Фартовый!

Предыдущая часть - https://www.moya-planeta.ru/reports/view/po_gorodam_i_vesyam_kolumbii_32673/

Было раннее утро. В полусонном состоянии вышла из автобуса на автовокзале Медельина, но знала наперёд, что здесь не задержусь. В первом же кассовом окне поинтересовалась, куда мне лучше податься, чтобы посмотреть на оставшееся имущество, если оно ещё имелось, легенды Колумбии, наркодельца и даже политического деятеля Пабло Эскобара?
Не зря эта личность имела столько титулов. Наряду со своей криминальной деятельностью Эскобар занимался благотворительностью в пользу бедного населения Медельина. Несмотря на его преступное прошлое ни один бедняк Медельина не скажет о Пабло плохого слова. Но это я не к тому, что преступникам мирового масштаба нужно руку жать, а к тому, как в одном человеке могло уживаться добро и зло?

Кассир назвала мне местечко Дорадаль, где бывшее поместье Эскобара «Гасиенда Наполес» стало достоянием колумбийского народа и превращено в общественный сафари-парк, парк аттракционов и аквапарк. К тому же там ещё осталось кое-что от собственности бывшего наркобарона и было выставлено на всеобщее обозрение. Тематический парк находился в шести часах езды от Медельина, неподалеку от местечка Дорадаль в деревне Пуэрто-Триунфо.
Существует два маршрута к тому поместью. Один заканчивается в самом Дорадаль, а дальше до входа в парк надо пройти несколько километров или же взять такси. Второй автобусный маршрут проходит прямо мимо входа на Гасиенду Наполес и идёт куда-то дальше. Мне повезло. Водитель нашего автобуса согласился довезти меня и нескольких желающих посетить парк до входа за небольшую доплату. Колумбийская семья с детьми и чемоданами следовали туда же. Дорога мне показалась утомительной наверное оттого, что рассчитывала я на пару часов пути, а тут всё ехали и ехали.
Билет на территорию парка действителен в течение восьми дней. До того, как войти на гасиенду, снова предстояло платить мотоциклистам с каретой, потому что до другого входа в парк было очень далеко, не менее двух километров. В общем, какой-то трудно досягаемой оказалась бывшая фазенда Пабло Эскобара. Решила идти пешком, оставив свою сумку в ресторане перед главным входом.



Было жарко и не очень интересно шествовать по солнцу, хоть и шляпа при мне имелась.
Иногда вдоль дороги попадались статуи животных: носорогов, бегемотов, зебр, обезьян.

 


Это всё в память о том зоопарке, который некогда существовал на фазенде.
В 70-ые годы прошлого века эта загородная усадьба принадлежала семье наркобарона. Здесь были построены дома, искусственные водоёмы и бассейны, огромный зоопарк экзотических животных. Усадьба имела даже свою электростанцию и взлетную полосу. Здесь наркобарон планировал и осуществлял свою деятельность, если можно так назвать поставку кокаина на мировые рынки. В 80-е правительство страны конфисковало собственность и передало ее в руки государства. Так появился огромный тематический сафари-парк, ставший центром развлечений колумбийцев.
Дорога шла по открытым пространствам, а впереди уже был виден зелёный массив. Здесь меня догнала машина, где целая семья ехала отдыхать. Предложили подвезти, я не отказалась и осталась благодарна добрым людям.



Да, в том парке народу было густо, а у касс - столпотворение!

 


Выдали карту парка с указанием достойных осмотра мест. По всем этим точкам ходит транспорт в виде трактора-вездехода. Окрашен трактор под зебру в солидарность с зебрами, привезёнными Эскобаром из Африки. На этом самом тракторе отправилась я в центральную часть парка по бездорожью. Именно так.



Грунтовая дорога шла по дождевым лужам и слякотным низинам. Несколько деревянных мостов через речку проехали, где над водой висели летающие динозавры. Они свисали прямо с деревьев и казались неожиданными. Озеро с водоплавающими птицами проскочили.

 


Трактор грохотал недурно, он совсем не сбрасывал скорость на колдобинах и я всякий раз вставала, чтобы не отбить себе мягкое место о деревянную скамью. Им, конечно, можно и не пользоваться, если есть своя машина. На личном транспорте въезд в парк не просто разрешён, а даже приветствуется. А я что? Совсем безлошадная. Поэтому трактор стал единственно доступным средством передвижения и в обратном направлении, только возвращалась я не одна, ещё трое изъявили желание потрястись на этой грохочущей зебре, которая ни каким боком не походила на элегантное животное. У трактора имеются фиксированные остановки и появляется он на них каждые полчаса.

