Через боль. Откровения одного путешествия

Когда я приехал в Нячанг после 9-ти часовой дороги, я был измотан хуже некуда. После двойного падения на байке я еле мог передвигаться. На моей левой ноге в районе бедра образовалась такая громадная гематома темно-бордового цвета, что я не мог сгибать ее.

Через букинг я снял себе номер в прибрежном отеле на сутки. Отель стоял прямо на набережной через дорогу. Я запарковался на байке возле главного входа и стал дожидаться хоста. Я изнемогал от боли. Сомнения о дальнейшем путешествии лезли мне в голову, я почти было отчаялся. Я не знал, что делать и когда ко мне спустился хост по имени Джеки, я намекнул ему, что я готов остаться здесь больше, чем на сутки. Пока мы поднимались в номер на 42 этаже, он пропустил эту информацию мимо ушей, а в номере я снова объяснил ему ситуацию и просил продлить мое проживание до 3-х суток. Он сначала задумался, потом сделал пару звонков и сказал: Жди меня здесь, я скоро приду.

Его английский был так себе, я понимал буквально каждое третье слово, но остался ждать. Минут через 30 он пришел в номер и сказал, что нам нужно подняться выше на 44 этаж, там есть свободный номер на ближайшие 3-ое суток, которые обойдутся мне в 9 тыс рублей. Мы поднялись, я осмотрел номер, откуда открывался потрясающий вид на Нячанг, на холмы, на набережную. В номере было 2 комнаты и душевая, включая полноценную кухню. Я даже было подумал, что с радостью остался бы жить здесь навсегда.



После заполнения анкеты и оплаты, мы пожали руки и хост ушел. Я остался в номере один вместе со своей кровоточащей ногой. Я быстро принял душ - старался даже не смотреть на ногу, там было совсем все плохо. От падения внутри лопнули вены и кровь хлынула под кожу, заполняя собой все пространство. Моя левая нога опухла так, что мне перестали налезать мои брюки. Одев пляжные шорты, я вышел в холл этажа к лифтам. Дождался своего и сел внутрь, нажал на 1 этаж.

Этаже на 38-ом в лифт зашла горничная. Она вперед себя начала толкать свою тележку для уборки, с которой на пол лифта посыпались полотенца и моющие средства. Машинально я нагнулся помочь ей их поднять и вздрогнул от боли в левой ноге. Резинка в шортах так сдавила мое бедро, что вены, которые итак были уже лопнувшими, лопнули еще больше. От боли я даже присел на пол лифта. Горничная не понимая, что происходит судорожно вышла на 31-м этаже. Я быстро покатил вниз, где будучи уже на улице, пытался найти ближайшую аптеку. Такая нашлась на соседней улице.



Благодаря Гугл-переводчику, я пытался объяснить аптекарше, что со мной случилось. Она не понимала или не хотела понимать сумасшедшего и красного от боли "туриста". В итоге я не выдержал и показал ей свою ногу. К этому моменту моя гематома стала почти черного цвета. Я еле держался в сознании и просил ее мне помочь. Поняв мою проблему, она ушла за поиском средств. Минуты через 3 она вернулась с несколькими тюбиками разных мазей от гематом и йодом. Также она рекомендовала обратиться к врачу в госпиталь. Мази и йод я купил и вернулся в свой номер. К врачу я не пойду - таково мое решение. Я хочу продолжить путешествие, а потом уж на родине метнусь к врачам, если ситуация будет того требовать.

Боль же с каждым часом только росла. У меня поднялась температура, жар усиливал и боль, и вообще мое плохое состояние приближалось к своему пику. Я решил, что сейчас не время для паники. Все, что происходит в пути - остается в пути. Никому не сообщая о своей проблеме, я снова принял душ, намазал знатно ногу мазями и упал на кровать.

Всю ночь я стонал от боли. Аспирин не помогал, мазь тоже. Мой рассудок помутился. Я изнемогал. Вместо кровати я переместился в холодный душ, где до самого утра лил воду на больную ногу.

Утром я было спустился на улицу, чтобы сгонять на пляж, но из-за боли не было в этом проку и я лишь ограничился продуктовым магазином, а спустя 30 минут вернулся назад. Ходить я не мог, сидеть я не мог, ехать на байке я не мог - я мог лишь лежать.



Следующие 2 дня я не вставал с кровати, пил таблетки, мазал ногу кремами и йодом, сидел сутками в холодном душе. В последнюю ночь в номере я хотел уже пойти ко врачу, но решил для себя, что к черту здоровье, я должен завтра отправиться снова в путь. Из Нячанга в Куинён - всего 230 км. Я должен сделать это, несмотря на боль. Не знаю как, но должен. Я упертый в том, что касается мечты или цели и даже мое здоровье тому не помеха.

Я даже не знаю, как я проснулся тем утром, тем более не знаю, как я оделся. Мой хост еще спал, пришлось его разбудить, тк на часах было ровно 6:00. Спустился вниз на парковку, с трудом нашел свой байк среди кучи других, кое-как залез на него и с помощью охранника я выехал в путь. Как обычно установил маршрут в телефоне, но поехал почему-то в другую сторону. Миновав светофоров 10, я нашел разворот и когда вернулся на дорогу, почувствовал внутри себя бездонный океан отчаяния. Мне было так плохо и одиноко, что ничего нельзя было с этим поделать. Сжав зубы посильнее, я добавил скорости и понесся прочь от Нячанга.

