Карское море (Берег Петра Чичагова). Шторм

27 июля 2017 года в 17-00 мы прошли Карские ворота. Кое-где по берегам в этой части встречались одиноко стоящие строения, по всей видимости - это промысловые точки, построенные в 60-х, или 70-х годах прошлого века, а может и раньше. Они были совершенно безлюдны, и к сожалению не пригодны для жизни. У некоторых из них мы останавливались, чтобы сделать беглый осмотр. Но снова обнаруживали разруху и запустение. Глядя на это всё даже не верилось, что когда-то здесь жили люди. 28.07.2017 мы прибыли к мысу Входному. Мыс Входной был назван в 1932 году, Южно-Таймырской гидрографической экспедицией в связи с тем, что со стороны Карского моря у этого мыса находится вход в реку Пясину. Позже по названию мыса был назван рыболовецкий поселок Мыс Входной. В настоящее время этот поселок нежилой. По рассказам бывалых людей, здесь с 30-х годов прошлого века располагался по здешним меркам довольно крупный поселок. Здесь жили расконвоированные заключенные, которые осуществляли для Норилькстроя перегрузку грузов с морских судов на речные. В войну с 1942 по 1944 год сюда были вывезены спец.поселенцы поволжские немцы, эстонцы, которые здесь заготавливали рыбу для Норильскстроя. Кроме этого здесь располагался центральный участок рыб.завода. По местным меркам это был крупный рыболовецкий пункт, отдельные участки которого разбросаны по всему побережью Карского моря и Пясины. Раньше в поселке находились — контора, аэропорт, радиостанция, электростанция, мастерские, клуб и другие учреждения. Прибыв на место при визуальном осмотре мы обнаружили около 10 строений, три из которых были полностью разрушены.Характерным является то, что при выходе в Карское море был полный штиль. Но с каждым последующим километром ветер стал усиливаться. Незначительная рябь, быстро превратилась в волну, а спустя некоторое время западный ветер разогнал волну до одного метра и стал теснить нас к югу, как бы предостерегая об опасности. Выбор встал между двумя обстоятельствами, прорываться через начинающийся шторм, либо идти на банку Пясинского Бара. Спустя несколько километров мы увидели первый гидрографический знак, расположенный на высоком обрыве берега Петра Чичагова. На уступах этих скалистых и обрывистых берегов, свисали высокие белоснежные льдины. А сам берег просматривался до 7 километров. Морского льда в этой части моря мы не увидели. Хотя по нашим предположениям небольшой раздробленный лед и припай мог находиться в бухте Макарова, до которой мы не дошли около 15 километров.В поисках подходящего укрытия мы приняли решения встать в 3-х километрах западней зимовья Половинка. Мы надеялись переждать шторм, сделать разведку ледовой обстановки и дождавшись хорошей погоды двинуться по направлению к Диксону. Мы планировали продолжить поиск подходящего места для установки гурия «Русским полярникам». Подходя ближе к берегу, мы с удивлением обнаружили полностью разбитое штормом деревянное судно неизвестной постройки, которое было сшито кованными гвоздями. Не вооруженным глазом было видно, что когда-то очень давно шторм раскидал его так, что основной корпус и днище были прибиты к берегу, а его задняя часть была заилена. Один борт находился сразу рядом с корпусом. Другой борт унесло на расстоянии не менее 300 метров от корпуса. По нашим измерениям длина судна составила 67 метров.
Проводя осмотр судна, мы решили, что по окончанию экспедиции нужно, во что бы то ни стало узнать следующие данные: Что это за судно? Его название? Порт приписки? Кто был капитаном? Когда и при каких обстоятельствах оно погибло? Узнать любую другую информацию касающуюся этого судна. Вызывали многочисленные вопросы также те обстоятельства, что об этой находке никому из наших знакомых ничего не было известно. Ураганный ветер в этой части моря налетел не сразу. Сначала закрыло все горизонты низкими серыми тучами.Затем за несколько часов ветер стал усиливаться, и море с каждым разом пригоняло, все больше воды. В какой-то момент кибитка стала трещать по швам и было ощущение, что вот вот, её разорвет. Вылезая на берег, я пробовал разжечь костер. Когда это получалось, даже большие бревна раздуваемые ветром сгорали в считанные минуты. За дровами приходилось ходить все дальше и дальше. Полагая, что шторм может разрушить наше судно, мы принялись выгружать вещи на берег. Теперь мы все чаще видели, как волны ударяли в баржу. В какой-то момент нашу лодку и почти тонну груза перебросило на другую часть баржи.
А натянувшиеся канаты все время меняли свое положение и некоторые из них просто разрывались. Спать в такие дни было совершенно бессмысленным лишь потому, что нужно было делать постоянный осмотр судна и следить за ситуацией в море. Следить за силой и направлением ветра. Эти дни казались нам вечностью. И все же мы рассматривали и такой вариант, что в случае полного разрушения плота и лодки и потери связи с землей предстоит долгий и трудный поход по тундре в сторону Диксона.


https://www.youtube.com/watch?v=KqvD3hE8T60
0
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.