Осмотр начинался с животных за сетчатой оградой. Я видела их много на просторах Африки, поэтому всякие там зоопарки мною не воспринимаются. Но здесь случай особый. Эскобар был его владельцем.
В пределах поместья Пабло Эскобар ещё при жизни, а закончилась она от выстрела одного из охотников за его головой в 1993 году, приказал построить зоопарк-сафари, в котором было 120 антилоп, 30 буйволов, 6 бегемотов, 3 слона и 2 носорога. Пока не забыла, скажу, что хозяин зоопарка погиб почти в свой день рождения - второго декабря, а первого декабря ему исполнилось 44 года. Плохая цифра, она стала для него роковой.
Наркобарон не сильно любил людей, практически не употреблял кокаин и с презрением относился к наркоманам, а любил он деньги, дорогие машины, роскошную жизнь и животных – так в его Гасиенде Наполес появился сафари-зоопарк
На сегодняшний день от парка остались практически пустые вольеры, пока ещё огороженные металлической сеткой, и заброшенные клетки диких животных. Зрелище абсолютно плачевное. Да, народ ещё толпится у оград в надежде на промелькнувшее животное, но только редкие обезьяны подходят с той стороны за подаянием, да небольшое стадо буйволов пасётся вдалеке.

 


Та же участь постигла виллу, где проживала семья наркомафиози. До недавнего времени она ещё напоминала графские развалины, но мне досталось увидеть пустую площадку со строительным мусором, который тысячи ног посетителей разносили во все стороны и каждодневно втаптывали его в землю, стирая все следы былого величия.

После смерти Эскобара его имения и имущество перешли государству. Самое большое владение из 34-х поместий - Гасиенда Наполес - было разграблено.
Экзотические животные оказались брошенными в опустевшем поместье. Правительство не знало, что делать с таким «имуществом» наркобарона и по возможности сбывало животных в разные зоопарки мира. Стадо бегемотов к тому времени выросло до 22-х голов. Только троих бегемотов и старую зебру не удалось пристроить ни в один зоопарк и они остались жить в заброшенном и разграбленном имении. Потом зебра тихо умерла, а бегемот Пепе со своей подружкой побрели в джунгли на свободные харчи. Лучше бы не уходили.
Бегемотиха Матильда осталась одна. По сей день живёт в тихой заводи парка. Наверное, она устала от жизни повидав на своём веку разное. Матильда редко показывается людям, только иногда выставляет из воды свои широкие ноздри. Но даже этого достаточно детворе, которая облепив ограду и повиснув на ней, неистово кричит с утра до вечера: «Матильда! Матильда!». Когда наступает вечер и медленно угасает солнце, бегемотиха грузно поднимается из своего болота, чтобы в наступившей тишине спокойно поужинать.

А что же стало с Пепе и его любовью? По рассказам жителей их видели то у одной деревенской реки, то у другой. У них появился третий член семьи, они держались все вместе и почти не боялись людей. Их судьбу сломали экологи, посчитав, что эта милая семья принесёт вред экосистеме Колумбии. Их посчитали опаснее человека, который беспощадно загрязняет и умышленно уничтожает природу. Благодаря человеку с лица земли исчезают животные и птицы, мелеют реки, рушатся горы, прекращают своё существование пустыни. Разве только это?
В общем, после умного экологического решения в семью бегемотов пришла беда. На их поимку ушли охотники. Найти и убить их было несложно. Пепе убили семью выстрелами в голову, когда он отделился от семьи. Как было не похвастать таким трофеем самого Эскобара? Было сделано много фото на фоне убитого животного. Фотографии очень напоминали снимки у трупа Пабло Эскобара, когда ликующий отряд поочерёдно в безумной эйфории паясничал над трупом. Отряд военных расчленил животное и голову отправил в Боготу, как доказательство совершённого преступления.
Что стало с бегемотихой и детёнышем я не знаю. Их видели ещё несколько раз. Самка имела на морде следы заживших ран и уже не была доверчива к людям. Простые колумбийцы негодуют по поводу охоты на животных, а экологи считают, что с оставшейся на свободе семьёй надо поступить также – убить инородцев, которые своим навозом нарушают экосистему страны. И сфотографироваться у туши, естественно.

Говорят, что некогда стояли в парке гигантские макеты динозавров, которые приводились в движение электроприводом и даже могли издавать страшный рев, как чудовища из голливудских фильмов. Мне они уже не достались, хотя не знаю, насколько это могло быть интересно, разве что, как напоминание о жизни одного из богатейших людей в мире. Зато музей Африки удивил. Каким-то неуместным он мне показался, но если учесть особый интерес Пабло Эскобара к этому континенту, то существование такого музея можно оправдать.



