Фукусима. День 2. Часть 4

Даже ночью в этих местах атмосфера заброшенности ощущалась как-то невнятно. Дома целы и невредимы. Хозяева, наверное, легли спать или уехали ненадолго. Хотя дозиметр убеждал в обратном. Лишь кое-где сохранились следы бедствия 2011-ого года.
Вот гараж с заваленной стенкой. Крыша осела прямо на автомобиль. Странный он. Я остановился и полюбопытствовал, что это за техника. С виду обычный пикап чёрного цвета, но в кузове смонтирована позолоченная надстройка. Подсвечивая себе экранчиком навигатора, я осмотрел машину.
- Ничего себе! Парни, взгляните. Это же катафалк, - позвал я товарищей.
- Да, похож. Только отделение для гроба маловато, - сказал Макс.
- Прикольно, давай сфотаем? – предложил Фил.

 

Дорога пошла под уклон, и вскоре на ней замигали огни сигнального ограждения. Полотно за преградой было повреждено, видимо ещё с 2011-ого, и засыпано листьями. Ветви деревьев низко нависали над дорогой. Вроде, брошенный участок, но и здесь нашёлся один рабочий фонарь. Столь неуместный в картине ночного запустения.
Приблизились к трассе, которую предстояло пересечь. Рядом шумел небольшой, но бурный поток, мешая расслышать машины вдалеке. Впрочем, свет фар выдавал приближающийся транспорт заблаговременно.
За трассой маленькая дорожка продолжалась. Оба съезда с трассы перекрывал забор.
Трассу пересекали по одному. Сначала я перебежал дорогу, юркнул за забор и присел возле тёмной туши бульдозера, который дополнял собою забор. Затем дважды моргнул фонариком товарищам.
Вторым бежал Макс. Я встретил его у забора и указал место, где удобнее пролезть.
На дороге показалось несколько машин, и мы залегли возле бульдозера. Проехали. Теперь настала очередь Фила. Он повторил наш манёвр.
Теперь надо выйти к железной дороге. Но прежде необходимо сместиться на тропу возле леса, чтобы уйти с полей. Находиться на открытой местности даже ночью нежелательно. Нет-нет, а свет фар на поворотах освещал поля. И хотя водитель не стал бы отвлекаться на ночные пейзажи. Но сторонний наблюдатель, например пассажир, мог бы нас увидеть.
Так что триста метров от бульдозера до дорожки подле леса преодолели бегом.
И вот наиболее опасное место – пост регулировщика. Очевидно, что он там дежурил не один. Минимум двое. Так и оказалось. Мы увидели классическую будку охранника, в которой сидел человек, а поодаль мерил шагами обочину регулировщик. На посту работал бензиновый генератор, и за его тарахтением мы могли не опасаться, что будем услышаны. Шли тихо, ступали аккуратно. Ничего в рюкзаках не бряцало и не булькало. И кто же знал, что прямо возле поста дорога, как назло, будет вымощена стальными листами. Они вроде и тяжёлые и лежали ровно. И видно, что по ним техника ходила. Но половина из них буквально гуляла у нас под ногами. В тишине это бы не прошло незамеченным.
Проскочив злополучный мост, вышли на узенькую дорожку, параллельную «железке», и у баррикады из бетонных блоков сделали остановку.
- Привал. Фил, кури. Не факт, что потом получится.
Товарищ торопливо закурил, пряча сигарету в кулаке.
Я сверился с навигатором. Был вариант пройти несколько километров по дороге, не вылезая на «железку», что облегчало нам путь и позволяло сэкономить время. Но через реку на южной окраине Окумы пришлось бы переходить всё-таки по железной дороге.
- Хэлл, у нас получится к полуночи устроиться на ночёвку? – спросил Макс.
Я взглянул на часы. Без пяти девять.
- Хм, в общем-то, неплохо идём. Хотя и потеряли целый час на обход поста. Если дальше будет без препятствий, то дойдём до Оно за два часа.
Макс удовлетворённо кивнул.
