Гренландия: цветная земля

В Гренландию меня примчал по морю, с архипелага Шпицберген, красавец-парусник, носящий имя Рембрандта. Вот уж знаковое совпадение, ведь оказалось, что этот арктический остров раскрашен в разные цвета самой природой-художницей.

Август – лучшее время для путешествий в Арктику. В эту пору площадь льда в Северном Ледовитом океане минимальная, и температура воздуха вполне комфортна для долгого пребывания здесь. Все девять дней над нами светило солнце, фьорды у восточного побережья острова были свободны от льда, предоставляя «Рембрандту» беспрепятственный проход в узкие бухточки, а температура на суше в отдельные дни доходила до +15 градусов – мы попали в самый разгар арктического лета.



Край в превосходной степени


14 августа мы вошли в самый большой фьорд самого большого острова на Земле. Фьорд Кайзер Франц-Йозеф – длиннющий и широченный. Его берега начисто лишены зелени, так что, видимо, не здесь высаживался Эрик Торвальдсон («Рыжий»), иначе бы не видать Гренландии имени «Зеленая земля». Но отсутствие зеленого цвета компенсировал цвет гор, проплывающих мимо корабля: в лучах послеполуденного солнца они играли всеми оттенками бурого, желтого и красного.

 

Здесь, во фьорде, нам начали встречаться огромные бело-голубые айсберги, каждый величиной с хороший трехэтажный дом. Эти айсберги откололись от одного из самых больших ледников Гренландии – (опять «самый большой») – Вальтерсхаузена, шириной 10 километров!



Цветущая Арктика


Арктика летом – это тундра, цветущая разноцветными коврами. Именно коврами, потому что все растения здесь карликовые, всего несколько сантиметров высотой. Ступаешь по ним очень осторожно и боишься ногу не так поставить, чтобы не помять нежные создания, отважившиеся вырасти в столь суровых условиях. Ведь за короткое полярное лето им надо успеть и расцвести, и семена дать.

Вот, например, родственник нашего иван-чая – кипрей широколистный, размером не больше 20 сантиметров.



Даже березка здесь крохотная: диаметр ее листочков не превышает 10-копеечную монету.

 

Пока я фотографировала цветочки, капризная северная погода окунула нас в облако, намочила мой объектив, но быстро сменила гнев на милость и заулыбалась широкой, размашистой радугой.

 

В конце лета тундра понемногу начинает приобретать осенний оттенок: появляются куртинки красного цвета, особенно эффектные в яркий солнечный день.



15 августа мы высадились в очень красивой бухточке Бломстербухт. Какое же здесь лазурное море! Если бы не айсберги на горизонте, можно было бы подумать, что мы где-нибудь на Средиземноморье, а не в Арктике. Наш гид, шотландец Марк, ломанулся в гору, и тут я возблагодарила свой кавказский опыт (там бывало и потяжелее): взлетела по скалам со всеми своими объективами наперевес, оставив позади кряхтящих «горцев» – швейцарцев и баварцев. Стою на горе, и голова кругом не от подъема, а от красоты вокруг – зеленого моря, красно-желтых гор, белых айсбергов на горизонте.

 

И только я пожалела, что во всем этом великолепии нет ни единой живой души, кроме нас, пассажиров «Рембрандта», как на фоне красных скал появились три беленьких зайчика: посидели столбочками, позволили себя рассмотреть и поскакали наперегонки по камням. Любопытно, что даже летом гренландские зайцы не меняют окраску. Поэтому долго находиться среди голых скал, на виду у их врагов, песцов, им нельзя – стараются поскорее убежать и укрыться среди снежников.



Наследство Элеоноры


Самое большое мое удивление в Гренландии вызвали цветные скалы. Хотя 80% этого крупнейшего на нашей планете острова покрыто мощным ледниковым щитом, восточная его часть летом свободна ото льда, и именно сюда надо ехать всем, кто увлекается геологией и хочет составить представление о том, как развивалась Земля. В Восточной Гренландии мы видели такие чудеса, что просто не верилось, что такое бывает и что все эти необычные скальные образования, каменные кольца, трещины, слои – творение вулканов, ветров, землетрясений и прочих катаклизмов, потрясавших наш шарик на протяжении четырех с половиной миллиардов лет. Ученые называют этот древний комплекс гранитов, гнейсов, известняков, доломитов и кварцитов формацией Элеонора Бэй, а я бы сказала, что это Большая геологическая энциклопедия в оживших картинках! А если разложить цвета Гренландии по спектру, то получится полный диапазон.

Разноцветные скалы во фьорде Конг Оскар. Что же такого творилось на Земле, после чего возникли камни, похожие на спил дерева?