Перед входом в сам музей по периметру небольшой площади были установлены высоченные статуи представителей африканских племён, а внутри помещения все стены украшали панно с африканскими мотивами. Здесь я знала всех!



Масаи, химбу, бушмены, туареги, хамеры, фульбе и даже мурси с амборе смотрели на меня со стен! И кто бы мог подумать, что их я встречу в Колумбии?! С огромным удовольствием рассматривала народы, которые мне были близки по африканским путешествиям, даже не заметила, как приняла на себя обязанности гида и собрала вокруг человек двадцать слушателей. А потом случилась осечка. Недоуменно уставилась в огромное панно с изображением папуасов племени дани с острова Новая Гвинея. Вот это да! Музей Африки, известный не только в Колумбии, выставлял папуасов за африканцев для общего обозрения! Целая команда этнографов допустила подобный казус. (А ведь если я делаю ошибку в своих публикациях, то обязательно найдётся гневный обличитель в некомпетентности.)
Люди вокруг меня как-то недоверчиво отнеслись к такому заявлению, тогда показала несколько папуасских фото. Позвали сотрудника музея, а с него, как с гуся вода. Идите, говорит, в администрацию парка и напишите им заявление. Вредностью я не отличаюсь, заявления и жалобы не пишу, у меня есть более интересные дела.



По мосткам и мосточкам вышла к аквапарку Rio Salvaje (Дикая Река). Что рассказать про аквапарк? Искусственно созданная река с водопадами и стремнинами, где можно было не только довольствоваться водными аттракционами в окружении статуй африканских животных, но ещё погулять по пещерам и гротам, или постоять на крутом каменном склоне и сфотографировать весь этот хаос на воде. Здесь даже водопад Виктория водяным занавесом ниспадал в бассейн и надо сказать, удивительно походил на сам оригинал. Вот такая она Дикая Река!
 

Если хочется искупаться, то вещи сдаются при входе, потом купайся себе в удовольствие! Я не могла войти без фотоаппарата, да и на время купания его было не с кем оставить, поэтому моё посещение аквапарка ограничилось обычным плесканием до пояса с замотанным в целлофан фотоаппаратом в руках. Даже такое пребывание в водном царстве доставляет удовольствие в жаркой середине дня. Увеселительные места, как пауза в моей программе, поэтому следующий объект дал пищу для ума.

Мемориальный музей Пабло Эскобара посвящён тёмному прошлому усадьбы. Жизнь этого человека похожа на фантастический боевик.



Самый успешный террорист в истории человечества родился в семье простого фермера. Он сделал себя сам и начал с обычного бандитизма в бедном квартале Медельина. Это потом жизнь наполнилась деньгами и превратилась в сказку, всего-то надо было кого-то убивать. Её главный герой навсегда останется в памяти у жителей Медельина призраком ужасных дней и войн в истории Колумбии, да и не только Медельин будет помнить о нём, весь мир ещё не скоро забудет Эль-Патрона, то есть босса самого мощного наркокартеля, который когда-либо видел свет. На счету наркобарона убийства Министра юстиции Колумбии, трех кандидатов в президенты, более 200 судей, около 1000 офицеров полиции и несколько десятков журналистов, а также взрыв самолёта 27 ноября 1987 со 110-тью погибшими, теракт в центре Боготы 30 января 1993 с 27-мью погибшими и 70-тью ранеными…



Совсем недавно со страниц наших газет не сходило словосочетание «Медельинский картель». Оно так примелькалось, что новости из Колумбии я уже читала через раз. А представляете, каково было колумбийцам ежедневно и во всей возможной прессе читать новости от наркокартеля? Газеты пестрели фотографиями криминальных разборок между преступными группировками и с государственной властью.
Сейчас это уже история, хоть и недалёкая. Фотографии из тех же газет представлены в музее. По ним прослеживается жизненный путь до самого конца одного из богатейших людей планеты с личным состоянием в $25 миллиардов.



Погиб он банально глупо. Говорят же, что семья для преступников, как Ахиллесова пята, самое уязвимое место. Это неважно, что у него было слишком много внебрачных связей, семья оставалась семьёй. Пабло и его старший сын Хуан, похожий в точности на отца, маниакально любили друг друга. Хуану было 12 лет, когда он говорил с отцом в последний раз по телефону. Отец пренебрёг бдительностью и разговаривал с ним из укрытия более пяти минут, признавался, что ради возможности быть рядом с Хуаном готов сдаться полиции. В этот момент было выявлено место нахождения «Кокаинового Короля». Такая отцовская слабость стоила ему жизни.



