Epmire State of Mind. Имперское состояние души





Мечты сбываются. Столица мира. Современный Вавилон.


Два лучших открытия, которые подарила нам жизнь – это искусство и путешествия. Благодаря им ломаются границы сознания, приобретается новый уникальный опыт. Иногда один день, проведенный в других местах, дает больше, чем десять лет жизни дома. Телеканал и премия «Моя Планета» сделали нам незабываемый подарок! В прошлом году я победила в номинации «Кандидат в путешественники», и мы с мамой побывали в городе нашей мечты, Нью-Йорке. Мы бесконечно счастливы и до сих пор не можем поверить в произошедшее. Своими эмоциями, не угасшими даже спустя 4 месяца, я бы хотела поделиться с Вами, дорогие читатели!
Когда мы узнали, что в списке стран, предложенном спонсором, есть США – страна, которая с юности казалась нам инопланетной, мифической и одновременно близкой (ввиду влияния культуры), то, не задумываясь, решили отправиться в Нью-Йорк. Нью-Йорк — это первая ассоциация, которая возникает в сознании, когда говоришь о Штатах. Его достопримечательности мы столько раз видели в кинематографе, что хотелось оказаться воочию на этой огромной съемочной площадке.

 

Томительное ожидание и главный вопрос, не дававший покоя: «Какой же ты на самом деле, город больших возможностей?»
Мегаполис, гудящий словно улей. Сверхдинамичная столица мира сверкает миллионами ослепительных огней, гремит звуками песен уличных музыкантов и бродвейских шоу, увлекает за собой, погружая в пучину ярких цветов и многоликих эмоций. «Большое яблоко» поражает этнической пестростью, безграничной свободой, своей громадностью, богатством и нищетой, рассеянной в ней.

Мне это не снится?


Худощавый парень с рыжими волосами и веснушчатым лицом помог нам поднять чемоданы по ступеням узкой лестницы, ведущей к выходу из метро. Место нашей локации - боро Brooklyn, район Williamsburg, станция Bedford Avenue. Мы стояли на пересечении 7th North Street и Driggs Avenue. Сумерки уже подкрались к городу. В сияющих витринах небольших магазинчиков и кофеен отражался уходящий день. Людской поток хаотично перемещался на этом клочке пространства, где кипела жизнь. Направившись в сторону увеличения номера улицы и, дойдя до искомой 12th North Street, я решительно посмотрела налево. В лунно-лиловых бликах заходящего солнца возвышался наш шикарный пятизвездочный отель The William Vale Hotel. Гремя колесами чемоданов, мы зашагали к нему.

 

После регистрации администратор, широко улыбнувшись, выдал ключи. Радость была такой исполинской, что, сгорая от нетерпения, я говорила про себя: «Поскорее бы уже!». И в этот момент из приехавшего лифта в лобби выскользнули постояльцы, а мы зашли, затащив свой багаж, и спешно нажали на нужную кнопку. Кабина медленно и тихо поползла вверх, на 18 этаж. Дзинь! Двери лифта бесшумно открылись, и по ярко освещенному коридору мы направилась в свои номера. Помню, что как только зашла внутрь, подумала: «Неужели это все сейчас происходит со мной? Это не сон?» И пока я детально изучала стильный интерьер, осязая каждый предмет, постепенно возвращалась к мысли о том, что все вполне реально.

Выйдя на террасу своего роскошного номера, я не могла сдержать детского восторга. Иссиня-черная теплая июньская ночь уже накрыла город, но бессонный Манхэттен переливался огнями иллюминации величественных небоскребов, рассекающих своими башнями-шпилями купол небосвода. Сердце бешено колотилось, казалось, что оно вот-вот вырвется из грудной клетки. Я стояла как завороженная, не в силах отвести взгляд, хоть и осознавала, что еще долго буду созерцать эту бесподобную кинематографичную красоту. Но мне хотелось каждой клеткой тела впитать то первое ощущение. И я не могла даже представить, что испытывала, находившаяся в соседнем номере, моя мама, ни разу в жизни не бывавшая за границей и не видевшая ничего подобного.