 

Геологические чудеса Восточной Гренландии – отложения кварцитов, известняка и доломитов. Я не такой уж бывалый путешественник, не могу судить по своему опыту, но ученые говорят, что это одни из самых «фотогеничных» скал в мире.


 

В Гренландии видела я вот еще какие штуки – базальтовые колонны. У нас в России такие есть на Земле Франца-Иосифа, Курильских островах и острове Беринга, а еще в Приморском крае. Эти столбы образовались после извержения вулканов, когда застывающая магма сжималась и превращалась в шестигранники. Но бывают колонны и о четырех, пяти, семи и даже восьми сторонах. В древности люди думали, что их сотворили какие-то доисторические гиганты.

 

Жизнь на краю Земли


В Восточной Гренландии на многие тысячи километров побережья есть только один населенный пункт с труднопроизносимым именем – Иторкортоормитт (Ittorqqortoormiitt). В поселке живут инуиты, их здесь 250 человек. Работы нет, зато есть алкоголь.



Несмотря на то, что Гренландия расположена совсем уже не в Европе, а в Северной Америке, она имеет статус автономии в составе Королевства Дании. Поэтому местное население живет только за счет субсидий от датского правительства.



В поселке Иторкортоормитт есть один-единственный супермаркет со всеми продуктами, но покупают в нем мало: здешний народ по-прежнему предпочитает промышлять зверя и птицу. И в магазине можно свободно купить ружья и пули для охоты.

 

А еще инуитам поставляют бензин, квадроциклы и моторные лодки – тоже в качестве субсидий. Правда, охотиться с помощью моторок запретили – только традиционным способом, с каяков. Но на каяке же невозможно за день пройти большое расстояние и убить много зверей. И что же придумали местные жители? Они грузят каяк в моторку, мотаются на ней по всем бухтам, куда раньше не могли добраться, а увидев зверя – тюленя или кита, спускают на воду каяк и с него уже добывают намеченную жертву.

 

Коренные гренландцы внешне напоминают жителей нашего тихоокеанского побережья. Подтверждением этого родства служит гипотеза, что эскимосы (или инуиты, как они здесь себя называют) пришли из прибрежных районов Восточной Азии, через Камчатку, и осели на Беринговом море до конца II тыс. до н.э. А затем расселились по Чукотке и вдоль арктического побережья Америки, до Гренландии.

 

Как повсюду в Скандинавии, домики в поселке Иторкортоормитт красят в разные цвета. Все же веселее – в условиях, когда у тебя полгода полярная ночь. Хотя Гренландия находится уже в Западном полушарии и относится к Северной Америке, так что никакая это не Скандинавия, строго говоря. Но здесь главенствует Датское королевство, отсюда и элементы скандинавского быта.





Поселок Иторкортоормитт входит в границы самого крупного на планете национального парка, поэтому в принципе охота здесь запрещена. Однако для местных жителей есть квоты, установленные датским правительством, и инуиты ими охотно пользуются. Настолько охотно, что выбили все живое, всех обитателей нацпарка. Как только мы вошли в прибрежные воды Гренландии, живность закончилось: на всем протяжении огромных фьордов нам не попалось ни одной птицы, ни одного тюленя. Видели немного овцебыков и песцов, но это ничто для особо охраняемой природной территории. Зато в поселке свободно висят и сушатся шкуры белого медведя и овцебыков, около некоторых домов лежат трофеи в виде черепов. Самое поразительное, что шкуру белого медведя ведь никуда не денешь, не продашь туристам – чистая нелегалка. Да и шкуру овцебыка так просто не сбыть. И все равно инуиты рьяно охотятся – для поддержания традиционного образа жизни, так сказать.

 

И все-таки льды


При всем умопомрачительном разнообразии форм и расцветок гор все-таки Гренландия – это Арктика, а, значит, льды. Говорят, что ежегодно здесь образуется 13-15 тысяч айсбергов. Этот лед не имеет морского происхождения, а откалывается от ледников. Айсберги сползают во фьорды и по ним выплывают в море. Какие только формы и поверхности ледяных колоссов мы не встречали на своем пути:

... многопалубный океанский лайнер: море облизывает эту ледяную глыбу, словно мороженое, оставляя на ней слоистые следы...

 

... арку…



… и остроконечный замок Снежной королевы…



… и кусок торта…



… и мячик для гольфа…



… и комок смятой бумаги



А как-то раз мы увидели на горизонте громадный город из льда – вроде Нью-Йорка с его Манхэттеном, только как будто белокаменный. И откололись от этого «Манхэттена» два небоскреба, метров под 30 высотой и поплыли в свободное плавание. Молодец наш Кэп – аж четыре оборота совершил на «Рембрандте» вокруг этих айсбергов, чтобы мы могли ими налюбоваться в лучах заходящего солнца.