Музей интересен не своим внешним обликом, который имитирует полуразрушенное строение, с возвышающимся над ним и постоянно работающим вертолётом наркобарона,



именно факты из жизни семьи Пабло Эскобара повергали меня в изумление. Когда его дочь, будучи девятилетней девочкой, захотела иметь единорога к тому экзотическому зоопарку, который уже был, то отец приказал купить красивую лошадь, прибить скобами к её голове деревянный рог, а на спину пришить крылья. Такой подарок просуществовал недолго, лошадь погибла.
О деньгах! Тут уж совсем фантастика! Когда скрываясь со своей семьёй от властей в горах, маленькая «принцесса короля» дрожала от холода и была голодна, Эскобар не задумываясь сжёг два миллиона долларов, чтобы обогреть семью и приготовить пищу.

Роберто Эскобар, будучи бухгалтером картеля, рассказывал, что его младший брат Пабло тратил $2500 ежемесячно только на резинки для перевязывания пачек купюр. Примерно 10% наличности терялось из-за крыс, откусывающих уголки купюр в хранилищах. Неужели такое могло быть? Кстати Роберто Эскобар пробыл в тюрьме 11 лет и написал там книгу «История Бухгалтера: Жестокий мир картеля Медельин». О смерти Пабло узнал находясь в заключении. Сразу же предал семью и пошёл на сделку с Организацией по Борьбе с Наркотиками для дачи показаний о своем брате, но сама семья его не осуждает, будучи уверенной, что его заставили сделать этот шаг. С момента освобождения из тюрьмы в 2003 году он руководит этим музеем.

Я стояла перед стендами музея и читала надписи к жутким фотографиям, где взрывались машины, погибали люди, полыхали пожары и только сейчас узнала настоящую цену тому самому словосочетанию из новостной строки наших газет в 90-ых - «Медельинский картель». Цена была страшной.

После музея какая-то вся раздавленная побрела на площадку транспорта искареженного взрывами и самим временем. Ржавые «Роллс-Ройсы» и «Мерседес Бенсы» превратились в груды ненужного металла давно закончив свою жизнь, как и их хозяин.
 

Ведь Эскобар был владельцем 40-ка раритетных автомобилей. Да что автомобили? Он был владельцем кокаинового мира и конкурентов у него не было. Кстати, что стало с деньгами? Семья потеряла практически всё, деньги были конфискованы и переданы колумбийским властям. Теперь, наверное, я понимаю, почему Колумбия столь хороша и ухожена). К моменту гибели глава Медельинского картеля сумел изменить всю историю страны. След войны, развязанной наркобаронами против всех, кто пытался им сопротивляться, присутствует в ней до сих пор.
Забегая вперёд, скажу, что джунгли Дарьен, лежащие между Колумбией и Панамой являются непроходимыми по причине гор, болот, ядовитых насекомых и пресмыкающихся. Построить дороги там не получалось, хотя попытки были и закончились ничем. Джунгли стали убежищем для преступников. Через Дарьен до сих пор происходит сбыт кокаина. Все транспортные пути заканчиваются на подъезде к джунглям, а начинаются они снова уже в Панаме, где лесные болота перестают быть. Индейские лесные племена вкупе с наркодельцами не принимают чужаков, вход в их владения заказан всем. Понятно, что нынешними методами строительства можно построить не одну дорогу, но тогда наркотрафик максимально мобилизует свою деятельность и поставка кокаина станет менее проблемной. Поэтому дорог нет и этот участок суши преодолевается по воздуху или по воде, а ведь его протяжённость всего 100 километров.

Что ещё осталось на фазенде от семьи Эскобара? Ничего. Это всё. Правда ещё один семейный бассейн переоборудовали в маленький аквапарк с фонтанами, ручьями и водопадами, а в его центре гигантский спрут раскинул щупальца по сторонам. Ассоциировался он у меня с наркобизнесом, который распростёрся почти по всему миру.
 

На фазенду Эскобара у меня ушёл день. Интересным показался музей, именно он произвёл на меня впечатление и всё оставшееся время до ночи я переваривала чужие жизни. Обратный путь проделала по знакомой схеме. На полосатом тракторе доехала до второго входа в парк, потом на попутном мотоцикле до первого входа на гасиенду, там я забрала свои вещи у сотрудниц ресторана, купила бутылку воды и побрела до деревни два километра. Мне повезло. Проходящий автобус подобрал и с ним приехала в Медельин. В Медельине была ночь. Дальше планировала ехать в Гуатапе, где пять лет назад любовалась камнем Пеньол, как-будто кем-то поставленным на вершине холма. Город я тогда не видела, поэтому в этот раз меня интересовал он и это совершенно особый случай

следующая https://www.moya-planeta.ru/reports/view/samyj_razrisovannyj_gorod_mira_guatape_kolumbiya_33227/
5
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.