Дорога то забиралась в горку, то спускалась. По сторонам росли высокие сосны, и воздух наполняло благоухание хвои и смолы. За день мы хорошенько отдохнули и топали вперёд, не сбавляя темп. Внимание не ослабляли, по-прежнему шли в походном порядке: я впереди, Макс двигался вторым, следил за фоном и сообщал его значения. Фил шёл замыкающим и следил за тылом.
- Макс, как фон?
- Норма.
- Э-э-э, то есть? – не понял я. – Покажи-ка.
Товарищ протянул мне дозиметр. Тот показывал 180 микрорентген в час.
Я усмехнулся:
- Ну да. По здешним меркам норма. Вот как восприятие быстро меняется! А ещё позавчера пятьдесят микрорентген в час казались значительным отклонением.
Ровным маршем вышли из лесу на открытую местность. Слева высилась насыпь «железки» и мост. Восхождение на неукрепленные откосы заставило попотеть. Рыхлая почва вылетала из-под ног. И не было ни травинки, чтобы ухватиться за неё. Карабкались почти на четвереньках.
С моста открывался хороший вид на округу. Слева проходил автобан. С него доносились протяжные гудки грузовиков. За автобаном высились горы, а на них вспыхивали белыми сигнальными огоньками высоченные опоры ЛЭП.
Справа в полутора километрах по хорошо освещённой Шестёрке проезжали автобусы и грузовики.
- Мда… Вот тебе и Зона. Даже ночью оживлённое движение, - вздохнул Фил.
Важно заметить, что все переживания по поводу живости Зоны были связаны не со зловредностью, а исключительно с нашими задачами и положением. Так всегда. Почти любой сталкер явно или неосознанно мечтает об идеальных условиях на объекте. Чтобы залез на объект и занимайся своими делами спокойно. Ходи, смотри, фотографируй и снимай видео. Ни охрана, ни рабочие, ни мародёры тебе не помешают. При этом периметр объекта должен охраняться, чтобы те же мародёры не растащили его по кусочкам, а заодно чтобы отвадить случайных гостей.
Мы любим заброшенные места, но вместе с тем совсем не желаем, чтобы всё вокруг приходило в упадок. Сочувствуем жителям покинутых населённых пунктов, сотрудникам разваленных заводов и фабрик, расформированных институтов и военных объектов. Ибо посещая эти места, убеждаемся, что они всё-таки (в большинстве случаев) были важны и нужны. А забросили их по неудачному стечению обстоятельств и безответственности в чиновничьей среде. Мы бы, наоборот, были рады, если процесс разрушения шёл медленней, по крайней мере, в России. А для нас-то объектов хватит…
То же самое касалось и ФЗО. Мы сочувствовали японцам и восхищались их решимостью восстановить утраченное. Но, учитывая наш неофициальный статус в Зоне, каждый человек представлял для нас угрозу.
От моста в сторону Оно отмахали ещё метров триста, попутно спугнув в посадке кого-то крупного. Мы уже привыкли, что при нашем появлении ночью со своих лёжек вскакивают звери. И обычно это происходило в считанных метрах от нас, так как двигались мы тихо и скрытно. Но в этот раз до зверя было далеко. А значит, нас снова выдавала гремящая щебёнка. Идти было очень неудобно, ведь шпалы были полостью засыпаны ею.
Поэтому я нашёл альтернативу, на нужном направлении, и мы оставили «железку». По пустынной и неосвещённой асфальтированной дороге идти приятно. По бокам то и дело встречались дома и участки.
Когда вошли в город, увидели странную картину. Посреди поля одиноко стоял дом. Похоже, он единственный уцелел из нескольких кварталов и теперь темнел на пустынном пейзаже.
Центральная улица представляла собой не менее странное зрелище: горели фонари, работали светофоры, кое-где на зданиях работала подсветка. Но все окна темны. И на улицах гробовая тишина. Даже шум автобанов сюда не доходил, отсекаемый окружающей застройкой. Так сразу и не поймёшь, что город остался пустым.
