Камерун. Ч - 4. Дорога в Поли

Предыдущая часть - Камерун. Ч - 3. Нгаундере и его ламидо

Выезжаем из города на север. Шести часовую дорогу из Нгуандаре в городок Поли нельзя назвать каким-то особо ярким впечатлением, оставшимся у нас от Камеруна, но некое представление о стране дорога всё же даёт, поэтому уделим ей внимание.

Повторюсь, Нгуандаре город достаточно развитый. Он соединяет Север страны и Чад с Югом Камеруна, соответственно, этой дорогой идут большегрузные машины, перевозящие товары. Нагрузка на трассу достаточно большая.



Проезжаем участок, где идёт ремонт. Здесь реверсивное движение и пыль при этом стоит жуткая. Ремонтируют дорогу камерунцы.



Будучи в Камеруне мы неоднократно слышали от местного населения различные негативные комментарии по адресу китайцев, коих в стране в последнее время стало очень и очень много. Китайские компании стремятся закрепиться в Камеруне, и местное население опасается, что китайцы хотят их захватить.

- Они и такие, и сякие… Китайцы не отдают нам свои технологии, а нашими природными богатствами пользуются, и при этом нам гроши платят, - уверяли меня камерунцы.

В Яунде даже появился бар с табличкой – «Китайцам вход запрещён». Я понял, что китайцев местное население не жалует, но за что, никто толком объяснить мне не мог. И только позже наш водитель Бишаир, объяснил, в чём тут дело.

В настоящий момент, если иностранная фирма работает в Камеруне, ей предписывается на 80% укомплектовывать свой состав, используя местные кадры.

Как это выглядит? Выигрывает китайская компания тендер на ремонт дороги. Набирают китайские специалисты камерунских рабочих - выходят на линию 8 местных и два китайца. Начинается нервотрёпка – камерунцы любят работать не спеша, часто устраивая перекуры, тогда как китайцы пашут сутки напролёт, оставляя работу лишь на 5-7 минут, для поедания заливающейся кипятком лапши.
Контакта у тех и у других между собой нет, иногда дело доходит до драки - при этом и тех и других не устраивает начисляемая зарплата.

В последнее время китайские бизнесмены решили идти другим путём. Они набирают в штат большое количество камерунцев (в этом к ним не подкопаешься), которые примитивными лопатами и колотушками укладывают дорогу. Такая бригада работает пятидневку, уезжая домой на выходные. На субботу и на воскресенье китайские инженеры перекидывают сюда трёх-четырёх не знающих усталости соотечественников, те всё переделывают за камерунцами и возвращаются в понедельник на свой участок.

В 20 км. после Нгаундере проезжаем студенческий городок, где расположен единственный в регионе исламский университет, отчего на его улицах можно видеть большое количество молодёжи. Ни здесь, ни где-то дальше архитектурных шедевров напрочь нет, но при этом интересна сама жизнь, сами люди и природа.



Нгаундере и его ближайшие окрестности находятся на плато Адамана, и вскоре мы достигаем его наивысшей точки.



Возле дороги возвышается оборудованный беседкой холм, куда любят приезжать на отдых местные жители.



Для обзора окрестностей поднимались туда и мы, однако хороших фотографий сделать не удалось, ибо воздух был наполнен пылью, которая создавала светлое туманное марево.



По извилистому серпантину спускаемся с плато Адамана в долину Бэнуэ. Повороты здесь очень резкие и крутые, дорога достаточно опасная. Как подтверждение этому упавший набок грузовик.



Тут можно порадоваться, что машина подпёрла гору, а не улетела, пробив ограждение вниз. Кстати, когда мы через неделю возвращались назад, камерунцы уже перегрузили товар, и отцепили прицеп, но сама машина, так и осталась сиротливо лежать на боку.

Проезжаем реку. Всем с детских лет известно - вода источник жизни. С одной стороны это действительно так. Люди приходят на реку, копают песок, укладывая его в кучи. После, когда песок высохнет, его можно будет использовать в качестве строительного материала.



В реках женщины стираются, в речной воде моют посуду.



При этом для питья местные водоёмы совершенно не предназначены, а с купанием дела обстоят ещё хуже.