 
© thewilliamvale.com

Положив голову на зефирную подушку большой двуспальной кровати, я долго размышляла о предстоящих открытиях, и, несмотря на длительный перелет и джет-лаг, необузданное чувство ликования не позволяло мне заснуть. Но в какой-то момент калейдоскоп мыслей в голове, уносивший меня за пределы гостиничного номера, стал постепенно растворяться, и я провалилась в беспамятство сна.


На пути к прекрасному


Утро началось с ароматного кофе, который был неспешно выпит на балконе; жадного взгляда в горизонт, где в летнем мареве призрачно блестели стальные грани 102-этажного Empire State Building и других высотных зданий; с легкого волнения перед первой прогулкой в туристической мекке США.


© thewilliamvale.com

Выйдя из отеля на залитую солнцем улицу, мы, любопытно глазея по сторонам, желали отправиться в бурлящий Манхэттен и, конечно, воспользовались самым востребованным и бюджетным видом транспорта в NY – круглосуточно работающим метро, которое имеет протяженную, разветвленную сеть, позволяющую доехать в любой конец города. Но, к сожалению, необходимо куда больше времени, чтобы привыкнуть к новой системе пользования, отличной от российского и европейского метрополитена. Каждая линия метро Нью-Йорка идентифицируется либо по букве, либо по номеру. Не обращайте внимания на цвета. Если не ограничивать использование метро районом Midtown, полагаться на цвета — верный способ заблудиться. Поезда ходят часто, но именно своего маршрута можно ждать 10 минут, а ночью порой и дольше. Летом на платформах невероятно душно, а в вагонах, напротив, усиленно работают кондиционеры – с собой всегда лучше носить ветровку/толстовку. Комфорт и практичность превыше всего, поэтому у станций отсутствует художественное оформление. Также не стоит удивляться грязи, крысам, людям без определенного места жительства, с которыми Вы столкнетесь.
С учетом длительности нашей поездки и частотой перемещений, мы дважды приобретали недельный безлимитный проездной (7-Day Unlimited Pass), который также распространяется на городские автобусы и канатную дорогу, соединяющую Верхний Манхэттен с Островом Рузвельта (об этом чуть позже). Поэтому цена в 31 $ (+1$ за саму карту) вполне себя оправдывает.

Поезд привез нас к South Ferry – Whitehall – пересадочному узлу между линиями нью-йоркской подземки и терминалу ярко-оранжевого парома Staten Island Ferry. Паром - не только вид бесплатного общественного транспорта, соединяющий многолюдный Манхэттен с наиболее территориально удаленным и наименее населённым Staten Island (боро Нью-Йорка, расположенный на одноименном острове). Ввиду того, что паром довольно близко проплывает мимо Первой Леди Америки – Статуи Свободы, у Вас есть уникальная возможность воочию увидеть одну из главных достопримечательностей города и страны в целом, не заплатив ни цента. Путь в один конец занимает 30 минут, поэтому Вы в полной мере сможете не только насладиться невероятными видами, но и успеете сделать удачные кадры главного символа США, модернистской застройки Downtown, которые будут ничуть не хуже, чем на глянцевых открытках.

 

Но помимо общеизвестных и самых очевидных достопримечательностей Нью-Йорка, где Вы повстречаете сотни любопытных туристов, просто необходимо познакомиться с некоторыми местами, которые особо не освещены в большинстве путеводителей. Они обладают умиротворенной атмосферой и позволяют посмотреть на город с необычного ракурса.

Переменчивость судьбы


Если, будучи в NY, Вы утомитесь и захотите побыть в одиночестве, отдохнув от суеты, быстрого ритма жизни, то Вам непременно нужно ехать на Остров Рузвельта, который совершенно не похож на остальной город.

 

Roosevelt Island, расположенный в проливе East River между Лонг-Айлендом и Манхэтенном, с последним не имеет прямой сухопутной связи. Попасть на этот остров (длина – 3,2 км, максимальная ширина – 240 м) спокойствия и безмятежности, где проживает около 12 000 человек, можно либо на метро, доехав до одноименной станции линии F, либо по мосту Куинсборо попасть в Куинс, а оттуда по мосту Рузвельта на одноименный остров. А можно воспользоваться канатной дорогой из фильмов «Леон», «Ночные ястребы» и «Человек-паук», открытой в 1976 году! Два современных вагона канатки, также предназначенных для перевозки велосипедов и инвалидных кресел, каждые 15 минут передвигаются со скоростью около 30 км/ч параллельно мосту Квинсборо и доставляют Вас к одному из самых необычных районов Большого яблока.


