Фукусима. День 2. Часть 3

Переночевали так себе. Полноценный сон пришёл только под утро. Всю ночь в округе жутко вскрикивали какие-то птицы, а возле лагеря топтался кабан. Он долго похрюкивал и хрустел ветками. А потом вдруг пронзительно завизжал и умчался прочь с громким хрустом и треском.
Я отругал себя за то, что не организовал дежурство. Но такова неприятная особенность долгих рейдов. Приходится выбирать: либо полноценный отдых для группы, либо снижение ночных рисков. Конечно, ночёвка в здании или надёжном укрытии позволяет отказаться от дежурства. Но всё-таки его лучше организовать. В эту ночь никто из людей не нарушил бы наш покой. А вот зверьё могло помешать. Тот же кабан способен, разозлившись, помчаться на нашу палатку и в полминуты растоптать нас.
Запищал будильник.
Макс первым вылез из палатки и тихо но яростно выругался.
- Что такое, Макс? – спросил я.
- Выгляни наружу, - недовольно ответил товарищ.
Я высунулся наружу и всё понял. Солнце пока не думало подниматься над горизонтом, но уже было светло, как днём. Двухслойная конструкция тента у палатки хорошо затемняла её нутро. Вот мы и не заметили предрассветные сумерки.
Хотя прогноз погоды обещал до +10 градусов, всё равно было холодно. Вода в лужицах замёрзла. Ох уж эти холодные утренние подъёмы… Но, кроме холода, была другая забота, которая заставила нас шевелиться. Быстро одевшись, занялись разборкой палатки.



Небо на востоке окрасилось в жёлтые тона, когда палатка и рюкзаки были спрятаны под козырёк дома. На площадке остался только иней, в который превратился конденсат.



Теперь самое время для завтрака.



Пока грелась вода, я отправился совершить утренний моцион и заодно оглядеть место, где мы обосновались.
Оно представляло собой нечто вроде дачи. Небольшой дом, сарай и запущенный приусадебный участок с одичавшим садом.



Дом закрыт. А над сараем успели потрудиться кабаны.

 

Они оставили после себя характерные проломы в нижней части двери.
Вероятно, животные искали съестное в домах. Ведь у них отличное обоняние, и они способны учуять крупы и макароны, запрятанные в кухонных шкафах. В сарае тоже оказалось что-то, привлекшее их внимание.
С двух сторон участок окружал лес. И я убедился, что мы здорово намучились бы с поиском места под лагерь даже днём. Не то, что ночью.

 

С юга домик прикрывали заросли тростника.
А вот с запада хорошо просматривалась дорога, по которой теперь постоянно сновали автомобили. От дороги дом закрывал ряд высоких туй. Так что внутренний дворик был отличным местом - хоть пляши. Только с воздуха и можно обнаружить.
В половину седьмого послышался уже знакомый по вчерашнему вечеру сигнал и объявление. Солнце встало и осветило площадку. Держа в руках котелки с овсянкой, мы становились под его лучи и грелись.
После завтрака принялись за более подробное изучение прилегающей местности. Мы оказались на холме, который огибала оживлённая трасса. Так что на север и запад путь заказан. По крайней мере, до наступления темноты. Через дорогу, прямо напротив нашей дачи развернулась небольшая стройка, где усердно трудилась бригада рабочих. Им, было не до того, чтобы глядеть по сторонам. Но учитывать такое соседство важно.
Под мостом, где я ночью видел странные световые сигналы, действительно дежурил регулировщик с двумя сигнальными палками. Так что ночной проход по этому отрезку железной дороги отпадал.
Единственным полем для деятельности для нас оставалась окраина города. А в обязательную программу на день вошла проработка маршрута для обхода регулировщика. Задача осложнялась тем, что за автодорогой в районе предполагаемого её пересечения вовсю шла рекультивация земли: по полям ползали тракторы, белели комбинезоны и каски рабочих.
На тему многолюдства Фил пошутил, что мы словно не в Зоне поставили лагерь, а парке, в центре города.
Таким образом, нарушалась первоначальная концепция рейда. Я-то задумал каждый день делать вылазки на восток от временных стоянок по маршруту. А ближе к ночи мы должны были совершать переход на север, на новое место. Ночной переход у нас получился, а вот с вылазкой проблема.
Пройдя по лесу, подошли к ближайшим домам.



Во дворе стояли велосипеды,



стойка с кактусами



и бейсбольными мячами.



Помимо этого во дворе обнаружилась любопытная штука - клетка для ловли животных.



К клетке не спешили приближаться, так как на её корпусе крепилась белая коробочка неизвестного назначения. То ли оповещатель о срабатывании ловушки, то ли «сигналка».
По широкой дуге обогнули ловушку и вышли на узенькую улочку.



