Фалаза в Рождество: первый поход "Приморской высоты". День 2

День 1.

День 2



Утро началось со звука открывающегося замка двери палатки. Это Саша, он очень быстро стал говорить: «Просыпайтесь! С добрым утром! Я сфотографировал рассвет на второй вершине. Там очень красиво! Давайте чайник ставить. Надо снега набрать. И дров найти. Вадик, я нашел, где много дров — там в районе второй вершины. Давайте позавтракаем и туда сходим? Я вот сходил за 25 минут туда-обратно». Мы спросонья еще плохо соображали, кто мы и где мы. А у Хитрова уже такая бурная деятельность. Но оно и хорошо. Только когда он успел выбраться из палатки? Я даже не слышала, так хорошо спала.

Здесь неискушенный турист удивился — вторая вершина?



Да. Оказывается, в 500 метрах от «нашей» стоит еще один крест. И именно он определяется GPS как «г. Литовка, 1279 м». Здесь тоже очень красиво, мы чуть позже сходили и сюда. По пути встретили знакомого и несколько групп туристов. Не тропинка, а хайвэй! У того креста мы сфотографировались на фоне открывающегося вида для «Приморского Барса». Затем вернулись к палатке и сфотографировались возле «нашей» вершины. На всякий случай. (Для получения значка «Приморский Барс» необходимо сфотографироваться на 10 вершинах края, команда «Приморской высоты» планирует получить значки в этом году.)



Утром и днем на вершине возле палатки мы познакомились и поболтали со многими людьми. Некоторые грелись у нашего костра, другие угощали «волшебным» чаем, третьи просили сфотографировать их на вершине. Приятно, что Фалаза пользуется такой популярностью у туристов, и в это рождественское утро все они решили прийти именно сюда. Кстати, пора уже уточнить, что без тяжеленных рюкзаков обычные туристы забираются на вершину всего за 1,5-2 часа. Гора считается легкой для восхождения, сюда идут туристы с любым уровнем подготовленности. Особенно красиво на горе осенью (впрочем, как на любой горе в Приморье).

Итак, поболтав с туристами и пообедав (наш завтрак из поджаренного на костре хлеба с сыром и салом плавно перерос в обед из гречки с тушенкой), мы стали потихоньку собираться. Подсушили вещи на костре (так они становятся легче), свернули палатки-спальники, разложили вещи по рюкзакам. Это заняло меньше времени, чем когда мы все распаковывали.

Погода стояла теплая и безветренная, в самый раз продолжать прогулки по зимнему лесу. Мы убрали мусор с поляны, постояли напоследок немного на вершине и отправились вниз. В этот раз мне все-таки достался тот первый, зеленый рюкзак, который теперь весил килограммов 10. Рюкзак с камерами Саша забрал и собирался фотографировать при спуске.



Что ж, спускаться — не подниматься, подумала я и с воодушевлением закинула его на плечи, застегнула ремни и надела перчатки. Ступив на тропу, сразу же поскользнулась и схватилась за ближайшее дерево. Рюкзак добавлял инерции, и я летела от дерева к дереву, иногда прокручиваясь на каком-то из них. От постоянного напряжения мышцы заныли. Еще было страшно улететь с косогора — и не по тропе, а со склона куда-то в лес. Все эти страдания были обусловлены тем, что мы не хотели спускаться сидя, как наши предшественники. Не хотели участвовать в преобразовании туристической тропы в бобслейную трассу, которая так вымотала при подъеме.

Но так получилось, что Саша с рюкзаками и камерами все-таки не успел поймать дерево, упал и повредил уже травмированную спину. Идти стало сложно. Поэтому мы плюнули на свои намерения спуститься пешком и с радостью покатились вниз, усевшись на тропе. Конечно, дело пошло быстрее. Так сказать, пошло-поехало. Хотя камеры Саша спрятал от греха подальше, а тормозить приходилось очень часто, ведь в «трассе» были и корни, и камни, и неожиданные повороты с обрывами.

Где-то в середине тропы я поняла, что вся спина у меня мокрая. Штаны от лыжника надела без ремней-подтяжек, превращающих их в комбинезон, и поэтому мои оберегаемые почки теперь страдали больше всего. Тельняшка вся в снегу и встала колом, было холодно и противно. Вспомню-вздрогну. А еще ботинки постоянно загребали снег, поэтому со временем носки промокли насквозь. И руки без перчаток по снегу… Потому что в варежках жарко, а без них — в самый раз.



Спуск занял чуть больше часа. Уставшие, но довольные, мы наконец вышли к горнолыжке. С гордостью прошли мимо сноубордистов. Один из них остановился возле нас и сказал, что знает кто мы и следит за проектом, похвалил фотографии Саши. Было очень приятно получить такую поддержку, когда почти не осталось сил. Мы дошли до кафе и наконец сняли рюкзаки.