Во время путешествия по Гренландии нам встречались плавучие птичьи базары. Тысяча, а может, и несколько тысяч чаек-моевок заполняли поверхность айсбергов. И как они только держатся на льду!







Над водой айсберги выглядят бело-голубыми, а под ее поверхностью – чуть ли не синими. Вообще, цвет льда связан с его возрастом и плотностью: молодой лед-первогодок насыщен воздушными пузырьками, отражающими свет, но с годами кристаллики льда спрессовываются настолько плотно, что пузырьки исчезают, и в глубину айсберга проникают лучи синего спектра. На поверхности лед уже подтаявший и менее плотный, поэтому он лишь светло-голубой. Но стоит найти дыру или трещину в леднике и заглянуть в глубину – там можно увидеть насыщенный синий цвет.





Картины, которые открывались перед нами в разных частях Восточной Гренландии, можно сравнить с фильмами из кинотеатра IMAX. Вокруг была такая красотища, что и словами не передать. Вот, например, фьорд Конг Осткар: слева от нас высятся желтые скалы, да что там скалы – горы, отражаясь в молочно-бирюзовой воде; в ней растворилось небо и облака; ярко сверкает солнце, и по водной глади плавают бело-голубые льдины. И в этом пейзаже дефилирует туда-сюда наш корабль, служа великолепным ему дополнением. А слева нависала голубая стена ледника Сефстром – самого высокого из всех виденных нами в Гренландии и на Шпицбергене.









Льды плавают не только по фьордам, но и в Гренландском море. Во время перехода со Шпицбергена в Гренландию нашей шхуне временами приходилось протискиваться сквозь клочья плавучего льда, который, несмотря на глобальное изменение климата, пока еще держится в этом «холодильнике Земли» круглый год, достигая минимума своей площади в сентябре. Возраст такого льда, называемого паковым, составляет несколько лет: он проходит по меньшей мере два годовых цикла замерзания и таяния.

 

Любопытно, что несмотря на обилие льда, среднегодовая температура воды в Арктике составляет +7 градусов – это сказывается влияние теплого конвейера Гольфстрима. Отсюда и такое богатое разнообразие видов живых организмов, обитающих по всей Арктике.



Паковые льдины плавают в воде, словно клецки в супе, перемещаясь под влиянием морских течений и ветров. Из-за них мы поначалу не могли попасть в прибрежный инуитский поселок, Иторкортоормитт. Ну, ничего, подождали пару дней и сделали вторую попытку, уже удачную.



Вместо послесловия


На протяжении всей экспедиции меня не покидала мысль о том, что к концу века мы можем потерять это ледяное царство. Гренландия представляет собой второй по размеру массив ледников на Земле, после Антарктиды. В нынешних условиях изменения климата площадь льда, как морского, так и ледникового, заметно сокращается. А если весь лед Гренландии растает, уровень Мирового океана поднимется в среднем на 6 метров, что грозит катастрофой жителям прибрежных районов многих стран. Что уж говорить об обитателях Арктики – белых медведях, моржах, тюленях, китах, рыбах и морских птицах: с интенсивным таянием льдов они первыми попали в группу риска. Поэтому так важно, чтобы Арктика осталась холодной, важно сохранить белый и голубой цвет ее льда и все то многообразие других красок, которым удивляет этот далекий и притягательный край Земли.

15
Читайте также
Комментарии
Екатерина ефимоваЕфимова
Репортаж Юлии Калиничевой изложен прекрасным русским языком, грамотным и образным. Чувствуется не только любовь и понимание природы, но и знание основ биологии (необходимое для описания флоры и фауны Гренландии), геологии, без которой невозможно рассказать о «самых фотогеничных скалах в мире», и даже гляциологии – науки о льдах, ибо «Гренландия – это Арктика, а значит, льды». Короткий очерк о жизни местного населения дает достаточно полное представление о происхождении этих людей, способах их существования и влиянии на окружающую среду. Рассказ проиллюстрирован замечательными фотографиями. После такого репортажа проникаешься восторгом перед красотой нашей планеты и ее  самого большого острова – Гренландии.
Юлия Калиничева
Ого, Екатерина, спасибо Вам большое - прямо рецензия на диссертацию! Мне очень приятно делиться всем увиденным в мире с такими благодарными читателями, как Вы :)
Юлия Ру
0
Прочитала с большим удовольствием! Прекрасный репортаж и фото отличные!!! 👍
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.