Камерун. Ч - 9. Люди Кома - голые и одетые

Предыдущая часть - Камерун. Ч - 8. По пути к анимистам Кома

Если мне и моей спутнице Марине уже приходилось видеть туземок топлес, то на наших камерунских солдатиков женщины в юбках из листвы произвели самое яркое впечатление. Ни Феликс, ни Зами, хоть и живут в Камеруне, в племенах до этого не были, и ни с чем подобным не соприкасались, отчего сразу принялись фотографировать соотечественниц на телефоны.



Всё это и в правду удивительно - темнеет, ветер, холод, люди в одежде греются у костра, и тут к ним вдруг подруливают две голые бабки, будто вышедшие из бани.

Далее появляются ещё две голые женщины, с такими же голыми детьми. Глядя на последних, невольно понимаешь, что хотя по возрасту, они ещё и дети, но при этом каждый из них обязательно имеет какие-то обязанности. У кома изначально все равны, но дети при этом уважают старших, преклоняясь перед их мудростью.

Чуть позже, обливаясь потом, наконец, поднимаются наши портеры. Они скидывают тяжёлые ноши, и принимаются устанавливать палатки. Ребята также принадлежат к народу Кома, но живут в относительно благополучном Вангайе.

На горы опускается ночь.



Нормально фотографировать уже не получается, поэтому в наступивших сумерках мы просто смотрим и изучаем. Деревня, в которую мы пришли, расположилась в месте соединения двух хребтов. Вокруг всё усыпано валунами, среди которых особенно выделяется большой огромный камень, который кажется пуповиной этих гор.

Сама деревня называется Куаилю – так звали старого охотника, который привёл сюда людей и основал поселение. Селение состоит из нескольких домиков, разбросанных по склону. Живут здесь четыре семьи – два брата и два сына одного из братьев - Куаилю их общий предок.

Марсель о чём-то договаривается с хозяином ближнего домика. Тот кивает и вскоре приносит петуха, который должен стать нашим ужином. Туземец достаёт старый-престарый нож, и последующие его действия не оставляют сомнений. Портеры бедолагу в момент ощипывают.

Наши спутники расходятся по лагерю. Мы с Мариной остаёмся с женщинами и с детьми возле костра, сидим, слушаем чужую речь. Камни и земля долгое время сохраняют тепло, тогда, как резкий порывистый ветер пытается задуть огонь, со злостью перебирая листочки на туземных юбках. Удивительно, как голые женщины расхаживают вот так, никого не стесняясь? И почему им не холодно?

В прежние времена Кома были большим народом. Они совершали литургии для своих предков, занимались сельским хозяйством и жили на равнине. Далее примерно 100-160 лет назад в эти места пришли фульбе, и принялись приводить местное население к исламу. Кто-то из кома согласился признать единственным богом Аллаха, а Мухаммеда его пророком, тогда как другая, самая активная часть кома, взялась за оружие.

Однако под напором превосходящего врага анимисты вынуждены были оставить посёлок Вангай и отступить в горы. Продолжая воевать, они устраивали на мусульман засады, ни в коем разе не соглашаясь принимать их веру. В последующем мусульмане, видя всю тщетность попыток приведения неверных к исламу, с анимистами примирились. Кома к этому моменту обосновались в горах, где так и живут, по сей день. Их современный быт мало чем отличается от жизни людей бронзового века.

Наш гид Марсель по образованию лингвист. Несколько лет назад вместе с местным гидом, составляя туристический маршрут, он облазил все эти горы, которые на одном из местных наречий называются Безбожными (европейское название Алантика). Сами кома называют их Гауле (Священные горы).

По словам Марселя, на данный момент количество анимистов кома составляет примерно 2 тыс. человек. Они расселёны как в Камеруне, так и в соседней Нигерии.
Государство построило для кома внизу в долине школу, и можно считать большим достижением, что некоторые их дети 3-4 года назад пошли туда учиться.

Через какое-то время костёр гаснет. Лежим в палатках, ждём ужина. Позже, проголодавшись, начинаем стучать ложками о тарелки, освещая место трапезы фонарями. Местный петух не смог нагулять мышечную массу, и оказался на редкость тощим и сухим. Впрочем, с рисом мы его умяли за милую душу, а собачки кома с удовольствием похрустели его костями. Наевшись, животинки видимо почувствовали свою силу. Среди ночи было хорошо слышно, как собаки отогнали от деревни бабуинов.