В тепле усталость навалилась с новой силой. Я разулась, сняла верхнюю одежду и медленно села в кресло возле елки. Рядом на полу играли дети. Кажется, они даже что-то мне показывали и рассказывали, но я была малоразговорчивой тетей, кивала в ответ и иногда пыталась что-то промычать-промяукать в ответ. Будто вся усталость мира упала на плечи. Ирина и Александр встретили нас снова гостеприимно. Угостили борщом и чаем с блинами. Налили немного алкоголя. Мы болтали с ними о «Грибановке» и о Фалазе, когда вдруг поняли, что надо ехать домой. Оказалось, что до последней электрички всего полчаса. Александр отвез нас на станцию и пригласил как-нибудь приехать покататься на сноубордах. Мы, конечно, ответили, что постараемся, поблагодарили за все и остались на перроне.

В Анисимовке зимой холоднее, чем в «Грибановке» и на Фалазе. И за 10 минут ожидания электрички я успела замерзнуть. Но была надежда отогреться в вагоне. Увы, она не оправдалась. Эти 2,5 часа до Владивостока я запомню навсегда — так еще мерзнуть мне не доводилось. Пар изо рта, двери между вагонами без конца открывают и не закрывают за собой, печка под сиденьем еле теплилась. А у меня, напомню, мокрые ноги и спина. Носки будто заледенели, приходилось крутить ступнями, чтобы разогнать кровь. Всю дорогу тряслась и читала книжку. Под конец поездки стало закладывать нос, горло запершило. Что же, я победитель по жизни — переночевать зимой на горе и простыть в электричке по пути домой.

Кстати, дома мы были в 22.00. Приключение длилось 39 часов.

Спасибо, Фалаза, за удивительное приключение! Спасибо, что пустила на вершину. Следующим станет Пидан. Надеюсь, недельная простуда после восхождения не станет для меня доброй традицией.



Что мы знаем о Фалазе

Гора Фалаза (с 1972 года — Литовка) — одна из вершин Ливадийского хребта (до 1972 года — хр. Пидан). Высота над уровнем моря — 1279 метров, набор высоты — 1000 метров. Старое название китайское, состоит из компонентов: «фоу» (холм), «ла» (груда камней), «цзы» (суффикс) – холм, гора [Соловьёв Ф.В., 1975].

До 1972 года название Фалаза в Приморье носили сразу три вершины: собственно, нынешняя Литовка, горы Лобная (Фалаза Малая) и Открытая — в Ольгинском районе края.

Ближайший населенный пункт — село Анисимовка (до 1972 года — Кангауз — по названию одноименной реки, теперь — Суходол). К слову, эта река в китайской географии начала XVIII века под названием Фалиньхэ, в чем также можно искать корни первого названия горы Литовки (тоже названной по имени ближайшей реки).

До присоединения Южно-Уссурийского края к России окрестности Фалазы были заселены китайцами. Русские переселенцы появились в этих местах в начале XX века, основав в 1901 году село Кангауз. Их стараниями, а также благодаря строительству Сучанской узколинейной железной дороги, деревня быстро разрослась.

Первое упоминание окрестностей Фалазы есть у первопроходца края и русского офицера-лесничего Алексея Будищева, который одним из первых обследовал эти места в 1859-1867 годах.



Вот, что он пишет в своей книге «Описание лесов южной части Приморской области»:

«Канхоуза (Кангауз — прим. авт.) составляется из двух рек — Канхоуза и Хомяхоуза, которые разделяются между собою высокими горами, поросшими густым лесом. К вершинам речек этой системы горы еще выше и лесистее; сперва мы думали, что они принадлежат главному водораздельному хребту Сихотэ, но оказалось, что против вершин Канхоуза находятся источники р. Сича (Тигровая — прим. авт.), притока Сучанской системы. На ближних же горах виден только плохой дровяной, редко поделочный, лес. Лучших пород деревья – ясень, ильм, клен, орех – нарубаются китайцами в надречной полосе леса».

Из первопроходцев бывал в этих местах и В. К. Арсеньев, начинавший свое изучение Уссурийского края именно с территории нынешнего Шкотовского района.

«От Шкотова вверх по долине Цимухе сначала идёт просёлочная дорога, которая после села Новороссийского сразу переходит в тропу. По этой тропе можно выйти и на Сучан, и на реку Кангоузу (Гань-гоу-цзы — сухая падь (долина)) к селу Новонежину. Дорога несколько раз переходит с одного берега реки на другой, и это является причиной, почему во время половодья сообщение по ней прекращается» («В горах Сихотэ-Алиня»).

 

Фалаза и ее склоны покрыты густым, преимущественно еловым, лесом. В предгорьях горы встречается тис, в изобилии кедр, ель обыкновенная и несколько видов березы, в том числе береза каменная. Здесь произрастают заманиха и лимонник, шиповник и дикий виноград.

Вершина горы двойная, на ее западном отроге установлен крест, который называют «Крест Фалазы». Вариантов подъема несколько: со стороны горнолыжной базы «Грибановка», со стороны ключа Смольного, со стороны села Тигровое.

Фалаза – одно из самых популярных мест среди скайраннеров и любителей экстремальных видов спорта. Самые известные мероприятия — «Falaza Challenge» и «Январские обгонялки».
2
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.