Горы - есть горы...




Мои впечатления от похода по Южно-Чуйскому хребту в горах Алтая

Только вперёд! И не: «Ах...»,
Быстро возьми ноги в руки!
Лучше сдохнуть на трассе в горах,
Чем в-постели-лёжа-от-скуки…

"Лето – это маленькая жизнь…"
Ранним утром вместе с командой мы отправились в наше лето, в новую жизнь… Путь предстоял долгий – почти три дня пути на микроавтобусе до точки начала пешей части похода. Первая ночевка - за Семинским перевалом. Природа Алтайских гор встретила нас пышным цветом - сочная зелень трав с яркими пятнами цветов, вековые деревья, красивые очертания горизонта. Словом те горы, какими я и привыкла их знать. Настоящие дрова всю ночь радовали терпким походным дымком, а пламя костра завораживающе танцевало под звуки гитары в ритм выплывавшим на свет из нашей памяти песням…
Второй день пути. Перевал Чике-Таман – одно из священных мест Алтая. Величественный серпантин дороги поднял нас на высоту около 1,5 тыс. метров. Манящие дали огромного пространства открывались внизу. Словно хозяйки гор соревновались в красоте Чуя и Катунь, обгоняя в пути наш автобус, пока, наконец, не встретились, смешав свои коричневатые и серые воды в единый поток. Это ещё одно священное место.



Вторая ночевка состоялась под поселком Чаган–Узун в тополиной роще. Эта роща, небольшое зелёное пятно в уже почти голых горах, приютила нас в своей (последней на нашем пути в высокогорье) тени. Какие скудные здесь тополя, да и сбросили цветущие свои серёжки они лишь в начале июля, ведь горы – есть горы…
На третий день, поменяв транспорт на местные, более проходимые в данных условиях «таблетки», мы узнали другие горы…
Растительность как-то внезапно исчезла, взглядам открылась безжизненная пустыня на высоте уже около 3-х тысяч… Лысые голые горы с редкими жесткими пучками того, что должно бы называть травой, ни единого деревца или даже кустика, ни капли воды в течение долгого, почти в целый день, пути. Да и гор-то словно вдруг не стало – это была степь, долгая, сухая, безжизненная степь, а от гор – одни только небольшие холмистые спуски, подъёмы и повороты, за которые, словно какие-то марсианские вездеходы, надежно цеплялись колёсами наши машины. Неужели здесь обитают живые существа, тем более люди? Как они здесь живут? Этот вопрос мучил меня в течение всего пути. А люди здесь обитают – чабаны перегоняют летом с пастбища на пастбище скот.
Но и этим пустыням где-то есть конец… Дорога и время делают свое дело и, наконец, мы приближаемся к долине реки Елангаш. Здесь, на краю пустыни, в тихом одиночестве небольшой холм с округлившимися от времени огромными камнями хранит тайну далеких событий – петроглифы,



которым несколько тысяч лет. Кто и зачем их нарисовал? Мне представилась алтайская принцесса (кстати, до плата Укок здесь совсем недалеко) – люди жили, любили, воевали, умирали… рисовали эти петроглифы. Как жили? Чем жили? Людей здесь уже давно нет, а петроглифы остались и хранят память о тех, чей дух, возможно до сих пор витает в этих местах. Может в те времена здесь был другой климат и другие горы, но сегодня они молчат и хранят свою тайну, ведь горы – есть горы.
За поворотом реки мы встретили стадо коз, овец, сарлыков (помесь яка и коровы) под присмотром молодого чабана и собаки-хозяйки…