Прошли по ней наверх, но вынуждены были отойти обратно - впереди несколько ремонтных бригад занимались линиями электропередач.
Ладно, попробуем осмотреть хотя бы дома с краю.

 

Но все они оказались закрыты.
Зато нашёлся перегороженный съезд к трассе, которую предстояло пересечь ночью.



Только собрались пройтись по нему, как рядом послышался шум мотора. Мы быстро ретировались в лес. К заграждению подкатил мелкий грузовик, и кто-то вышел из кабины. Поспешность действий водителя настораживала. Зачем он сюда приехал? Неужели мы угодили в объектив камеры или сработала «сигналка»?
Но от рассуждений толка нет. Здесь было опасно, и нам оставалось убраться обратно в лагерь.
Пока шли по лесу, «вертушка», как и вчера, прошла на юг, а потом вернулась на север. Похоже, поиск возобновился. Или винтокрыл летал по другим делам? Связано ли его появление с приездом грузовика? Сплошные вопросы и домыслы…
- Хэлл, что-то нас прямо обложили со всех сторон, - заметил Фил.
- Есть такое дело. А собственно, чего мы ждали? Понятно, что заброшенные города. Но у японцев свои планы на Зону. Она, видимо, им совсем не нужна. Ликвидируют полным ходом.
- Как думаешь, дальше также будет? – спросил Макс.
- Полагаю, нет. В Окуме, в районе станции Оно фон должен быть выше. И возможно, там ещё не проводят таких масштабных работ.
Время близилось к обеду, солнце вошло в зенит и приятно грело. Хотя воздух оставался по-прежнему холодным. Раз никуда толком выбраться не удалось, мы неторопливо занялись обедом и послеобеденным сном, дабы накопить побольше сил для ночного перехода. Разложили коврики и спальники прямо на бетонной площадке и устроили спальный марафон на солнышке. Двое спали, третий дежурил. Менялись каждые полтора часа. При угрозе с воздуха дежурный должен был срочно будить товарищей, чтобы те успели уползти под крышу веранды. Две смены прошли спокойно, а вот на третью вертолёт всё-таки появился. И хотя он прошёл восточнее, отдых был испорчен - спать более не хотелось. Да и солнце стало уходить к западу, и уютный дворик погружался в холодную тень.
Внезапно услышали стук возле парадного входа, будто кто-то пытался попасть внутрь.
Стук, шорох, стук. Стук, шорох, стук. Я осторожно пробрался к углу здания и выглянул из-за него. Бригада рабочих мирно копалась на месте. Фырчал небольшой кран. Стук, шорох, стук. Возле крыльца никого. Ни человека, ни животного. Была лишь ветка, которая упёрлась в навесные ставни. И под лёгким дуновением ветра она стучала и скребла по ним. Ложная тревога.
До темноты оставалось полтора часа. До сигнала с говорящей тётенькой два. Выдвинуться нам лучше после восьми вечера. Итого, три с половиной часа. Уйма времени. Если и дальше сидеть без дела, то начнём скоро друг от друга шарахаться.
Поэтому мы занялись заготовкой воды. Неизвестно, как обстояли дела с водоисточниками в Окуме. А в соседнем овраге протекал маленький ручеёк. Если он брал начало из ключа в верховье оврага, то риск наглотаться заражённой грязи минимален. Увы, на счёт качества самой воды угадать сложно. На какие горизонты проникла радиация? Не ясно. С другой стороны верховодка может оказаться не менее опасной, чем грунтовые воды. В подобных условиях идеальным вариантом является свежая дождевая вода, либо снег. Ни того, ни другого не было. Так что мы взяли котелки и пустые бутылки из-под покупной воды и направились к ручью.
Овраг встретил нас подлой грязью, покрытой слоем сухой листвы. Вроде твёрдая земля, а наступишь, и нога уходит по щиколотку. Помогли корневища, торчавшие из земли, и поваленные стволы деревьев. По ним подобрались к ручью.
Серебристая струйка бежала по каменистому дну. На вкус и запах вода была приятна. Показания дозиметра радовали. Фон в овраге составил чуть больше 100 микрорентген в час.
Мы обошлись тем, что вытащили несколько камней со дна и из них же соорудили мини-плотину. Теперь подкотёлок полностью помещался в импровизированную ванночку. Дали ручью пару минут, чтобы ванночка гарантировано очистилась от возможной мути.