Мы посчитали, что ночевать в самом городе не разумно. Днём тут будет людно. И, изучив карту, выбрали небольшой микрорайон на окраине. Частный сектор с узкими улицами и заросшими садами - то, что нужно.
Сложив рюкзаки в схрон, пошли искать подходящий дом. Проверяли двери и окна. Большая часть из них была закрыта. Иногда возле домов находились машины, и мы осматривали их колёса. Спущены или нет? Всякое может быть. Вдруг, кто заночевал в доме.
Пройдя одну линию зданий, сделали остановку, чтобы выбрать для поиска следующий квадрат. И тут я заметил заезд вглубь территории. Такое и у нас бывает. Вроде все участки стоят вдоль дороги, но некоторые прячутся за первым рядом. Я проследовал по этой дорожке. Действительно, тут тоже располагался дом. Я подошёл к двери, ни на что не надеясь, повернул ручку и… дверь подалась внутрь. Удача? Проверим.
Изнутри дверь подпирали лёгкие металлические стеллажи. Я протиснулся внутрь и наскоро обследовал помещения. Внутри немного пахло уксусом. Не было сырости. На кухне и в гостиной бардак, но навести порядок для ночёвки недолго.
Проходя по коридору, заглянул в ванную комнату и туалет. Потом в дверь налево. Там была детская, и в ней царил чуть ли не образцовый порядок. Циновки были чисты и лежали ровно. Все вещи на полках, а кровать заправлена. Места в комнате запросто хватало на пятерых. При этом два человека могли лечь на кровать. Да и на циновках было неплохо даже без коврика.
Я разобрал нехитрую баррикаду и пригласил товарищей. Дом всем понравился. И, выждав контрольные полчаса - вдруг мы всё-таки сорвали невидимую «сигналку», и приедет полиция, – перетащили в него рюкзаки.
Товарищи не хотели размещаться в детской. Но я всё же убедил их, что следует занять именно детскую. Здесь было относительно тепло и сухо.
- Кто желает на кровать? Готов уступить, – сказал я.
Но и Макс, и Фил отказались. А Фил ещё раз спросил:
- Хэлл, ты уверен?
- Ё-моё, товарищи. Я что-то не пойму вашей щепетильности! Мы ж не от хорошей жизни сюда залезли. Где палатку ставить будем? Допустим, место найдём. А рано поутру опять сворачивать?
- Да, нет. Я не про дом, но всё-таки детская… - поморщился Фил.
- И что? Мы ж не мародёрить пришли. Нам просто надо переночевать. Конечно, хозяева не оценили бы наши потребности. Но их здесь нет. И дом по факту брошен. А детская самая чистая, и окна выходят в сад. Можно без опаски фонари включить. А в гостиной -бедлам… Так что, никто на койку не претендует?
Спутники повторно отказались. И я безраздельно занял кровать. Расстелив спальник, стал готовиться ко сну.
- Парни, слышите? – спросил Фил.
- Что? – уточнил Макс.
- Что-то стучит… Рядом совсем…
Мы затихли. Действительно в доме что-то едва слышно стучало. Нет, не в доме, а прямо в детской. Оно скорее тикало. И тут Макс сказал:
- Ха, да тут часы! Ходят ещё…
На тумбе у изголовья кровати стояли небольшие часы с будильником. Самые обыкновенные. Необыкновенным было то, что они работали. Могли они проработать с момента катастрофы? Разумеется, нет. В них стояли две пальчиковые батарейки, которые никак не протянут семь лет. Значит, хозяева иногда посещают дом.
- Хэлл, как тебе эти куклы? – спросил Макс, указав на трёх больших кукол, сидевших в углу.
- А, эти… Надо убрать или накрыть. А то будет ночью: «Дай хлеба!». Ужастики-то мы все смотрели, не надо повторять ошибок тамошних героев, - пошутил я.
Не мудрствуя, мы уложили рюкзаки прямо на кукол, что не грозило им никакими повреждениями.
Я разделся и забрался в спальник. Сон на удобной кровати - чего ещё пожелать в рейде?
3
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.