И вот, наконец, в расщелине двух склонов показалась долгожданная снежная вершина – нам туда! Но река широко разлилась здесь, в долине, и дальше машинам пути уже нет, всё! Дальше - пешком. Под рюкзак! Наконец-то начинаются те горы, к которым мы стремились. Здесь начинается путь туда, где – выше 3-х тысяч.
Издали снежные горные вершины манили своим величием и красотой, словно нарисованные на картинке, на протяжении последних двух дней пути. Мы стремились туда, мы зачарованно жаждали прикоснуться к этой тайне. И вот мы делаем первые шаги, первый поворот туда…
…И сразу же узнали, какие они есть вблизи эти прекрасные издали горы. Там, выше 3-х нас встретили камни, лёд, вода, ветер, сжигающее солнце днём, леденящий, сковывающий речки льдом холод ночью. Горы – есть горы…
Первый снег под ногами, первая ночёвка на непроходимых камнях, на крутом, почти отвесном склоне, шквальный ветер, срывающий палатки и одежду, рассеивающий в водяную пыль капли холодного дождя… Но камни расчищены ледорубами до щебёнки, палатки поставлены, надёжно придавлены огромными тяжёлыми валунами, дождевики надеты. Из камней же соорудили и печку, дров здесь, конечно, нет. Здесь нет травы, нет даже почвы – только голые острые камни - от очень огромных, до мелкой сыпучки. Недаром мы несём в своих рюкзаках баллоны с газом. Защитив нашу печь от ветра, в ответ мы получили ужин, который согрел не только наше тело, но и настроение. Как невероятно сильно сплачивает людей и поднимает дух окружающая грозящая опасность и трудности! Наш тесный круг испытал небывалый подъём общей радости, победив стихию. И, словно в награду, после дождя мы увидели внизу радугу! Мы – оказались выше радуги! Выше радуги – бывает ли такое?



В эту ночь мы узнали, как сладко может спаться на камнях, когда рядом жутко ревёт вода, стекающая с тающего ледника, нескончаемой вереницей гремит на соседнем склоне камнепад, палатку пытается сорвать и скинуть вниз по наклонному узкому склону ветер, поднимая и тебя вместе с дном… Но всё это не имеет значения, если рядом друзья, если скудный ужин разделен на всех, а днём путь был долог и труден, а на завтра - есть цель…
Теперь мы стали единым целым – мы команда. Здесь не существует другого мира – есть только эти горы и мы. И у нас теперь одна задача - выжить…
Необходимо выйти в определённое время в определённое место, где через 8 дней нас будет ждать транспорт. Если не успеем выйти – то водителю наказано вызывать за нами спасательный вертолёт. Самим добраться до ближайшей цивилизации отсюда, скажем так, почти не реально. Так что - надо идти! Не смотря на подстерегающие трудности. И наш поход превратился в некотором роде в борьбу за выживание.
Но, нет предела человеческим возможностям! Здесь эта истина открылась со всей очевидностью. Никто ни разу не заныл и не пал духом, даже младшие члены команды, почти ещё дети.
Постепенно камни всё рассказали нам о своей коварности. Покоряя каменистые склоны, покрытые огромными валунами или мелкой сыпучкой, мы испытывали силу своего духа. Следом мы научились подниматься по снегу, врезаясь ледорубом и ботинками в его толщу или прорубая во льду ступеньки…
Перевал Рубцовск – тёзка нашего города - оказался невероятно коварен и жесток. Одолев долгий и трудный подъём, мы сняли записку предыдущей группы с тура (каменные туры устанавливают на перевалах, там оставляют записи проходящие команды). Не так часто эти горы видят людей – два месяца назад прошла здесь перед нами сборная команда Барнаул – Ключи - Санкт-Петербург. Очень сильный ветер, огромная толща ледника и, как и везде, голые камни. И здесь уже – около 3.400 м. Но… вдруг… бабочка! Бабочка порхает над камнями и льдом, а на льду – птичка! Вкрапления бактерий и микроорганизмов окрашивают лёд цветными пятнами – их-то и выклевывают птицы себе на корм. А вот бабочка – чем питается здесь бабочка? Не найдя ответа мы продолжили путь, спустились с ледника. И тут нашему взору открылась невероятная по красоте высокогорная долина! Ковёр из мелкой, сочной, ярко-зелёной травы (больше, кстати, похожей на мох) сплошь покрывали цветы! Яркие, хрупкие, очень мелкие одиночные альпийские цветы! Альпийская весна! Или лето? Они тут так коротки, что успевают сменить друг друга, почти не начавшись. В нашем июле здесь ещё весна! (А в августе, кстати, здесь уже снова идёт снег). Каждый цветочек, каждая травинка в очень короткий срок горного лета пытается жить! Пытается прожить целую свою короткую горную суровую жизнь! Всеми невероятными яркими цветами манят хрупкие соцветия к себе бабочек, чтобы состоялось оплодотворение и созрели семена для продолжения новой невероятно трудной, но яркой жизни альпийского высокогорного рая! Мы осторожно ставим свои огромные, тяжёлые, грубые горные ботинки, чтобы не раздавить хрупкую красоту – ведь им так тяжело было вырасти на этой скудной почве, в этом суровом краю.



