но что-то слышал вон там, – и указал в нужную нам сторону, – по берегу вы не проедете, там песок глубокий. Оставайтесь с нами, мы как раз обед приготовили!


На костре стоял огромный казан и очень вкусно пахло чем-то мясным.

- Спасибо, но нас друзья ждут, – почему-то опять отказался я, наверное, природная скромность и вежливость.
- Тогда удачной дороги! Там выше есть дорожки, по ним браконьеры ездят, может, найдёте нужную, или придётся в объезд ехать!


 

Мы с разгона взобрались на одну горочку, там нашлась еле заметная тропинка, которая и привела нас в лагерь. Полянка была уставлена мотоциклами и палатками, вновь знакомые лица, вновь ощущение «своей компании», хотя я видел их всего лишь третий раз в жизни! Душевный вечер у костра на берегу Каспийского моря, с разговорами и рассказами до ночи.

 

Это был крайний день, который мы могли потратить на путешествие, теперь времени оставалось только на дорогу домой. Да, мы не успели посетить все места, которые планировали, но знакомство состоялось! Западный Казахстан удивителен своими контрастами: когда голую степь вдруг сменяют горы с каньонами, тучи с ливнями внезапно уступают место на небе палящему солнцу, грунтовая дорога может с лёгкостью превратиться как в еле заметную тропку, так и в широкое, идеально ровное шоссе. Я не любитель дважды возвращаться в одно и то же место, но плато Устюрт заслуживает и второго и третьего посещения!



В следующей, заключительной главе, я расскажу о некоторых забавных прощальных историях на Мангистау и о пути на малую Родину.

Маршрут: Бейнеу – Шетпе – Форт-Шевченко
В пути: 3 дня (всего 14 дней)
Пройдено: 609 км (всего 4446 км)
11
Читайте также
Комментарии
Ерлан Сарбопеев
огни города Актау вдали горели, Атырау это другая область )))
Артем Никитин
"Своими вопросами вы загоняете меня в гугл"
Перепроверил, я не ошибся, с "Упавшей земли" не видно Актау, этот город на юге, мешает полуостров, а вот Атырау, который на севере, вполне себе может подсвечивать небо на горизонте.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.