В дороге я пил обезболивающие, пил много энергетика, практически не делал остановок на отдых и перекус. Я просто вбил себе в голову, что мне поможет лишь дорога, где километр за километром моя боль будет отступать.

Через 230 километров будет Куинён, где я проведу сутки, потом еще спустя 300 км я прибуду в Хойан, где остановлюсь на 3 дня.

Хойан - это важный город, который обязан посетить каждый путник во Вьетнаме. Там много достопримечательностей и прочих красот.

Когда я приехал в Хойан, мой байк еле держался. Мотор начал барахлить, стали также вытекать бензин и масло, что вероятно было результатом моих 3-х падений (до Нячанга я немного упал перед Далатом).



Нога, по-прежнему, была в критическом состоянии и существовал риск, что гематома будет только расти, кровь будет литься и дальше мимо порванных вен, но я надеялся на лучшее.

В Хойане я вписался в семейный хостел и своим прибытием вверг в шок хозяйку, а затем ее сестру. Они не могли понять, как это я проехал 300 километров к ним из Куинёна и почему моя нога вообще не похоже на человеческую. Пришлось соврать, что я проехал действительно 300 км и это даже весело, а моя нога пострадала в результате падения со скейтборда. На скейте я правда немного катался в Далате, но вранье в том, что упал-то я не с него, а с байка.

Вписав меня в номер на втором этаже, хозяйки решили найти мне лекарства и мастера для ремонта байка, который окончательно стал помирать. Мотор глох при переключении с 3 на 4 скорость, а бензин выливался из мотора на землю, что я обнаружил на следующее утро, когда под байком образовалась большая лужа.



Первый день в Хойане я отсыпался, сходил лишь в центр старого города посмотреть на его архитектуру и уникальность. На вторые сутки я сначала отправился к мастеру, чтобы починить байк, который оставил у него на целый день. От мастера я направился в магазинный ряд, что найти ремонтника для своего мобильного телефона, который сутками ранее разбил еще по дороге сюда. Телефон во время движения свалился с крепления и разбился об асфальт. Покрылся трещинами, но продолжал работать. Не желая тратиться на его ремонт, я нашел пластиковый чехол для экрана, чтобы не повреждать пальцы при использовании об разбитое стекло.

Вечером я забрал из мастерской байк, где пришлось отдать 600 млн донгов, около 2 тыс рублей. Мастер поменял мне полмотора, залатал дыры, чтобы не вытекал бензин, починил подножку, которая погнулась от падения, выправил руль и закрепил колеса на раме покрепче. В моторе что-то случилось со звездой переключения передач, а после ремонта стало все как на новом, да так, что я снова ощутил кайф от управления байком, который снова стал поддаваться моему управления легко и непринужденно.

На 3-ий день в Хойане я покатался по округе. Съездил на рисовые поля, посмотрел как работают крестьяне, посетил пустующий пляж, который из-за шторма никто не решился посетить, кроме меня. На следующее утро я запланировал долгий переезд в Хюэ через Хай ван пэсс - шоссе, которое петляет над морем между холмами.



Нога потихоньку начинала заживать. На 3-ий день в Хойане я стал чувствовать это. Гематома стала светлеть, хотя опухоль еще держалась. По секрету сказать, даже сейчас спустя полтора года опухоль не прошла. Одно мое бедро выглядит округлее, чем другое. Видимо, там внутри так и остались сгусти крови, которые перемешались с жировыми отложениями и образовали опухоль. Это ерунда, главное то, что я не сдался и продолжил свое путешествие, которое, вероятно, как по мановения волшебной палочки становилось с каждым днем все лучше и лучше, а боль все меньше и меньше.

Успешно добравшись до Ханоя, я закис в отеле, где продолжал лечить свою ногу, чтобы окончательно выздороветь. Нога не помешала мне добраться до залива Халонг, не помешала потом продать байк и также не помешала успешно закончить мое мотопутешествие через весь Вьетнам. Для себя я понял, что главное в жизни - это никогда не сворачивать со своего пути. Как Лэнс Армстронг, который победил рак и продолжил выступления в Тур де Франс, так и я продолжу свое путешествие, несмотря ни на что.

Спустя несколько месяцев, уже после возвращения домой, я продолжал лечить свою ногу. Гематома начала спадать и опасения за здоровье покинули меня, в воспоминаниях оставив лишь самые лучшие впечатления от поездки на байке.



Как в первый день поездки перед Далатом я ехал по шоссе, где запрещено движение мотоциклам, как заехал на водопад в 30 км от Далата, был в буддистском храме, как жил 3 дня на 44 этаже в апартаментах с видом на море и Нячанг, как мчал через невероятный Хай ван пэсс, даже несмотря на неверный маршрут по навигатору, что в итоге пришлось проехать больше на 30 км, как бороздил Хойан и Хюэ, как рано утром оказался в Ханое, где сразу же окунулся в неповторимую атмосферу столицы Вьетнама, как ездил в Халонг под дождем, как продавал свой байк, как покупал его.

Это мое самое лучшее путешествие, которое я бы с радостью прожил бы снова и снова! Только в новый раз без падений!
5
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.