Неописуемая красота открывается и вдали. Фотоаппарат, увы, не оправдал возложенных на него надежд – он не сумел передать весь масштаб повергающего нас в восторг окружающего чуда. В течение похода мы часто останавливались, сраженные непередаваемыми видами, и, не находя слов, только дружно восклицали: «О-бал-деть!» Эту фразу мы произнесли хором 226 раз, оказывается!
Но как коварна эта горная красота!



Спуск занял несколько часов и, увы, с первого раза не увенчался успехом. Крутая наклонная плоскость, покрытая сыпучкой, очень опасна, к тому же внизу – очень бурная река. Наступаешь на склон - начинаешь "ехать" вниз вместе с камнями, а если кто-то спускается ниже тебя – ему на голову сыпятся камни. Если камень падает в реку – его разбивает вода в мелкую пыль, а если в реку, не удержавшись на склоне, падаешь ты – то… В какой-то момент мы думали, что придётся вызывать спасательный вертолёт, но… утро вечера мудренее… Переночевав и на этом склоне (не разрешалось отойти от палатки даже за водой), на утро мы приняли решение – перейти по высокому гребню дальше по горе и спуститься в другом месте. Так, к вечеру мы уже переходили в брод реку Караоюк, что серебристой ниточкой манила нас внизу два долгих дня и за которую пролегал наш дальнейший маршрут. Вблизи ниточка оказалась широкой рекой, сплетенной из множества притоков, как коса. В целом ширина реки простиралась на более чем сотню метров. Не сказать, что сильно глубокая, но, горы - есть горы! Горные реки - очень бурные и коварные. И перешли мы за время похода бродов большое множество – в единой сцепке, растирая потом переставшие вообще что-либо чувствовать от невероятного холода ноги спиртом. В высокогорье вообще много рек, очень много воды – ведь здесь всё вокруг тает – тают снежники, ледники… Буквально каждый сантиметр здесь течёт! Всё высокогорье течёт! Мы даже перестали переобуваться при переходе рек, так как это просто потеряло смысл – вода кругом! Если даже склон горы покрыт травой-мхом, то, наступая на него, выдавливаешь воду! Мы узнали, что в высокогорье есть даже болотца – вот таким образом сформированные. Много и озёр – горных озёр. И, что нас поразило, у озёр разные цвета – есть ярко бирюзовые, есть мутно-серо-перламутровые, есть коричневые, а главное – они повсюду. Возле каждого ледника обязательно есть озеро, река… и не в одном экземпляре!