Забегая вперёд, скажу, что одна моя знакомая, ездила этим же маршрутом в марте 2014 года, и в одном красивом месте не удержалась, решив вместе со всеми искупаться. Вода, конечно, освежила, но по приезду домой, девчонка обнаружила на ноге под ногтем проявление какой-то чужеродной жизни. Пришлось делать маленькую операцию, и вытаскивать оттуда камерунского червяка. Одним словом, в этих краях лучше не купаться, в воде обитает всевозможная сувенирно-экзотическая гадость.



Вдоль трассы процветает хаотичная торговля, и очень часто на придорожных развалах можно видеть, похожие на картошку, корни маниоки.



Маниок легко возделывается и приносит богатый урожай. Его корни чистят, измельчают, замачивают и варят, а подавая к столу, стараясь придать форму, заворачивают в листья. Часто продают уже измельчённую массу, которую используют как муку, или как крупу.



Из маниоки также приготавливают слабоалкогольный напиток. По мне, так это безвкусное варево, с картошкой маниока даже близко не стоит. Впрочем, алкогольный напиток из маниоки мне понравился….
Женщины, как и везде, одеты в яркие национальные одежды, но если сравнивать их со "столичными штучками», селянки выглядят замученными.



По мере удаления от города обычные дома постепенно исчезают. На смену им приходят африканские хибары, как круглые,



так и квадратные, с обязательной соломенной крышей.



Фундамент обязательно каменный, тогда как укладочные кирпичи делаются из замеса глины и соломы.



В одном месте продают арбузы. Останавливаемся.



Дабы не резать целый арбуз, беру у парнишки с подноса уже отрезанный кусочек. Позже желудок ясно и чётко даёт мне понять о совершённой ошибке...



Местное население исповедует как христианство, так и ислам. Первые часто устанавливают крест на свою соломенную крышу, но судя по всему, вторых в процентном соотношении больше. Любопытно, но нам вдоль дороги так, ни разу и не встретилось кладбище? Объясняется это тем, что люди хоть и приняли какую-либо классическую религию, но при этом ещё не отошли от анимизма. В городах кладбища есть, но сельские жители хоронят по-старинке возле дома, никак не обозначая могилу, или уносят покойника в потаённое место в лес или в горы.



В какой-то момент жилые дома выстраиваются исключительно слева - справа вдоль трассы идёт национальный парк Бенуи. Соответственно, вдоль дороги можно было видеть антилоп, бабуинов, а также различных птиц. К сожалению всё это происходило быстро и на ходу, поэтому хороших фотографий сделать не удалось.



Зато, проезжая, можно вполне спокойно сфотографировать зебу, как целые стада, так и отдельных животных.



Как напоминание о русской зиме, в некоторых местах сверкают белизной хлопковые поля.



Местный хлопок на ощупь, ни дать ни взять – настоящая вата.



Каждая придорожная деревня один раз в неделю проводит ярмарку.



Останавливаемся в одном таком местечке под названием Кайседра, где стаканами поглощаем сладкий чай с булочками. Позже Марсель приносит нам настоящий шедевр местной кулинарии – жареное мясо зебу, разложенное на бумаге, и мелко нарезанное. Готовя, его разрезают на длинные тонкие кусочки, кладут на решётку и поджаривают на открытом огне. Как говорил А.Райкин: «Вкус! Пальчики оближешь!»



После Кайседра уходим с асфальтовой дороги на грунт и погружаемся в сплошную пыль. Далее трасса так и идёт на север, ну а мы, растрясаясь на колдобинах и на ухабах, движемся на Запад в сторону Нигерии. В некоторых местах штурмуем вброд небольшие речушки.

Дорога здесь ужасная и в сезон дождей проехать по ней достаточно сложно. Однако, по словам водителя, старая дорога была ещё хуже, отчего попасть летом в Поли можно было, только на мотоцикле. Камерунские власти должны были положить асфальт до самого Поли, не приглашая при этом китайцев. Дорогу реконструировали, но асфальт лёг на землю только на одном коротеньком перегоне. Остальной асфальт исчез. Бывает!

