Калмыкия – это тоже Россия!

Вдруг стало как-то тоскливо. Вот уже прошло пять месяцев с момента последнего путешествия, и заныла душа, запросила эмоций, закапризничала, стеснённая каждодневным бытом. Надо было ехать. Куда? А если в Калмыкию? Решение приняла быстро.
***
Маленькую республику в составе России я проезжала много раз – то на автобусе, то на машине – и останавливались в Элисте, столице Калмыкии, что бы купить замечательную калмыцкую колбасу, а потом ехали дальше к себе в Астрахань. Ни разу не удосужилась побывать там специально и без колбасных покупок, ведь Астраханская область и Калмыкия – соседи. Пришло время знакомиться с соседями, могло бы придти и раньше, но получилось позже, а это лучше, чем никогда.
Это был мой первый в жизни тур выходного дня. Предстояло выехать из Астрахани в семь утра, а вернуться в одиннадцать ночи того же дня. Снисходительно я смотрела на программу поездки, но душа требовала хотя бы этого, если большого путешествия не намечалось. Заплатила 1600 за всё про всё и покатила другим днём на комфортабельном автобусе по астраханским степям знакомиться с Калмыкией.

Весна – пора цветения, но холода затянулись. Ещё не было столько тепла, чтобы степь укрылась красным ковром из тюльпанов Шренка, кстати, голландцы вывели свои знаменитые цветы на основе наших морозоустойчивых Шренка и специально приезжали в степи за семенами этих цветов.
Степные тюльпаны – семенные, и семена, гонимые ветром, каждый год дают всходы в разных местах, поэтому, пока они не заалеют среди почти сухой ещё травы – определить поля цветения невозможно. Я почти была уверена, что цветочного ковра не увижу, но тюльпанное время из трёх этапов – сначала белый двухцветковый, потом жёлтый цветок Биберштейна и, наконец, разноцветный, но в основном красный, Шренка – сейчас в самой середине.
Первый двухцветковый период я застала,

 


побывав со своей подругой-биологом в нашей области у деревни Николаевка, что у самого озера.

 

Жёлтые и красные тюльпаны надеялась увидеть в элистинских степях. Конечно, цветы я могла посмотреть и в нашем регионе, к тому же часто наблюдала их проездом, но в этот раз я ехала еще погулять по Элисте.
***
Калмыкия – это единственный регион в европейской части России, исповедующий буддизм. Республика входит в состав Российской Федерации, и говорю об этом не потому, что умничаю, а потому, что на страницах интернета часто вижу вопрос о принадлежности республики Калмыкия. Да что там скрывать? Я и сама по молодости думала, что Калмыкия где-то рядом с Монголией, пока не переехала жить в Астрахань более 30-ти лет назад. Даже помнится, удивилась своему географическому открытию, хотя мысль моя незрелая была близка к истинной истории региона.

Ещё со времён распада Золотой Орды здесь затерялись кочевники ногаи, а в середине 17 века – сюда переселились западные монголы ойраты. В поисках лучших пастбищ они расселились на территории Русского Государства и дали присягу в верности России. Хоть и показали себя калмыки мужественными воинами во время Второй Мировой войны с фашизмом – около 26 000 человек воевали на наших фронтах – но депортации за пособничество оккупантам мирным населением республики им избежать не удалось. Да, были среди них предатели и полицаи, так они были везде, и не секрет, что на оккупированной европейской части СССР, каждая деревня имела полицейский участок, где служили фашистам свои же сельчане. Они понесли наказание, направленное только на виновных.

А тут в конце 1943 г началась депортация целого народа на восток страны. Не объясняя ситуацию, жителям предлагали взять документы и выйти из домов. Война ещё не кончилась, но республику уже освободили от фашистов. Канун Нового 1944 года. Стужа. Многие вышли на улицу, едва накинув на себя лёгкую одежду. Обратно в свои дома люди уже не вернулись. Под конвоем сгоняли толпы народа к машинам и вывозили к стоявшему в ожидании поезду из вагонов-теплушек. Было много горя. Теплушками вагоны только назывались.

-- это теперь музей


Совершенно неотапливаемые помещения продувались ледяным ветром. 3-х ярусные нары распределялись по возрастному цензу. Внизу устраивались старики и дети, а выше те, кто был моложе и проворней. Из тех депортантов, кто ехал внизу, никто не выжил, до места депортации дотянула третья часть всего вывезенного за месяц населения. Только через 13 лет, после реабилитации народа, калмыкам разрешили вернуться в родные степи. На этом грустная история закончилась.
С тех страшных времён республика почти незаметна в противодействии государственным устоям, она никогда не просит о помощи, Калмыкия самостоятельно и достойно справляется со своими нуждами и проблемами, хотя их проблемы не столь велики, как во многих других регионах России.