© Roosevelt Island Tram/alamy.com

В 1637 году этот небольшой клочок земли, изначально принадлежавший индейцам канарси, был куплен голландским губернатором. После победы Англии над Голландией в войне, капитан Джон Мэннинг захватывает остров, который впоследствии переходил его родственникам по наследству. И только в 1828 году этот участок суши, выкупленный городскими властями Нью-Йорка, перестал быть частным владением. Ввиду изолированности этой территории, здесь были построены тюрьма с больницей для заключенных и психиатрическая лечебница. Сразу после открытия клиника погрязла в скандалах, связанных с ужасными условиями содержания и жестоким обращением с пациентами. Печальную картину дополнили организованный тут же работный дом для мелких правонарушителей и инфекционная больница для заболевших оспой.
Переименование острова в честь 32-го президента США Ф. Рузвельта и его преобразование из места для преступников и душевнобольных в жилой район началось только в 1973 году.
За 400 с лишним лет остров несколько раз менял название и вместе с ним судьбу. Несмотря на довольно мрачные этапы его истории, как мне показалось, энергетика у этого места таковой не является. Напоминают о событиях минувших дней лишь несколько сохранившихся зданий, ставших своего рода достопримечательностями.


Часовня «Добрый пастырь» (Chapel of the Good Shepherd), построенная в 1888 году архитектором Фредериком Уизерсом.


Во время прогулки по тихим улицам я повстречала стандартные многоэтажные жилые дома, небольшие супермаркеты, собственную островную школу, парковые зоны, где совершила фотоохоту на бесстрашных и шустрых белок!

 

На уютном променаде, где можно провожать закат, следя за неспешным течением пролива, я наслаждалась нетривиальными видами Манхэттена, урбанистическими панорамами Бруклина и Квинса. Остров особенно привлекает этим ощущением контраста: приют уединенности и размеренности под боком густонаселенного города.

 

Добрела до южной части острова, преобразованной в Парк четырех свобод. Четыре свободы – ценности, провозглашённые Ф. Д. Рузвельтом в ежегодном обращении к Конгрессу «О положении в стране» 6 января 1941 года. Они перечислены на кубе из белого гранита: свобода слова, свобода вероисповедания, свобода от нужды и свобода от страха. Символично, что парк расположен напротив штаб-квартиры ООН, так как принципы, на которых была основана ООН, во многом определила концепция, сформулированная бывшим президентом в годы Второй мировой войны.

 

Спустившись по белоснежным ступеням на самый край острова, к парапету, граничащему с бегущим проливом, смотря в неизвестную даль, я начала неосознанно формулировать свои впечатления о поездке, пусть даже еще не подошедшей к концу. Размышляла о такой разноплановой архитектуре, обо всех замечательных музеях, парках и мероприятиях, которые к тому моменту мне уже удалось посетить, об особенностях инфраструктуры города, ну и, конечно же, о его многочисленных жителях.

С учетом растущей в США толерантности к различным расам, религиям и сексуальным предпочтениям, Нью-Йорк, где проживают люди практически со всего света, можно смело назвать городом свободным, и лишенным предрассудков. Нью-йоркцев сложно чем-то удивить.
Представьте ситуацию. Разгар дня, на улице такое дикое пекло, что любая активность способна уничтожить последние остатки жизненных сил. И вдруг Вы видите девушку с волосами цвета сирени, одетую в полупрозрачную майку без бюстгалтера, джинсовую юбку до колена и ботинки Dr. Martens. Она идет по улице и весело, задорно голосит песню «A Little Party Never Killed Nobody», при этом в такт покачивает бедрами, а также использует другие движения для подтанцовки. Это нормально. Более того, никто даже не бросит в ее сторону оценочный и, не дай Бог, презренный взгляд.
В путевых очерках И. Ильфа и Е. Петрова «Одноэтажная Америка», написанных в 1935 году мне встретилась фраза, как нельзя точно характеризующая всех тех нью-йоркцев, с которыми мы взаимодействовали во время нашего грандиозного путешествия:
«У самого занятого американца всегда найдется время, чтобы коротко, толково и терпеливо объяснить путнику, по какой дороге ему надо ехать»
. За 80 лет ничего не изменилось! Подавляющее большинство американцев – вежливые, открытые и приятные в общении люди. Им не составит труда заговорить с Вами в очереди в магазине, отметив, что у вас классная футболка со стильным принтом. При этом, если в метро американец едва заденет Вас, он пылко скажет: «Excuse me!» То же самое произойдет и в других подобных ситуациях.
И, конечно же, эта искренняя, располагающая к себе, улыбка…