Перед самым подъездом к Поли поднимаемся в гору, которая называется Ой. Обрывы здесь крутые, и Ой соответствуют названию, но при этом сам город надёжно спрятан от злых январских ветров.

Расстояние от Нгаундере до Поли 195 км, но ехали мы их действительно все 6 часов.



Первый камерунский президент Ахмаду Ахиджо начал свою трудовую деятельность при французах мелким чиновником именно в Поли. Здесь также часто бывал по работе до своего назначения и нынешний президент Поль Бийя, портреты которого в этих местах не так часто можно увидеть, в отличие от Юга.

В 17 веке, когда сюда пришли кочевники - фульбе, они потеснили народ Мбум. И если фульбе фактически основали Нгаундере, то до этого столицей местного царства являлся Поли. Впрочем, никакого архитектурного наследства царство Мбум здесь не оставило. Кирпич, замешанный на глине и соломе, недолговечен, а посему можно считать, что Поли город (или скорее посёлок) построенный немцами. Впервые они появились здесь в 1902 году.



Ошибается тот, кто думает, что, дескать, колонисты с утра до вечера ничего не делали, денно и нощно эксплуатируя при этом местное население. Немцы наоборот давали людям работу, чем спасали их от голода. От немецкого периода в Поли осталось большое количество зданий. В некоторых из них живут, тогда как другие от времени тихо и мирно разрушаются.В любом случае, немецкая основательность постройки чувствуется, и если за домом ухаживают, он выглядит достаточно свежим.

Так, например, бывший немецкий гараж используется под магазин, а телецентр – это бывшая германская почта. В здании администрации заседают теперь местные начальники. По своему прямому назначению используется и тюрьма. Впрочем, законы Камеруна достаточно мягкие, кому осталось сидеть 2-3 месяца, свободно гуляют по улицам. Но осуждённый сбежит – суд добавит половину прежнего срока.

В центре Поли возвышается мечеть.



Напротив, за высоким забором хоромы местного ламидо. Есть также здесь один католический и один протестантский храм. В некоторых местах можно видеть национальные домики, с традиционным входом заулиру (круглый домик, с двумя проходными воротами).



Ну а если вернуться к немецкому присутствию в Поли, то я с особой грустью смотрел на бывшие германские дома и особняки, ныне пустующие. Марсель и Бишаир посетовали, что государство не разрешает как-либо использовать бывшие казармы. Они стоят у дороги, и от этого на немецкую историю толстым слоем ложится африканская пыль.



Кто здесь жил? Где их внуки и правнуки? Уехавшие из Поли немцы, как и другие европейские народы, хлебнули далее сполна, так что их внукам и правнукам уже не до Камеруна.



Напомню, что фотографировать в камерунских городах официально запрещено, поэтому даже в Поли снимать мне приходилось почти всегда на ходу из окна машины.

Что хорошо для Африки, так это обилие всевозможных мотоциклов. Новый мотоцикл стоит примерно 700 дол, и это доступно. Развитие мотоциклетного транспорта способствует занятости населения. Во многих случаях водитель мотоцикла работает в качестве такси.

Миновав Поли, какое-то время движемся прямо по полю. Конечная цель нашего маршрута – кемпинг BUKARU, где нам довелось несколько раз ночевать. В итоге за неделю мы с Мариной были единственными постояльцами, что, безусловно, явилось для нас огромным плюсом.



Кемпинг BUKARU построен хозяином на месте его родной деревни. Жилые домики оформлены в национальном стиле. Внутри кроме кровати ничего нет, зато бельё чистое, имеется также и обязательный для таких мест палантин. Санузел здесь обустроен отдельным строением, как и столовая.



С 18 ч. до 21 ч. работал генератор, от которого мы постоянно заряжали фотоаппараты и фонари. Кемпинг обслуживали несколько человек, среди которых резко выделялась формами местная девушка с мужским русским именем Денис – женщина симпатичная, но своенравная.



Впрочем, готовила она хорошо, и с нашими желудками никаких казусов не произошло, за что в конце мы выразили ей своё большое спасибо.

Следующая часть - Камерун. Ч - 5. Люди народности Мбороро
3
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.