Золотая Обитель Будды Шакьямуни с благословения Его Святейшества Далай-ламы ХIY расположилась недалеко от главного парка Элисты и стала важнейшим центром буддизма в России.

 

Да, не Таиланд и, тем более, не Мьянма, но приятно.

 


Величественный хурул – абсолютно благостное место, а уж, какие люди там служат – так это просто источник любви и доброты.

 

Жаль, что внутри храма запрещено делать съёмку и о его внутренней красоте можно только рассказать, но в пагоде неподалёку картины внутри были идентичны храмовым.

 

Росписи по стенам сделаны индийскими монахами, да такой красоты, что вроде ты не в буддийском хуруле, а на художественной выставке религиозного искусства. Да разве только иконы?! Сам Будда, воплощённый в солидной девятиметровой статуе сидящим на цветке лотоса, добром и миром благословлял нас свысока. Сама статуя полая и заполнена дарами и благовониями, её поверхность – не скрытая под одеждой – сверкает слоем сусального золота.

В храме есть музей этажом ниже алтаря, и оттуда уходить не хотелось, а его хранительница с такой любовью рассказывала о буддизме и калмыках, что я просто влюбилась в её речи. Много я видела буддийских храмов, но нигде мне не рассказывали о буддизме на моём родном языке, а тут, как бальзам мне на душу изливался интересный рассказ экскурсовода. У меня было много вопросов и я их задавала, но ограничения во времени, что свойственно всем групповым экскурсиям, прервали интересный диалог. Заслушавшись, я подняла фотоаппарат и прямо на глазах милой женщины сделала кадр даров Будде Шакьямуни, а потом испугалась и даже вскрикнула, извиняясь. Любезная женщина взяла меня за руку и сказала, что ничего страшного и кадр могу оставить себе; поэтому у меня теперь есть незаконное фото из Золотой Обители Будды Шакьямуни.



На этом снимке я запечатлела святые подношения Будде из жира монгольских яков, смешанного с неизвестными компонентами, хранящимися в секрете, и цветовыми добавками. Дары считаются столь священными, что при повреждении алтаря их нужно немедленно оттуда убрать. Даже если осыпалась штукатурка с потолка, дары должны быть вынесены в другое благополучное, так сказать, помещение. Эти красочные подношения, вроде гигантских леденцов на палочке, находились в алтаре, но там внезапно треснула стена, и ей требовался ремонт. Теперь они стоят в музее этажом ниже.
Открытием для меня стали многие вещи, о чём узнала во время посещения хурула. Уверена, что многие читатели знают о буддизме больше меня, но мне не стыдно за это, а только радостно, что я теперь тоже об этом знаю. Существует два буддистских течения: тибетский буддизм и бурятский. В Калмыкии проповедуется тибетское верование. Даже трон из дерева ручной работы, как будто из лёгкого кружева, установлен у алтаря в ожидании Далай-ламы XIY из Тибета, который когда-нибудь взойдёт на трон и будет вести свои проповеди для калмыцкого народа, о чём люди вместе с монахами каждое утро молятся в своей Обители.

Поразительными оказались письмена калмыков, которыми народ пользовался в старину – тодо-бичиг; они были забыты и неоднократно реформированы. Я ни с чем не могла сравнить исписанные листки тодо-бичиг, ни с одной письменностью, которую я знала. Буквы в ручном калмыцком написании имели округлые формы, и текст располагался столбцами от верхнего края листа к нижней его части, а если в слове на наш слух выпадали одинаковые буквы, то, в зависимости от их расположения, звуки обозначались разными знаками. Поэтому о написании слова надо было думать заранее. Не эта ли способность рассчитывать ходы наперёд развила у калмыков, так сказать, шахматное мышление?

В столичных школах сейчас возрождают старинную калмыцкую письменность – со 2-го класса по 4-ый преподают забытое письмо тодо-бичиг, а по приказу президента Кирсана Илюмжинова с 1996 г открыта в Элисте детско-юношеская шахматная школа. Сам президент республики влюблён в шахматы, и своим согражданам даёт все возможности для обучения этой игре. О массовой любви к шахматам, пришедшей из Индии, нам рассказали в Городке Шахмат.

 


Здесь, в музее имени Михаила Таля, чьим поклонником является президент, собраны достойные экспонаты, знаменующие историю шахматной школы в Калмыкии: стенды с фотографиями чемпионов мирового уровня, их награды, подарочные наборы в честь побед на турнирах и комплекты шахмат в эксклюзивном исполнении президенту республики.