Окостеневшая действительность


В знойный июньский день, когда казалось, что плавился асфальт, придерживаясь теневой стороны 25-й улицы, мы неторопливо поднимались вверх по склону к резным узорчатым воротам в готическом стиле, которые служат своеобразным порталом между двумя мирами: живых и мертвых.


«Визитная карточка» Green-Wood - ворота, созданные архитектором Ричадом Апджоном в 1861 году.


Кладбище Green-Wood в Бруклине, основанное в 1838 году, было одним из первых деревенских кладбищ Америки. Девид Бейтс Дуглас, инженер, специализирующийся на сооружении кладбищ, которому городские власти Нью-Йорка поручили заложить Green-Wood, был романтиком, что в полной мере отвечало духу первой половины XIX века. С самого начала он решил, что его творение будет не просто местом погребения умерших, но и демонстрацией возможностей ландшафтной архитектуры, парком для прогулок. Ведь мысль о смерти, возвращающей человека природе, тоже может быть красивой. В XIX веке кладбище было второй по посещаемости достопримечательностью США после Ниагарского водопада. Десятилетия спустя его ландшафт стал образцом при проектировании Центрального парка и бруклинского Проспект-парка.

 

А в 1866 году в «New York Times» лаконично выразились:
«Амбиции нью-йоркца – жить на Пятой авеню, дышать воздухом в Центральном парке и покоиться с праотцами в Грин-Вуде»
.
На сегодняшний момент Green-Wood является последним пристанищем для 560 000 человек. На гранитных и мраморных надгробиях, покрытых пылью истории, увековечены имена генералов гражданской войны, легенд бейсбола, политиков, деятелей культуры, художников, артистов и изобретателей, в том числе создателя телеграфной азбуки Сэмюэля Морзе, композитора Леонарда Бернстайна, художника Жан-Мишель Баския, производителей фортепиано Генри и Уильяма Стейнвеи, дизайнера Луиса Комфорта Тиффани. Знаменитые и пользующиеся дурной репутацией продолжали приходить в Green-Wood более полутора веков, принося с собой свои живые истории и темные секреты.

 

Green-Wood расположен на холмах Battle Hill, которые стали ключевой позицией в Бруклинском сражении, состоявшемся в ходе войны за независимость США 27 августа 1776 года. В 1920 году в честь 144-й годовщины этой битвы на самой высокой точке Бруклина был воздвигнут памятник Ф. Раксталла «Алтарь Свободы». Он изображает римскую воинственную богиню Минерву, покровительницу цивилизации, которая взмахом руки приветствует свою сестру, Статую Свободы, стоящую в нью-йоркской гавани.
С высоты гринвудских холмов открывается захватывающий превосходный вид на пролив East River и Нижний Манхэттен.
Несмотря на то, что в 2006 году Green-Wood получил официальный статус Национального исторического памятника, кладбище до сих пор действующее. После почти двух столетий Green-Wood так же красив, как и при его создании.

 


Восхитительный Нью-Йорк никого не сможет оставить равнодушным. Либо Вы беззаветно его полюбите, либо люто возненавидите, но говорить о том, что Вы не хотите в нем побывать, лукавство.
Новый Амстердам таит в себе еще немало удивительных открытий и тайн. Пусть каждому из Вас посчастливится найти к ним ключ!
3
Читайте также
Комментарии
Ольга Ивлева
0
С удовольствием прочитала. Очень рада за Вас, что стали победителями. Только не поняла причем здесь Новый Амстердам?
Любочка Апрельская
Ольга, спасибо огромное! Рада, что Вам понравилось! Новый Амстердам - это первоначальное название Нью-Йорка в 1626—1664 гг.
ирина братковская
0
Люба, умница! Так держать! Пусть в твоей жизни будет много таких радостных путешествий!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.