А мощь ледников! Огромная толща векового льда. И, кстати, лёд, оказывается, тоже течёт. А каменная чёрная пыль покрывает лёд и образует на его поверхности некое подобие годовых колец деревьев! По этим полосам можно увидеть, куда течет лёд! Днём, когда палит высокогорное солнце, весь ледник тает – по льду бегут ручьи, которые мешают пройти таким любопытным туристам, для которых собственно всё это величие и не предназначено. Да, людей здесь подстерегают опасности на каждом шагу. Где-то вода собирается в мощные потоки, вымывая лёд, где-то путь преграждают трещины. Говорят, если в них упасть - минуты через две наступает паралич от холода, даже если рядом люди, они просто могут не успеть тебя вытащить… Иногда внизу под толщей льда слышно, как падают камни, отдавая пугающим гулом. Там, в вымытых подлёдных пещерах, под ногами может быть пустота…
А когда на ледник сходит марена, она прикрывает лёд камнями. Однажды мы ночевали у горного озера. Обычно, как только последний луч солнца прячется за горой, начинается леденящий холод. В этот вечер холод заставил нас надеть на себя все имеющиеся вещи, согреться разными способами не получалось, холод парализовал тело, заставлял биться в дрожи… Утром же, поднявшись на ледник Караоюк, мы поняли, что ночевали на леднике, прикрытом каменным оползнем – отсюда и невероятный холод ночью, который мы не смогли побороть.



…Перевал и ледник Рубцовск, Караоюк, далее был Удачный, затем Софийский радиально и множество рек… Однажды мы свернули немного не туда и потратили два дня пути впустую. Пришлось возвращаться и догонять упущенное. Как оказалось, ещё немного и мы бы ушли за границу, а где-то там за горой, якобы, находится плато Укок…
Нам приходилось просыпаться утром в 4 часа, короткий завтрак и - в путь. Мы торопились. Дважды наш завтрак состоял из маленького шоколадного батончика. Запили водой и - в путь… А обеда как такового за все эти дни вообще не было, а только перекусы – 4 кураги, 6 орешков, маленькое колечко перекопченной колбасы или сала, вода. И - в путь… Более 12 часов в день усиленного пути, мы торопились… Ведь горы – есть горы. Здесь надо суметь выжить.
По легенде Эдельвейсы растут на очень крутых горных склонах и находят их самые смелые и храбрые. Если сорвать Эдельвейс и подарить любимому человеку, то он обязательно ответит тебе взаимностью... Цветочек Эдельвейса я сорвала и засушила на память, он хранится в одной из моих книг.



Однажды в суровой ситуации, когда горы пугали и давили своей силой и мощью, оставшись один на один с их величием, мне захотелось найти для себя защиту в чём-то высшем. Вспоминая, с какой бы молитвой обратиться и к кому, я вдруг почувствовала какую-то неуместность веры здесь в какого-либо другого бога, кроме этих гор… Здесь они сами как будто живая вечная сила, словно здесь и не существует никакого другого бога, кроме самих гор… Они – живые, с ними можно разговаривать, их нужно понимать, с ними нужно найти общий язык, они должны тебя принять… Тут я поняла, как появляется вера в духов гор, здесь я почувствовала силу природы, нашла объяснение возникновению язычества, шаманизма… Да, здесь сама природа есть бог! Здесь свои законы. Вот такие они горы. Горы - есть горы.



...Гора Джаниикту, 3.900 м… С направления на неё мы начали свой путь.
Вот в таких пределах высоты мы находимся уже 8 дней. Последние дни пути от постоянного высокогорья и холода наши лица уже опухли, сильно сгорели на солнце и обветрились, красные корки покрывают кожу, губы потрескались, на них полосками запеклась кровь, волосы не расчесаны, шапки почти не снимались, пот покрыл белыми полосами даже головные уборы, животы подтянуты, ноги избиты, вода долго не закипает на газе, до облаков достать рукой, новые ботинки изранены острыми камнями, покрыты попеременно то коричневой болотной жижей, то белой цементной пылью, омыты талой водой, затем бурлящей рекой, то снова в который раз высохли, приняв уже форму наших ног, а некоторые, не выдержав нагрузки, сдались и почти развалились…
Но, всему однажды наступает конец, как и нашему пути…



