Хатынь - память непокорённым



22 марта 1943 года деревня Хатынь была сожжена отрядом немецких карателей. В огне сгорели 149 жителей, из них 75 детей младше 16 лет. Сама деревня 26 дворов была уничтожена полностью.

В соответствии с принципом коллективной ответственности 149 жителей Хатыни были сожжены заживо или расстреляны за возможное (!) оказание жителями деревни помощи партизанам. В карательной операции участвовали 118-й шуцманшафт батальон и особый батальон СС «Дирлевангер».
Каратели всегда проводили репрессии против мирных жителей в качестве мести за убийство немецких военнослужащих, стремясь таким образом запугать партизан, ведь среди населения деревень были их близкие.

Накануне трагедии 21 марта 1943 года в Хатыни заночевали партизаны из партизанской бригады «Дяди Васи» (Василия Воронянского). На утро 22 марта они ушли в сторону Плещениц. Одновременно из Плещениц им навстречу в направлении Логойска выехала легковая автомашина в сопровождении двух грузовиков с карателями из 118-го батальона шуцманшафта 201-й немецкой охранной дивизии.

В автомашине ехал шеф-командир первой роты капитан полиции Ганс Вёльке, направлявшийся на аэродром в Минске. По пути колонна натолкнулась на женщин из деревни Козыри, работавших на лесозаготовке; на заданный им вопрос о наличии поблизости партизан женщины ответили, что никого не видели. Колонна двинулась дальше, но, не проехав и 300 метров, попала в партизанскую засаду, устроенную отрядом «Мститель» бригады «Дяди Васи».

В перестрелке каратели потеряли трёх человек, включая Ганса Вёльке. Ганс Вёльке был лично знаком с Гитлером, в 1936 году стал чемпионом Олимпийских игр в толкании ядра.

Сами немцы старались беречь психику немецких солдат, и для карательных операций, как правило, набирали предателей и коллаборационистов.
Костяк 118-го батальона шуцманшафт был сформирован в Польше в начале 1942 года из бывших советских офицеров. Затем формирование 118-го батальона было продолжено в Киеве преимущественно из этнических украинцев. В батальон вошли украинские националисты из распущенного Буковинского куреня, связанного с ОУН(м).

Командовал батальоном бывший польский майор Смовский, начальник штаба — бывший старший лейтенант Красной Армии Григорий Васюра, командир взвода — бывший лейтенант Красной Армии Василий Мелешко. Немецким «шефом» 118-го вспомогательного батальона был майор полиции Эрих Кернер.

Командир взвода карателей Василий Мелешко заподозрил женщин в пособничестве партизанам и, вызвав подкрепление из батальона «Дирленвангер», вернулся к месту, где женщины рубили лес. По его приказу 26 женщин были расстреляны, а остальные отправлены в Плещеницы. Каратели стали прочёсывать лес в поисках партизан и во второй половине дня 22 марта 1943 года окружили деревню Хатынь.

По приказу Эриха Кернера и под непосредственным руководством Васюры полицейские согнали всё население Хатыни в колхозный сарай и заперли в нём. Тех, кто пытался убежать, убивали на месте.

Среди жителей деревни были многодетные семьи. Например, в семье Иосифа и Анны Барановских было девять детей, в семье Александра и Александры Новицких — семеро. В сарае заперли также Антона Кункевича из деревни Юрковичи и Кристину Слонскую из деревни Камено, которые оказались в это время в Хатыни. Сарай обложили соломой, облили бензином, переводчик-полицейский Лукович поджёг его.

Деревянный сарай быстро загорелся. Под напором десятков человеческих тел не выдержали и рухнули двери. В горящей одежде, охваченные ужасом, задыхаясь, люди бросились бежать; но тех, кто вырывался из пламени, расстреливали из пулемётов.
Спастись удалось двум девушкам — Марии Федорович и Юлии Климович, которые чудом смогли выбраться из горящего сарая и доползти до леса, где их подобрали жители деревни Хворостени Каменского сельсовета (позднее и эта деревня была сожжена оккупантами, и обе девушки погибли).

Из находившихся в сарае детей остались в живых двенадцатилетний Антон Барановский и семилетний Виктор Желобкович. Анна Желобкович, падая, прикрыла своим телом сына Витю, он пролежал под трупом матери до рассвета. Антон Барановский был ранен в ногу пулей, и эсэсовцы приняли его за мёртвого. Обгоревших, израненных детей подобрали и выходили жители соседних деревень.
Ещё троим — Володе Яскевичу, его сестре Соне и Саше Желобковичу — также удалось скрыться от нацистов.

Из взрослых жителей деревни выжил лишь 56-летний деревенский кузнец Иосиф Иосифович Каминский (1887—1973). Обгоревший и раненый, он пришёл в сознание лишь поздно ночью, когда карательные отряды покинули деревню. Ему пришлось пережить ещё один тяжкий удар: среди трупов односельчан он нашёл своего сына Адама. Мальчик был смертельно ранен в живот, получил сильные ожоги. Он скончался на руках у отца.
Иосиф Каминский с сыном Адамом послужили прототипами знаменитого памятника в мемориальном комплексе.

Белоруссия — это непокоренный Иосиф Каминский, несущий на руках своего замученного ребенка.

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература
5
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.