Горы Тхай Шань. По Китаю с палаткой



В Тхайшане ситуация с гостиницами повторяется, примерно п пятую меня селят, но едва я моюсь и стираюсь, приходят уже выселять, говоря, что у них будут проблемы. Вот такой Зен и горы нон стоп. Затариваюсь недорогой едой в супермаркете, и снова в путь, спрашиваю, как проехать к горам тхайшань. От жд вокзала автобус 39, до остановки Тхай Ань И Джун, с пересадкой на автобус 3. 3й до конечной, до самого входа в парк, где идет пешая тропа. Приходится отдыхать в парке, под открытым небом, на берегу горного потока под журчание струй.



На утро, собираю палатку, ибо днем палатки не приветствуются в горных парках, и не спеша поднимаюсь до середины горы, где опять встаю на постой. Горы Тхай шань самые высокие в местном околотке. 79 Императоров приезжало сюда за всю историю поднебесной империи, чтобы говорить отсюда, из нефритового дворца с небесами, слать, с вершины горы свои письма и телеграммы вечно синему небу.



Следующая ночевка на вершине, в окружении зарослей цветущих яблонь и бонсаеподобных сосен. Потрясающе красиво и обжигающе холодно. Жую имбирь чтобы согреться и встаю в 4 30, чтобы наблюдать рассвет. Ущербное детище дядюшки джобса уходит в несознанку, замерзнув на съемке второй панорамы. Заворачиваю обратно, чтобы зарядиться от общаковой розетки и попадаю на чаепитие работяг парка. Очень своевременно мне наливают вдоволь горячего зеленого чая, сидим на солнышке, под яблоней, треплемся на ханьюйском и фотаемся вместе. Лепота и полный сугрев. Пока гаджеты пьют из розетктки, бездельничаем, потом народ расходится работать, а я иду по обзорной тропе вокруг горы, завершая свой осмотр и фотосессию.



Сегодня 9 мая, цепляю на кепку парочку красных звезд по бортам, впереди у меня профиль Мао, сообразно политике дружбы и солидарности. На скале, нахожу камень, покрытый тибетскими письменами, жаль что не понимаю мантры там выбиты, или чье-то послание небу. Камень тяжел, хотя мысли о сувенире меня изрядно посещают. Но поразмысливши, пришкериваю его под валун, до лучших времен и знания тибетского. Вот уже четыре ночи я ночую в горах, слегка подмерзаю, но отогреваюсь днем, на горном весеннем солнышке.



Сегодня не спеша иду вниз, наслаждаясь пейзажами в обрамлении цветущих акаций и сирени. Волшебство снова возникает передо мной в виде средневекового путника в традиционной китайской одежде и конической соломенной шляпе с котомкой и мечом в резных ножнах.



Идем вместе и болтаем. Стараюсь обходиться только китайским. Парня зовут Тхай Ань, точно так же как и эту гору. Вот так встреча, живое воплощение самой горы, Останавливаемся и Тхай Ань дарит мне глиняного угвея, черепашку-флейту. Я дарю ему пару советских значков, в ответ он пишет мне свое имя иероглифами каллиграфической кистью и дарит вместе с причиндалами для каллиграфии. Я дарю ему еще несколько значков и вешаю значок ГТО за взятие одноименной вершины, в ответ он дарит мне бутылочную тыкву, все занавес. Идем вместе вниз. Парень разработчик софта, едет в Пекин на встречу по работе. Обменялись контактами и шли вниз вместе, пока я не нашел себе место для пятого ночлега в палатке. Утром начался дождь, напарило облаков изрядно, надо сворачиваться направляться в Пекин. Билеты с ходу есть только в сидячий вагон. Сегодня шикую, покупаю утку по Пекински и на контрасте накидываюсь ею сидя под деревом на привокзальной площади. Вот так, завтракая в поезде в пять утра, уткой по Пекински, я въезжаю в славный город Бейцзин. Как говорится, в Тулу со своим самоваром, а в моем случае со своей уткой. В Пекине заселяюсь в гостиницу около вокзала, номер 150ю, надо искать что- то подешевле. На следующее утро заселился в хостел прямо посреди старого квартала, знаменитого пекинского хутуна, да еще и в лофт. Чайна лофт в хутуне, обалдеть просто, за 80ю, в 4х местке. Район храма Юнхегун, хостел международный, хотя, паломники тут тоже есть.



Китай демонстрирует прямо взрывной рост и быстрый рост доходов населения. В больших городах уровень жизни жителей, пожалуй, уже сравним с южной Европой, плюс социалистические плюшки. Улицы мегаполисов заполняются, вполне европейскими кафе, салонами холи ногтей и прочими собачьими парикмахерскими.



Китай с упоением тратит деньги. Хотя еще встречаются вполне еще патриархальные крестьяне, путешествующие с мешками, но основной контингент путешествующих, это гламурно прибранные горожане с огромными цветастыми чемоданами на колесиках ( по китайски ПИСЯН). Вот так с полными добра писянами, Китай въезжает в заработанную собственным трудом сытую жизнь. Очень много детей с избыточным весом и сильно пухлой молодежи, такова плата за быстро наступивший достаток. На улицах висят инсталляции ориентиры, цель построение свободного демократического общества на базе традиционных ценностей и патриотизма. Никакого саморазрушения и революций. Закон и порядок. Есть чему поучиться в стратегическом планировании. Ком партия плавно уходит из публичного пространства, постепенно взращивая демократические институты. Главный оплот левой идеи трансформируется, готовясь потихоньку отжимать сладкие плоды бытия у западных постдемократий. Всем своим благополучием нынешним Китай обязан сотрудничеству с западом, а теперь, нарастив мощь экономики и военную, он уже готов потихоньку сдвигать запад с сытых мест и теснить его в разных сферах. Англоязычная среда у китайских детей формируется с самого раннего детства. Китай с хитрым прищуром смотрит на запад. Прошлый подобный расцвет отношений времен шелкового пути закончился для Срединного царства полным колониальным расчехлением со стороны западных партнеров, но на этот
раз ситуация вряд ли будет иметь легкое военное решение.



Посетил антикварный рынок пандзяюань, побродил среди артефактов Джунго и КНР, купил несколько постеров времен Мао, на память о Китае, которого больше нет, причем торговка- расхитительница социалистической собственности обжулила на сорок юаней и ушла в глухую несознанку, как говориться вот и сторговался подешевле. Посмеялся комичности ситуации и на все сорок устроил маленький балаган на местности. После замечательно полюбовался картинами, в некоторые просто влюбился.



Охладило лишь то, что на недельное разграбление города у меня всего ничего за вычетом средств на покупку обязательного зеленого чайчика.



В комнате хостела у меня в соседях серб скейтер и сиякер, китаец и прокопченный индус. Весело. Из русскоязычных еще Пати, модель из Грузии. После прохладных гор фланирую в шортах и футболочке, наслаждаюсь мягким Пекинским теплом и предвкушаю встречу с Новосибирском.

1
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.