"Господин горных дорог"

«Господином горных дорог назову тебя,
Кто сказал, что холоден снег?..»

Рыжий упорно ползёт в гору. Люблю его. Не зря мне всегда нравились Subaru. Внутренние органы пляшут в такт колёсам. Саша ожил: опустив окна, он то и дело щёлкает затвором фотоаппарата. Легендарные Безенги! Как долго мы планировали сюда путешествие!



Пограничная застава уже позади, впереди, сверкая на закате, стоит она, Стена. Рыжий урчит и фыркает, как конь: свежий воздух всем полезен. Кажется, ещё чуть-чуть и он заговорит. Можно ли олицетворять предметы?.. Егор, в очередной раз, притормаживает, чтобы мы успели «поймать» кадр. Поднимаю фотоаппарат и… «Ай!» - под глазом наливается синяк. Вот тебе и Кавказские кочки. «Домашнее насилие!» - смеётся Саша. И куда я теперь такая красивая?..

Палатку ставим уже в темноте, на фоне громадин гор она кажется маленькой и хлипкой. А ведь это – кэмпинговый вариант, рассчитанный на 5 человек, с огромным тамбуром-гостиной. В альплагере тишина: мы очень вовремя, всего несколько дней назад закончилась смена, группы альпинистов разъехались, а новые ещё не заехали.



Спать или ужинать? Вопрос молчаливо повис в воздухе. Конечно, ужинать! Что может быть вкуснее гречки с тушенкой на свежем воздухе? Спится сладко и тепло, бурление реки успокаивает и убаюкивает. Разморенные едой и дорогой, мы проснулись поздно, часов в 9 утра. Зарегистрировались в администрации, оплатили проживание, расспросили о маршрутах. Рыжий, тем временем, довольно жмурился и подставлял бока солнцу.



Ленивые и уставшие, слегка шатающиеся, мы вышли к водопадам вдоль реки Думала. Мижерги Чиран, один из ледников ущелья, был скрыт от нас плотной завесой туч. Ветер гнал вдоль скал клочья облаков. Пока Саша фотографировал ревущую воду, а я снимала таймлапс, Егор мирно сидел на камушке, жевал бутерброд и разглядывал бумажную карту. Есть в них, в картах, какая-то таинственная магия, атмосфера и настроение: ни один электронный носитель не сравнится с запахом бумаги. Тяжёлая капля дождя упала и разбухла прямо на пике Брно. «Пора спускаться», - забеспокоился Егор. Саша, вдохнувший пьянящего горного воздуха, был, однако, категорически против. Не поддавшись уговорам, он заявил: «Если через час я не спущусь, значит, мне нужна помощь». Упрямый и упёртый, он так и сидел на камне над рекой, ловя пальцами капли дождя.

 

Внизу нас встретило яркое солнце. «Ну что, как погуляли?» - спросил наш сосед, альпинист со стажем. «Дождик там. А Саша фильм снимает», - ответили мы. «Ну, если фильм, то это – важное дело», - заключил тот. Не теряя времени даром, мы сварили суп с тушенкой, и, ровно к назначенному времени, на горизонте появился наш друг. «Ещё раз так сделаешь – поколотим!» - увещевали его мы. Горячий обед, свежий воздух и бесконечное чувство свободы сгладило все печали и тревоги, а потому, когда закапало с неба, мы забрались в спальники и дружно проспали до четырех часов дня.

 

Выглянув из палатки, нам предстало грозно-прекрасное небо, за которым пряталось робкое солнце. Собрав фотокамеры, мы отправились на гребень вдоль альплагеря, а оттуда спустились на «Экологическую тропу» вдоль Безенгийского ледника. Тишина, единение стихий и падающие от туров камни – именно так и закончился вечер первого дня нашего спонтанного путешествия.

 

Полученное накануне разрешение на выход к леднику до ночевок Джанги-Кош дало нам стимул встать с рассветом, сварить животворящей каши и выдвинуться по направлению к моренному озеру Баран-Кош, расположенному практически на пересечении Безенгийского ледника и Стены. Однако практически сразу мы столкнулись с трудностями: непредназначенные для гор, ботинки Саши сбивались о камни, а ранний сезон (июнь) означал, что тропа до Стены ещё не размечена. Идти по старым отметкам – неблагодарное занятие, поскольку камни на леднике находятся в постоянном движении. Более того, в альплагере нас предупредили о большом количестве «колодцев» (цилиндрических трещин вглубь ледника, покрытых сверху снегом), что сделало нас ещё более осторожными. Промаявшись до двух дня в поисках тропы, чтобы пересечь глубокие трещины с одного конца ледника на другой, мы, расстроенные, повернули обратно. Ментальные гештальты – не самая полезная вещь для психологического состояния человека. Нашим гештальтом стало желание вернуться туда, с легкой палаткой, пройти «классический» трёхдневный маршрут:

- в первый день дойти от альплагеря до Баран-кош;
- во второй день подняться на Кёльбаши (3 596 м), спуститься к озеру для ночёвки;
- вернуться в альплагерь.

 

Вечер мы провели за жирными и сочными хычинами, приготовленными в местной столовой, а уже утром нас ждала долгая и нудная дорога домой, в Москву. Рыжий, будто почувствовав наше настроение, неохотно передвигал колесами, стараясь растянуть момент прощания с горами. Мы, погруженные в мысли и впечатления, молча слушали, как Станислав Кушманцев пел про «Безенгийского шамана». И каждая строчка обретала для нас особый, таинственный смысл.
2
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.