Солдатики наши к этому моменту в новых условиях уже освоились, и в наступившей темноте показывали друг другу на телефонах фотографии каких-то чёрных красоток. Из дальнейших разговоров я узнал, что у Феликса в Яунде есть невеста, но переезжать к нему в Поли, или правильнее в никуда, столичная штучка не желает. Камерун страна бедная, и оттого жениться здесь достаточно проблематично.

В небе мигает огоньками самолёт. Возможно, что стюардессы в этот момент раздают какую-то еду, а пассажиры, как обычно, выбрасывают масло и печенье. Уверен, многие люди даже не подозревают, насколько разнообразен наш мир…

Отправляюсь спать. Солдаты, что-то бурно обсуждая, ещё долгое время продолжают шуметь, но позже также уходят в свою палатку. Матрас мне достался совсем тоненький. Лежать на нём неудобно, в палатке прохладно, вдобавок ещё и ветер постоянно пытается сорвать её с места. В этот момент я очень сильно пожалел, что так бездарно забыл свой спальник в Яунде.

В полночь ветер затихает. Над горами появляется царица Луна, потерявшая одну треть, но всё же необыкновенно яркая. Если в России Луна выходит откуда-то сбоку, стараясь заглянуть в окна, то здесь в Камеруне ночное светило движется прямо над головой, наполняя всё вокруг своим серебряным светом.

Помню, что в доисторические времена одни люди поклонялись Солнцу, а другие наоборот Луне. Так вот, здесь Луна символом тёмных сил отнюдь не выглядит - Луна здесь, наоборот друг.

В некоторых случаях кома собирают урожай именно при свете полной Луны. Делается это от того, что ночью не жарко, и при этом каждое зёрнышко видно как днём, и, самое главное, ночью нет наглых птиц, подбирающих с поля упавшие зёрна. Если где-то битва за урожай была всего лишь лозунгом, то здесь у народа кома подобное действительно является битвой.

Ближе к утру, какой-то резвый петух начинает орать, о своей готовности топтать кур. Я, основательно замёрзнув, выхожу из палатки. Рассветало. Хозяин домика уже проснулся и развёл костерок. Присаживаюсь погреться. Интересно, как я полечу в Москву, ибо вся моя одежда основательно пропахла костром? Деревня и лагерь пробуждались.

 

Посмотреть на нас пришли местные пацаны, которых я вчера здесь не видел. Над горой поднялось божественное солнце, отчего совершенно в другом виде предстали чёрные камни и золотые от выжженной травы горы.



Завтракаем. После сидим вместе с кома у костра.



Их утренний рацион состоит из больших белых орехов.



Далее наблюдаем, что в деревню к горцам пришли люди из долины. Гости принесли с собою что-то на обмен. Сами кома без нужды вниз не спускаются. Они делают это, как правило, только в базарный день.



Если женщина кома появится в долине голая, её будут бить палкой – таков здешний закон.



Торговлю у горцев ведут всё больше женщины, и по такому случаю, они одеваются.
У хозяина домика, возле которого мы ночевали, было две жены.



По традиции он спит с той, которая готовит ему ужин.



Быт кома довольно прост и даже примитивен.



Бабаньки шуршат и в поле, и по дому - вся основная нагрузка хозяйственной деятельности ложится именно на них.



Мужчины кома – охотники и добытчики.



Правда, зверья теперь стало очень и очень мало, и что-либо добыть трудно. Поэтому какова вообще роль мужчин? Сказать по правде, я так и не понял.



Каждая семья имеет маленький амбарчик, где хранится зерно.



Причём, дабы набрать его, женщинам приходится, отодвинув крышу, полностью залезать внутрь.



Женщины показали нам, как они перемалывают сарго на муку.



После они из этой муки либо сварят пиво, либо сварят что-то похожее на кашу.



Уверен, в мире трудно встретить какой-либо другой народ, где бы мужчины и женщины, мужья и жёны, так разительно отличались бы друг от друга. Русская поговорка «муж и жена – одна сатана» для кома не подходит.



Посудите сами, мужчины не имеют каких-либо ограничений в одежде – как хочешь, так и ходи. При этом считается, что мужчина может пить пиво когда угодно и в каких угодно количествах.

Девушкам в юном возрасте во время обряда инициации выбивают два верхних передних зуба.