И вот, преодолев все высокогорные экстремальные трудности, наконец, мы начинаем долгий спуск в долину реки Аккол…
Внизу широкая река, раздваиваясь, образует огромный живописный остров со множеством небольших разноцветных озёр, а главное – с зелёными треугольниками деревьев! Как давно мы не видели зелень…
Спускаемся…
Напоследок я позволила себе детскую шалость – съехала вниз с горы по снежнику, как катаются с горки зимой, предварительно сбросив вниз по склону уже к тому времени полупустой рюкзак, чем сначала напугала, а потом насмешила народ! Не успела осознать, что этот был последний снег в это лето!
Спускаемся…
Вот появилась первая зелёная трава и цветы – настоящие! Не выразить словами, сколько радости может принести просто зелёная трава!
Спускаемся…
Вот первые корявые, стелющиеся по земле ковром, кусты карликовой берёзы, каменная смородина, жимолость…
Долгий-долгий спуск. От резкой смены высоты и соответственно атмосферного давления распухают ноги.



Ещё немного. Быстро меняются ощущения. Просто не верится, что в этот раз мы больше уже не поднимемся туда… Становится немного скучно, ведь здесь нет чего-то того, что осталось там, но и страшно, если бы вдруг пришлось сейчас повернуть и подняться снова…
Всё, нога ступила на землю…
Теперь можно расслабиться, хотя… до места ещё долго идти. Но сегодня мы остановимся на ночёвку на острове в долине реки Аккол, а здесь есть даже дрова.
Первые небольшие корявые деревца, первая тень!
Сбросив, наконец, рюкзаки и вдохнув уже невысокогорный воздух, мы упали на траве, наслаждаясь первой тенью, а дети уснули от усталости прямо на рюкзаках и земле…
Сегодня мы позволили себе наконец искупаться в озере или хотя бы немного умыться…
Сегодня мы снова увидели пламя костра – настоящего…
Сегодня у нас – праздничный ужин – плов…
Сегодня под нашими палатками мягкая трава…
На следующий день нам предстоит жуткий брод через наполнившуюся от прошедшего дождя и тающего мощного Софийского ледника реку…. Но сегодня, под ногами у нас уже земля и первая зелень.
Утром, словно прощаясь с нами, белые вершины гор, откуда мы спустились, игрою света и тени в накрывших их облаках, пытались оставить в наших глазах и сердцах ощущение сказочной загадки, мира, который мы так до конца и не постигли. Ведь горы – есть горы…
Долгий путь по долине реки Аккол…



И вот, наконец – первые люди! Это туристы, которые только собрались подняться на Софийский ледник. Увидев их, одичавшие, ошалевшие от радости после долгого одиночества, мы закричали: «Лю-ди!» Мы радовались людям, как будто с гор спустились! А они махали нам в ответ!
Всё, дошли. Дошли даже раньше, пришлось несколько часов ожидать машины в долине. Ветер сбивал с ног, за спиной прощались с нами те горы…
Всё, первые признаки цивилизации, первая связь. Первая фраза, сказанная в телефон одной из наших молодых девочек своим родителям, сразила своей правдивой откровенностью. Она закричала в трубку: «Мама, я – жи - ва - я!» И после этого все остальные дети (а им по 18 лет!) заплакали – то ли от радости, то ли от пришедшего наконец осознания всей, уже не грозившей теперь нам, опасности.
Несколько дней ещё мы отдыхали на Марсе – есть такое красивое местечко в Горном Алтае. Там разноцветная глина залегает слоями, образуя марсианский пейзаж. Мы грелись на солнце, купались в реке, гуляли по Марсу, варили ужин на костре, снова пели песни, сочиняли друг другу четверостишья на память, наслаждались жизнью…



Да, мы живы!
Да, здесь внизу - есть трава, деревья, тень, люди…
Здесь есть жизнь!
…А там, выше 3-х тысяч, жизни нет! Там – только камни, лёд, вода, ветер, сжигающее солнце днём и леденящий холод ночью…
Там – жизни нет…
Там – горы, а горы - есть горы.

 
8
Читайте также
Комментарии
Светла Багинска
0
Алтайский "Марс" - это Кызыл-чин :)
Наталья Кислинская
Да, Светлана, это Кызыл-Чин!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.