Набирать воду было сплошным удовольствием. Разве что надоедало сидеть на корточках и рукам прохладно. Подкотёлок набирался быстро. Осадка не было. А если он попадал, то ничего не мешало вылить и наполнить заново.
Залив все бутылки, удалились в лагерь и приступили к долгой процедуре кипячения. Когда вода вскипала, оставляли её на огне ещё на три минуты. После чего снимали котелок и убирали его в сторону, чтоб остыл. Наливали следующий и снова кипятили. Благо, у каждого имелось по котелку. Так что процесс не прерывался из-за недостатка тары.
Поостывшую, но ещё тёплую воду разливали в пластиковые бутылки и прятали их запазуху. Что неплохо помогало переносить подступавший холод.
- Хэлл, и всё-таки что мы будем делать, если так везде? – снова поднял насущный вопрос Макс.
- Ты про людей? Будем пытаться попасть в намеченные точки. А если не удастся, то зайдём туда, куда получится.
- Может так сложиться, что мы весь рейд будем тупо маршировать по ночам, а днём отсиживаться в лагере, как сегодня?
- Запросто. Особенно учитывая, что о нашем присутствии местная полиция и другие службы в курсе. Кстати, сегодня они как-то без огонька нас искали. Обратили внимание?
- Я всё-таки надеюсь, что вчера было не за нами, - сказал Фил.
- Нет, Фил, – возразил Макс. – Искали нас. Это точно.
- А как же сегодня? Не факт, что вертолёт летал за нами. Будто бы у них других дел нет, кроме того, чтобы ловить трёх раздолбаев, - не сдавался Фил.
- Да, ты прав. Сегодня нет той движухи, что вчера. Но вдруг они искали в других районах? А сирены не включали, так как решили сменить тактику и заодно не тревожить рабочих.
- Парни, да им не надо особенно заморачиваться, - сказал я. – Зачем нас искать? Тут залечь можно хоть на месяц. Была бы вода и еда. Думаю, они сделали проще. Разослали ориентировку, оповестили работников, дали инструкции на блокпосты и транспортные узлы на границе Зоны. Например, припрёмся мы такие красивые в Намиэ. Пойдём покупать билеты на поезд. А вместо вежливого кассира появятся не менее вежливые полицейские. Мы ведь не сможем выйти отсюда незамеченными, даже если сменим одежду и сбросим снарягу.
- Потому что мы гайдзины, - дополнил Фил.
- Вот именно.
- Кстати, мне сегодня сон снился, - сказал Макс, - Будто нас поймали и отправили под суд. Я и ты, Хэлл, были подсудимыми. А ты, Фил, был нашим адвокатом. И больше всего я запомнил, что мне было очень стыдно и неудобно, что мы так вот попались.
Мы рассмеялись и я сказал.
- Честно говоря, я пока засыпал, тоже про это думал. Запал – это плохо. Но ведь не в первый раз. А вот, что тень на сограждан в глазах японцев можем бросить – это особенно неприятно.
- Хорошая причина, чтобы не палиться! – резюмировал Фил.
- Это точно… Фил, потряси, пожалуйста, баллон. Опять газ еле идёт.
И в нарушение всех правил техники безопасности Фил отработанным движением потряс баллон. Пламя увеличилось, и горение стало интенсивнее. Так, кончено, делать нельзя. Но если бы мы располагали кубастыми баллонами на 450 граммов, или шайбообразными на 230 граммов, то не мучились так. Но у нас были бытовые цилиндрические баллоны на 220 граммов. Паршивые для рейда, зато вездесущие.
Солнце ушло за горизонт. Японская тётенька отрапортовала, что в Томиоке всё спокойно (или о чём она там говорила?). Мы почти закончили с заготовкой воды. Грелся последний котелок.
С дороги донесся странный сигнал, отдалённо напоминавший школьный звонок. Это проехала пожарная машина. Мы хорошо разглядели её в свете зажёгшихся фонарей. Не всё ладно в вечерней Зоне…
И вот, вода разлита в бутылки и расфасована по рюкзакам. Покидаем лагерь. Всё стихло. Рабочие разъехались. Свой пост заняли мигающие светофоры, фонари и сигнальные ограждения. Регулировщик опять бродил по короткой траектории. Окна двухэтажного дома возле платформы освещал ровный свет.
Осторожно выдвинулись на окраину города. Прошли ночными улочками. Несколько раз попали в световые пятна фонарей уличного освещения. Обойти никак. На других улицах то же самое, а обходить по дворам дело гиблое. Только нашумим и время потеряем.
В темноте сразу понятно, где днём жизнь кипит, а где еле тлеет. Центральные улицы хорошо освещены. На второстепенных улицах и переулках, горит от силы каждый пятый фонарь. Кое-где света вообще нет. Именно там мы и старались пройти.
3
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.