Делается это в тот момент, когда девушка достигает половой зрелости - следовательно, она может терпеть боль. Женщины кома в большинстве своём ходят топлес, каждое утро, сплетая себе из листвы новую юбку. И если мужья могут пить, сколько захотят, то их жёны могут курить, столько, сколько душе угодно. Курят они все из трубок, используя в качестве табака какую-то местную травку.



По словам Марселя, в прежние времена в этих местах обитало воинственное племя женщин амазонок, которые держали в страхе всю территорию нынешней Тропической Африки.

Позже, местный гид Санди через переводчицу Марину рассказал мне легенду народа Кома о сотворении вселенной.

Верховный бог решил создать жизнь. Он сотворил небо, солнце, звёзды и землю. Далее при его непосредственном участии, появились люди - мужчины и женщины. Вначале они жили отдельно друг от друга. Женщины были необыкновенно воинственны и удачливы как на охоте, так и в домашних делах. Мужчины завидовали женщинам, и посему ненавидели их, но при этом они иногда приходили в их деревню, посмотреть на то, как женщины развлекаются.

В одну безлунную ночь женщины танцевали у себя в деревне, под предводительством своей главной воительницы по имени Майе. На празднике был молодой охотник по имени Лаго. Он принёс с собой свежее пиво. Непонятно почему, но суровая амазонка подошла к молодому охотнику, попросив угостить её пивом. Далее Майе опьянела, и Лаго, пользуясь покровом темноты, овладел её телом. Окружающие при этом ничего не заметили.

В последующем Лаго решил усилить свой напор. При встречах он всё больше и больше угощал амазонку хмельным напитком, который умели делать только мужчины. Майе каждый раз впадала в беспамятство. Их связь повторилась несколько раз.

Вскоре Майе забеременела. Женщины удивлялись, отчего это случилось? Тогда Майе рассказала всем, что это сделал Лаго. Через некоторое время она родила двух близнецов – Тапе и Дигбо (далее это будут два божественных существа, во всём противоположных друг другу).

Однако, вместо того, чтобы радоваться, женщины начали войну против мужчин. Случилось так, что они неожиданно напали на их деревню, как раз в тот момент, когда мужчины дегустировали сваренное пиво. Майе, уже познавшая его божественный вкус, решила утолить жажду. Её примеру последовали другие амазонки. Соответственно, все они опьянели.



Тогда мужчины решили действовать, убив предводительницу амазонок. Лишившись Майе, женщины сдались. Но обиду они не забыли, и мстят за поражение, изменяя своим мужьям.



А что же стало с детьми Лаго и Майе, с двумя близнецами? Тапе и Дигбо родились без определённых половых признаков. Они выполняют волю верховного божества, наблюдая за положением дел во вселенной.

Участок Лаго – это солнце, звёзды, дождь, гром и всё то, что связано с небом. Дигбо наоборот наблюдает за землёй, за горами за камнями, за травами, за деревьями, за реками, одним словом, за всем тем, что находится внизу. Плодотворная сила Дигбо может проникать в земные пласты. Она часто концентрируется в больших камнях, которые кома объявляют в этом случае священными.



Я не очень понял, но от Дигбо произошли ещё три божественных персонажа, рангом поменьше.

Первый стал для людей просветителем, давая им знания, через обряды и инициации.

Второй принёс на планету мир и конфликты, урожаи и неурожаи, но при этом он вовсе не является плохим - от него происходит такое понятие как власть - второй персонаж распределяет на земле благополучие, как отдельных людей, так и целых народов.

Третий ребёнок Дигбо – жестокое и разрушающее существо, назовём его злом. Но при этом зло не возникает просто так из ничего – зло необходимо для того, чтобы создавать в мире некое равенство.



Комо в литургии обращаются к богам через своих предков. На вопрос о том, во что они верят, один из мужчин кома ответил, что самый старый человек в деревне это и есть бог. Такой старик предопределяет, какому дереву, или какому камню нужно поклоняться, где и когда совершить подношение.

Однако, ещё раз повторюсь, подношения богам, кома, также как довайо, совершают через ушедших в мир иной предков. Религия обоих народов показалась мне по большому счёту практически одинаковой – старик, общающийся с предками, череп, который нужно отделить от туловища (у кома через два года, у довайо через 40 дней), ну и конечно святилище. Единственное, кузнеца-спиритуалиста у кома нет. Из всей пятёрки довайовского «политбюро» есть только один старейшина рода, он же марабу.