 


Михаил Таль является, конечно, ключевой фигурой в тематике музея и об этом гениальном гроссмейстере рассказывала коллекция его вещей, наград, фотографий и публикаций, а турнирные залы рядом с музеем терпеливо ждали своих чемпионов.

 


Там же во Дворце Шахмат национальные костюмы для разных жизненных случаев вывешены в отдельной экспозиции, а в дополнение к ним старинные копья, луки, латы, маски для камланий, сделанные из папье-маше.



И снова, влюблённый в свою работу, молодой гид упоённо рассказывал о мантрах, шаманизме и оружии. Послушать о буддийских способах познания истины было интересно, а понять сложно, но один момент меня поразил – воины в былые времена под латы надевали шёлковую рубашку, и если копьё противника пробивало толстую кожу лат, то входило в тело, не повреждая нательный шёлк. Рубашка просто выдёргивалась из раны, чем облегчалось ранение и с ним легче было справиться местному врачу.

Сама Элиста, как город-сад среди бескрайних степей и вольных ветров.

 


Возвышающиеся повсюду пагодные постройки с крышами, как будто нанизанными на единую ось, придают городу некую нарядность в оригинальном для нас буддийском стиле.

 


Зелёные парки, скверы с фонтанами, новостройки присущи современному городу,

 


но стоит выехать за его пределы, как сразу попадаешь в степное царство, где ни дерева, ни кустика не видно и глазу не за что зацепиться. Лишь только отары овец в низинах холмистой местности паслись на, пока ещё, пожухлой траве, да ветер гулял по калмыцким просторам.



А вот если остановиться у дороги и отойти от неё в сторону, то даже незрячий поймёт, что в степь пришла весна, и дурманящий запах молодой полыни кружил голову. Я жадно собирала траву в расстеленный по земле шарф, что бы привезти её домой и наполнить квартиру ароматом свежей природы. Было так хорошо и привольно, что я была согласна на степь без тюльпанов, но они появились внезапно; сначала солнечно-жёлтые на тоненьких стебельках,

 


а потом красные с распластанными по земле листьями и коротким, ядрёным стеблем.

 

Алые огоньки цветов вспыхивали повсюду и в сочетании с жёлтым цветом восхищали каждого из нас. Как тут не сделать фото себе на память? Народ яростно набросился на фотосъёмку, стараясь не повредить цветы, ведь за каждый сорванный тюльпан предусмотрен штраф в 5000 рублей. По этой причине в местах цветения стоят полицейские посты у дороги, и полиция тщательно следит за порядком. Конечно, на склонах озера Маныч, где каждый год проходит фестиваль тюльпанов, пост не поставишь и за всеми участниками праздника не уследишь, поэтому надежда только на сознательность граждан, приезжающих в заповедную зону.

 


Удовольствие в тот день меня накрыло с головой, и всю дорогу до дома я нюхала мою полынь, а по приезду переложила её в тканевый мешочек и спрятала себе под подушку. Вот уже три ночи я сплю с полынным мешочком у изголовья, и снится мне степь с бегущим навстречу ветру гривастым табуном мустангов, а ещё цветы, да такие, каких ни одна степь не видела.

***
Спасибо тем людям – как организаторам, так и экскурсоводам – за то, что приоткрыли завесу в истории кочевого народа и доставили радость не только мне, а всему нашему коллективу случайно собранных людей.
Хорошо, что Калмыкия – это тоже Россия!
17
Читайте также
Комментарии
Царь Кебаб
0
Читать всю статью до конца не стал, поскольку уже в начале заметил у автора полное невежество в истории. Ойраты и ногайцы - совершенно разные народы. Ойраты не "осели" в России , а пришли в нее во время правления Василия Шуйского. Хочу посоветовать автору не писать о том, чего не знаешь наверняка. А это просто срам , а не статья.
Тамара Концевая
Во-первых: Благодаря Вам стала умнее.
Во-вторых: Негоже "Царю" допускать ошибки в знаках препинания.
В-третьих: Никогда не применяйте такой тон, а то ведь даже и "спасибо" Вам говорить не хочется
Татьяна Борисова
Как красиво и так давно хочется приехать в Калмыкию! :)

Статья очень интересная, а верхний комментарий мог бы быть и потактичнее написан.
Тамара Концевая
Спасибо! На каждом ресурсе случаются подобные личности. У самих ноль в багаже, но тех, кто хочет рассказать, тратит на это своё время и эмоции, надо перекопать и уничтожить. Забудем.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.