Череп покойного из могилы достаёт его сын - на это он обязательно должен получить благословение у старика-марабу. Если благословения не получено и если череп взят без подношения богам – сын вскоре обязательно умрёт.

Марабу общается с предками, и те обычно просят совершить жертвоприношение – вначале нужно зарезать козу, после курицу.



Далее всё это дело необходимо «обмыть» пивом.
Жертвенное мясо анимисты не едят. Куриц они не режут, ибо курицы несут яйца и предназначены они для предков. Головы рубят только петухам. А вот если курица сама помрёт от старости, тогда её съедают – этим анимисты принципиально отличаются от христиан и от мусульман.

Стараясь завоевать наше расположение, местный гид Санди предложил прогуляться возле деревни. Постоянно сетуя на своё тяжёлое материальное положение, он обещал показать нам интересные места.



И вправду, мы вчера поднялись сюда, не заметив, что склон горы возле деревни обустроен террасами. Камни конечно никак не обработаны, положены друг на друга грубо, балконы террас не выровнены, но труд в любом случае затрачен большой.



Никаких инженеров у кома не было, и всё это создавалось голыми людьми на глазок. Руководил работами основатель деревни человек по имени - Куаилю.



Следуя за гидом, мы спустились к подножию горы, обнаружив прекрасный оазис.



Здесь образовался каньон, заполненный водами речушки Вангай. Место действительно очень красивое.



Насколько я понял, мои друзья были здесь в марте 2014 года. Ребята тут купались, и видимо именно отсюда девушка по имени Наташа, привезла домой в Питер под ногтём личинку червяка.

Приглядевшись, я увидел, что кома приносят сюда мешки с каким-то зерном, и бросают их в воду, дабы оно набухало. Возможно, именно поэтому в тёплое время года в воде образуется всякая гадость. В любом случае, я здесь искупался, решив, что лучше червяк под ногтём через неделю в Москве, чем мгновенная смерть от пота и от пыли.

Санди по национальности кома, его предки служили у мусульман переводчиками. Санди завис между двух миров, но при этом он вхож в секреты своего народа. Гид предложил нам, за дополнительное вознаграждение провести и показать святилище, где хранятся черепа. Мы наотрез отказались, и, как далее выяснилось, правильно сделали.

Во, первых кома бережно оберегают святилище от посягательства всевозможных проповедников, отчего у любознательных чужаков могут возникнуть серьёзные проблемы.

Во-вторых, как позже выяснилось, Санди любит срубить деньги, отчего постоянно попадает в истории. Как-то раз, он уговорил кома сделать прививки. Какому-то старику после укола стало плохо. Марабу пообщался с предками, и далее кома выгнали из деревни, и земляка Санди, и самих врачей.



К нашему возвращению, портеры уже собирали лагерь.



Нам предстояло далее отправиться по маршруту в другую деревню. Прощаясь с кома, мы наблюдали такую картину. Марсель, Абдула и Санди благодарили их за оказанное гостеприимство, раздавая на каждую семью соль и спички.



Если где-то последние детям не игрушка, то здесь совсем юные мальчишки наоборот получают их на хранение.



Туризм в эти места пробил себе дорогу аж в 1900 году. Однако по понятным причинам, люди из Европы и из Америки приезжают сюда редко, поэтому кома этот процесс не развращает. В свою очередь местные власти, стараясь оказать помощь, денег кома не дают, предпочитая дарить им тяпки.



Я же, не связанный ни с кем ни какими обязательствами, не торгуясь, купил у принимавшего нас хозяина предложенный мне самопально-исторический клинок. За нож я отдал около 10 евро - на эти деньги его семья сможет прожить примерно 4 месяца.



Кома не признают над собой какую-либо государственную власть, но при этом они вынуждены, уважать местных ламидо. В любом случае, паспортов у кома нет, и получать они их не собираются.



Что происходит в мире, они не знают, и дальше городка Вангай никто из них никогда не ходил. С другими народами они не перемешиваются, однако нужно понимать, что кома гордятся собой, ибо они сумели сохранить связь с предками.



Всеобщее потепление климата народу кома никак не грозит, а вот террористическая Боко Хорам, может запросто изменить их мир, сделав так, что одни народы начнут теснить других по принципу домино. В городе, или в каком-то другом месте, уникальная цивилизация кома просто исчезнет.

Следующая часть - Камерун. Ч - 10. Вторая деревня народа Кома
6
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.